×

ЕСПЧ восстановил право покойного португальского адвоката на свободу слова

Европейский Суд счел чрезмерным взыскание с адвоката компенсации морального вреда в пользу судьи, которого тот критиковал, так как свои утверждения он изложил в жалобе в судейский орган
Фото: «Адвокатская газета»
По мнению одного из экспертов «АГ», постановление ЕСПЧ подтверждает незыблемость его позиций относительно особого значения свободы выражения мнения адвокатом при осуществлении им судебной защиты. Другой отметил справедливый вывод Суда о том, что адвокаты не вправе произносить оскорбления, однако подчеркнул, что судебная деятельность является публичной и не лишена недостатков, поэтому суды не имеют иммунитета против критики.

12 февраля Европейский Суд вынес Постановление по жалобе португальского адвоката на нарушение его права на свободу слова национальными судами, взыскавшими с него в пользу критикуемого им судьи 50 тыс. евро.

Чем адвокат оскорбил судью

В 2007 г. португальский адвокат Жоаким Антонио Паис Пирес де Лима направил жалобу в Высший совет судей Португалии, обвинив лиссабонского судью, рассматривавшего дело с участием его доверителя, в пристрастности и коррупции. В частности, адвокат заявил о наличии договоренности между судьей и ответчиком по гражданскому спору, который касался сделки купли-продажи недвижимости. Адвокат просил провести расследование в отношении судьи на предмет источника финансирования, за счет которого последний приобрел дом в г. Кашкайш.

Высший совет судей не нашел оснований для удовлетворения жалобы. Впоследствии судья предъявил иск к адвокату, требуя взыскать с последнего компенсацию морального вреда за причинение ущерба его чести и достоинству на сумму 150 тыс. евро.

В своих возражениях на иск Жоаким Антонио Паис Пирес де Лима утверждал, что он подал жалобу в интересах защиты своего доверителя, так как адвокат противоположной стороны «хвастался» о том, что судья вынесет решение в его пользу, и не преследовал цели опорочить судью. Он также сослался на неадекватное поведение судьи в ходе процесса, в частности на разительно отличавшееся отношение к нему и к представителю другой стороны.

Суд г. Лиссабона удовлетворил иск судьи частично, взыскав с адвоката в пользу истца 50 тыс. евро. Решение суд обосновал тем, что спорные утверждения носили весьма серьезный характер и могли негативно сказаться на репутации судьи.

Вышестоящая инстанция отменила это решение и отправила дело на новое рассмотрение в связи с необходимостью установления дополнительных фактических обстоятельств. В дальнейшем суд вновь оштрафовал адвоката на 50 тыс. евро, при этом указав на отсутствие коррупционных факторов в поведении судьи и необоснованный характер утверждений ответчика. Кроме того, португальский суд отметил намерение ответчика оклеветать судью, так как он являлся адвокатом и понимал негативные последствия своего поведения.

Обе стороны обжаловали судебный акт и 4 октября 2011 г. вышестоящая судебная инстанция вынесла решение, увеличив сумму взысканного штрафа до 100 тыс. евро. Суд также отметил, что адвокат мог не только заявить отвод судье, если сомневался в его объективности, но и представить конкретные доказательства о его коррупционности в Высший совет судей. Также суд указал на серьезный характер ущерба и то, что репутация судьи очень сильно пострадала в связи с распространением слухов.

Читайте также
Адвоката оштрафовали на 200 тыс. руб. за клевету на судью
Суд признал Бориса Ольхова виновным в клевете на судью в ходатайствах об отводе
18 Декабря 2018 Новости

Заявитель подал кассационную жалобу в Верховный Суд Португалии, который снизил сумму штрафа до 50 тыс. евро, однако отметил, что спорные утверждения адвоката были неоправданными личными оценочными суждениями.

В отношении Жоакима Антонио Паис Пиреса де Лимы было также возбуждено дисциплинарное производство, по результатам которого совет палаты адвокатов пришел к выводу о наличии в его действиях дисциплинарного проступка.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в ЕСПЧ адвокат утверждал о нарушении ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (свобода выражения мнения). По мнению заявителя, национальные суды нарушили баланс между его правом на свободу слова как адвоката и правом судьи на репутацию, так как даже рядовой гражданин морально обязан обращать внимание на незаконные ситуации. Он также отметил чрезмерный размер присужденной судье компенсации морального вреда. В этой связи адвокат полагал, что вмешательство в его право не было необходимым в демократическом обществе, и требовал присудить ему компенсацию материального вреда в размере 50 тыс. евро и символическую сумму в качестве компенсации морального вреда. Он также просил Суд возместить ему 3,1 тыс. евро судебных расходов.

В своих возражениях на жалобу Правительство Португалии не оспаривало вмешательство государства в право гражданина на свободу слова, однако утверждало о его обоснованности. Государство-ответчик также указало на то, что заявитель не преследовал защиту интересов своего доверителя, так как он обратился с жалобой на действия судьи уже после разрешения спора по существу. Кроме того, португальская сторона отметила, что обвинения в коррупции судьи могли иметь серьезные последствия для последнего вплоть до его уголовного преследования и они непростительны для адвоката с 50-летним стажем, даже несмотря на его тяжелую болезнь.

В марте 2017 г., когда дело еще рассматривалось в Страсбургском суде, Жоаким Антонио Паис Пирес де Лима скончался от тяжелой болезни, однако его родственники продолжили борьбу за его права.

ЕСПЧ защитил право адвоката на критику суда

Изучив обстоятельства дела, Европейский Суд отметил необходимость определения соразмерности такого вмешательства в демократическом обществе, поскольку право заявителя на свободу слова корреспондирует с целью сохранения доверия к представителям правосудия.

В этих целях Суд провел различие между утверждениями о фактах и оценочными суждениями. ЕСПЧ пояснил, что наличие первых может быть доказано, а точность вторых не поддается четкому измерению. При оценке таких суждений пропорциональность вмешательства в право зависит от наличия их фактического обоснования, поскольку оценочное суждение без каких-либо фактов может быть чрезмерным.

Также Европейский Суд пояснил, что термин «свобода слова» применим и к адвокатам, которые, в частности, имеют право публично комментировать процесс отправления правосудия, если их критика не выходит за определенные пределы. При этом независимость статуса адвоката имеет ключевое значение для справедливого судебного разбирательства, а возмещение убытков за клевету должно разумно соотноситься с нанесенным репутации ущербом.

Читайте также
ЕСПЧ: Прекращение статуса адвоката – слишком серьезное наказание за выражение мнения
Европейский Суд вынес решение по жалобам двух бывших адвокатов АП Иркутской области, статус которых был прекращен в связи с конфликтом, возникшим внутри палаты
18 Октября 2018 Новости

В этой связи ЕСПЧ указал, что национальные суды вынесли обоснованные решения в адрес заявителя, так как последний не доказал свои утверждения. В то же время Суд указал на чрезмерный размер присужденной португальскому судье компенсации в силу того, что адвокат не обнародовал публично свои утверждения, а изложил их в соответствующий судейский орган.

Таким образом Европейский Суд выявил нарушение ст. 10 Конвенции, так как вмешательство в свободу выражения мнения заявителя не было необходимым в демократическом обществе. С учетом отказа наследников заявителя от денежной компенсации Суд отметил, что выявление нарушения само по себе служит справедливой компенсацией.

Эксперты поддержали позицию ЕСПЧ

Доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА Артем Осипов полагает, что решение ЕСПЧ посвящено интерпретации конвенционных гарантий защиты права адвоката на выражение критики в адрес отдельных представителей судебной системы. «Ключевые аспекты данного дела, которые сформировали фактологическую основу для итоговых выводов ЕСПЧ, состоят в том, что заявитель, сообщив порочащие судью сведения в квалификационный орган судейского сообщества Португалии, впоследствии не смог доказать обоснованность своих обвинений при рассмотрения предъявленного к нему иска о диффамации и был присужден к уплате оскорбленному судье компенсации морального вреда в размере 50 тыс. евро», – отметил он.

По словам Артема Осипова, данное дело имеет очевидные параллели с известным постановлением Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Киприану против Кипра», к авторитету которого прибег заявитель в обоснование своей жалобы. «Как и в упомянутом решении Большой Палаты, ЕСПЧ в очередной раз пришел к выводу о непропорциональности примененной к адвокату санкции характеру, обстоятельствам и последствиям его поведения, – отметил юрист. – В частности, ЕСПЧ обратил внимание на то, что порочащие честь судьи заявления не были сделаны заявителем публично и должны были являться предметом негласного дисциплинарного производства».

Эксперт пояснил, что в отличие от дела «Киприану против Кипра», в котором адвокат, непосредственно отстаивая интересы подзащитного, в ходе судебного заседания резко отреагировал на попытку судей прервать перекрестный допрос свидетеля обвинения, в комментируемом споре подал жалобу на судью вне рамок судебного заседания, адресовав ее в специализированный дисциплинарный орган: «В обоих случаях ЕСПЧ согласился с оценкой действий адвокатов как посягающих на авторитет судебной власти, однако отказался признавать примененные санкции (5-дневный тюремный срок в одном случае и штраф в размере 50 тыс. евро в другом) соразмерными предусмотренной законом цели».

Артем Осипов отметил, что постановление ЕСПЧ подтверждает незыблемость его позиций относительно особого значения, которое должно придаваться свободе выражения мнения адвокатом при осуществлении судебной защиты, исходя из цели его критических высказываний и действий, их продолжительности и связи с защитой интересов подзащитного. «Строгие имущественные санкции, а тем более уголовное преследование, часто признаются ЕСПЧ неприемлемой формой реакции на заслуживающие порицания действия адвокатов», – отметил эксперт.

В свою очередь управляющий партнёр АБ «Правовой статус» Алексей Иванов отметил, что судебная деятельность является публичной и не лишена недостатков, а суды не имеют иммунитета против критики: «Поэтому было бы ошибочным абсолютизировать статус судей и устанавливать дополнительную защиту от критики, допустимость же и обоснованность критики судей и судебной системы должен устанавливать суд».

Со ссылкой на Основные положения о роли адвокатов (принятые 8-м Конгрессом ООН) эксперт отметил, что адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу высказываний без угрозы ограничения профессиональной деятельности. «В рекомендации № R (2000) 21 Комитета министров Совета Европы “О свободе осуществления профессии адвоката” содержатся следующие положения: адвокаты пользуются свободой убеждений, выражения мнений, к ним не должны применяться какие-либо санкции или давление либо угрозы таких санкций или давления, если они действуют в соответствии со своими профессиональными стандартами, – пояснил Алексей Иванов. – А положительная практика ЕСПЧ подтверждает не только право на критику, но и допустимость использования чрезмерно эмоциональных оценочных суждений, высказываний в отношении властей государства (постановления ЕСПЧ “Кабанов против России”, “Свитич против России”, “Алексанян против России”)».

Также эксперт подчеркнул, что специальный докладчик по вопросу о независимости судей и адвокатов Моника Пинто в своем докладе на 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН указала, что во многих случаях адвокаты подвергаются притеснениям в связи с тем, что выражали критику и недовольство в связи с работой властей своих стран, а также за осуждение безнаказанности как в зале суда, так и вне его.

В то же время Алексей Иванов отметил справедливый вывод Суда о том, что адвокаты не вправе произносить оскорбления: «Оскорблять вообще никого не следует. Как всерьез можно воспринимать адвоката, использующего в своей лексике оскорбления?»

Рассказать: