×

ЕСПЧ: Суды должны тщательнее проверять беспристрастность присяжных

Европейский Суд указал, что председательствующий судья должен был расследовать факт распространения одной из присяжных информации о деле, не исследуемой в судебном заседании, как следовало из записки старшины присяжных заседателей
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» согласились с выводами Европейского Суда. По мнению одного из них, Суд в своем постановлении напомнил, что в ситуациях, когда возникают сомнения в беспристрастности того или иного присяжного заседателя, председательствующий судья не должен оставаться пассивным. Другой эксперт пояснила, почему в отечественном судопроизводстве маловероятно исключение присяжного из коллегии на этапе обсуждения вердикта.

28 мая Европейский Суд вынес Постановление по делу «Кабанов против России» по жалобе Александра Кабанова на нарушение его прав отсутствием беспристрастности присяжных заседателей, вынесших ему обвинительных приговор по результатам рассмотрения уголовного дела.

Обстоятельства дела

В 2008 г. в Ульяновском областном суде присяжные рассматривали уголовное дело в отношении 11 человек, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы. Среди подсудимых был Александр Кабанов, которому вменялось совершение различных преступлений, предусмотренных ст. 126 (похищение человека), 158 (кража), 162 (разбой), 209 (бандитизм) УК РФ.

9 июня того же года присяжные удалились на совещание, а через несколько дней старшина присяжных заседателей направил председательствующему судье записку с просьбой отстранить присяжную А. от участия в деле в связи с ее неподобающим поведением. Так, А. всячески нарушала судебный процесс: она оказывала на присяжных давление, повышала голос на них и обрывала их выступления.

Из текста записки следовало, что 11 июня А. распространила среди других присяжных информацию о важнейшем аспекте в уголовном деле, которая не была предметом исследования в судебном процессе, ссылаясь на достоверный источник из правоохранительных органов. По мнению старшины присяжных, поведение А. могло поставить под угрозу объективность присяжных. Он также попросил председательствующего судью разъяснить присяжным необходимость не принимать во внимание информацию, распространенную А.

Содержание вышеуказанной записки старшины присяжных не было доведено до присяжных, которым председательствующий судья напомнил в своем напутственном слове лишь их права и обязанности в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

20 июня 2009 г. присяжные вынесли вердикт подсудимым. В частности, Александр Кабанов был признан виновным по двум пунктам обвинения (п. «а» ч. 3 ст. 126, подп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ) и оправдан по шести другим за неустановлением событий преступлений или причастности к их совершению. На основании вердикта областной суд приговорил заявителя к 15 годам лишения свободы.

Впоследствии Александр Кабанов безрезультатно обжаловал приговор. В своей апелляционной жалобе он ссылался на отсутствие у присяжных необходимой беспристрастности в отношении него. Он также утверждал о разглашении А. информации о прослушивании правоохранительными органами телефонных переговоров обвиняемых. По мнению заявителя, оглашение записки старшины присяжных убедило бы последних в его невиновности.

Верховный Суд оставил приговор в силе, но в дальнейшем Президиум ВС вернул дело на новое рассмотрение в Судебную коллегию по уголовным делам. В своем кассационном определении от 12 октября 2010 г. коллегия поддержала приговор Ульяновского областного суда. «Согласно протоколу судебного заседания и вердикту коллегии присяжных заседателей после напутственного слова коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта. Тайна совещания присяжных была соблюдена (ст. 341 УПК РФ). Записка старшины и другие записи, на которые имеется ссылка в жалобах, не являются частью вердикта, который соответствует закону», – указано в кассационном определении.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд Александр Кабанов утверждал, что его уголовное дело не было рассмотрено беспристрастным судом. Гражданин заявил об общей пассивности председательствующего судьи, который проигнорировал утверждения старшины присяжных заседателей о поведении одного из них. Таким образом, по его мнению, была нарушена ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи россиянин потребовал присуждения ему компенсации морального вреда на сумму 200 тыс. евро.

В отзыве Правительства РФ указано, что после получения записки от старшины присяжных заседателей об отводе одного из них председательствующий судья напомнил последним их основные права и обязанности, а также порядок совещания и голосования в совещательной комнате. В этой связи, как пояснило государство-ответчик, заявитель не доказал факт нарушения судом присяжных его прав. Также отмечалось, что согласно нормам УПК РФ председательствующий судья не обязан разглашать содержание записок, полученных от старшины присяжных, а последний не вправе просить судью отстранить одного из присяжных. Председательствующий судья не имел права заменить присяжных на совещательном этапе во избежание нарушения принципа независимости судей, которым уподобляются присяжные.

Как пояснила российская сторона, Верховный Суд РФ подтвердил факт предупреждения председательствующим судьей присяжных о том, что они не могут опираться на не исследованные в судебном процессе доказательства. Вердикт присяжных, которым заявитель был оправдан по ряду обвинений, свидетельствует об их беспристрастности. Правительство также указало, что в случае выявления нарушений сумма присуждаемой компенсации должна определяться ЕСПЧ с учетом его прецедентной практики.

В ответ на правительственные возражения Александр Кабанов указал на обязанность председательствующего судьи проверить факт сбора одним из присяжных информации, не исследуемой в судебном процессе. Гражданин отметил недостаточность разъяснений председательствующим судьей прав и обязанностей присяжных ввиду серьезности проступка одного из них.

Выводы Европейского Суда

Изучив материалы дела, Европейский Суд пришел к выводу об обоснованности жалобы Александра Кабанова. ЕСПЧ отметил, что суд, в том числе с участием присяжных, должен быть беспристрастным как с субъективной, так и с объективной точки зрения. В каждом судебном процессе суды должны проверять наличие требуемой беспристрастности и провести расследование событий, которые могут угрожать ей. Также Суд напомнил, что присяжные должны воздерживаться не только от общения с кем-либо в ходе судебного процесса, но и от получения каких-либо сведений о рассматриваемом уголовном деле из внешних источников.

Относительно рассматриваемого дела Страсбургский суд отметил факт непредоставления российской стороной протокола судебного заседания по делу заявителя. Как указал Суд, утверждение старшиной присяжных заседателей о действиях А. должно было побудить председательствующего судью расследовать указанный инцидент. Также ЕСПЧ отметил, что разъяснение в напутственном слове прав и обязанностей присяжных не гарантировало в достаточной мере их беспристрастность.

В этой связи ЕСПЧ пришел к выводу о том, что права заявителя были серьезно нарушены отсутствием необходимых гарантий, исключающих любые сомнения в беспристрастности вынесенного в отношении него обвинительного приговора, не проверенного должным образом апелляцией. Поэтому рассмотрение уголовного дела в составе независимого и беспристрастного суда являлось бы наиболее подходящим средством правовой защиты в рассматриваемом деле. Исходя из п. 5 ст. 415 УПК РФ только председатель Верховного Суда РФ правомочен распорядиться о пересмотре приговора по обстоятельствам, указанным в п. 2 ст. 413 Кодекса, поэтому ЕСПЧ предусмотрел возможность выплаты заявителю компенсации морального вреда на случай отсутствия такого пересмотра.

Европейский Суд выявил нарушение ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции и присудил заявителю 7,8 тыс. евро в виде компенсации морального вреда, которая будет получена последним в случае отсутствия возобновления судебного процесса по его уголовному делу.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Страсбургского суда

По словам эксперта по работе с ЕСПЧ Антона Рыжова, Суд в очередной раз напомнил, что в ситуациях, когда возникают сомнения в беспристрастности того или иного присяжного заседателя, председательствующий судья не должен оставаться пассивным: «Он, напротив, должен использовать все имеющиеся в его распоряжении полномочия, чтобы не только еще раз формально напомнить присяжным об их установленных законом обязанностях, но и провести своеобразное расследование спорного инцидента».

Юрист отметил, что в рассматриваемом случае председательствующий после получения записки о ненадлежащем поведении одного из присяжных не собрал присяжных для разбора ситуации и обеспечения того, чтобы его инструкции были хорошо поняты последними. «Кроме того, ЕСПЧ отметил, что суд второй инстанции никак не исправил допущенное нарушение, не дав никакой оценки ситуации с запиской, хотя в жалобе на приговор заявитель ссылался на это обстоятельство», – пояснил Антон Рыжов.

Читайте также
ЕСПЧ признал нарушением поверхностную проверку сообщения о давлении на присяжных
Европейский Суд указал, что российские суды должны были детально проверить заявление одной из присяжных о том, что мать убитого общалась с ними в перерывах, убеждая в виновности подсудимого
11 Января 2019 Новости

В свою очередь партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева подчеркнула, что ЕСПЧ в своем постановлении отметил, что он не может судить о доказательственном значении записки старшины присяжных, однако российское правительство не представило никаких доказательств, свидетельствующих о должном проведении судебного разбирательства и оценке потенциальной необъективности присяжных. «Так, национальный суд не распорядился провести расследование доводов старшины присяжных, как это было сделано в деле “Никотин против России”, на которое ссылается Суд в своем решении. Российский суд также не выяснил у присяжного, может ли он продолжать участвовать в разбирательстве и вынести вердикт только на основании сведений, полученных в судебных заседаниях, а не извне. Европейский Суд напомнил о том, что председательствующий судья имел полномочие исключить присяжного из коллегии», – отметила она.

Адвокат добавила, что вероятность исключения присяжного из коллегии на этапе обсуждения вердикта в отечественной судебной практике крайне мала: «Ведь до удаления заседателей в совещательную комнату председательствующий уже освободил от участия в процессе запасных присяжных, а значит, выбывшего будет просто некем заменить. Сообщение одним присяжным в совещательной комнате сведений, полученных вне рамок судебного разбирательства, ставит под сомнение не только беспристрастность этого присяжного, но и дает основание говорить о тенденциозности всей коллегии».

Надежда Ермолаева полагает, что выяснение возможности дальнейшего участия присяжных в судебном процессе без оглядки на ранее сообщенные им сведения и напоминание их обязанностей в напутственном слове судьи не гарантируют того, что восприятие доказательств в судебном заседании не будет искажено под влиянием недозволительной информации.

Рассказать: