×

Адвоката оштрафовали на 200 тыс. руб. за клевету на судью

Суд признал Бориса Ольхова виновным в клевете на судью в ходатайствах об отводе
Фото: «Адвокатская газета»
Защитники адвоката пояснили «АГ», почему они не согласны с приговором суда. Подсудимый собирается обжаловать его. Председатель Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов также отметил несправедливость судебного решения и выразил надежду на его последующую отмену.

7 декабря Каширский городской суд Московской области вынес приговор адвокату АП Московской области Борису Ольхову, признав его виновным в клевете на судью, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением уголовного дела, в котором подсудимый представлял интересы потерпевшей стороны.

Обстоятельства дела

Как писала ранее «АГ», в марте 2017 г. адвокат защищал в суде интересы своего доверителя, потерпевшего в уголовном деле по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В ходе судебного рассмотрения дела в Ступинском городском суде МО он подал два заявления об отводе судьи С., в которых просил передать дело другому судье этого же горсуда, и огласил их содержание другим участникам уголовного процесса.

Читайте также
Суд рассмотрит уголовное дело по обвинению адвоката в клевете на судью в ходатайствах об отводе
19 сентября в Каширском горсуде Московской области состоится предварительное заседание по уголовному делу
19 Сентября 2018 Новости

В первом заявлении адвоката содержались следующие фрагменты: «судья С. отказывается отправлять правосудие в соответствии с требованиями закона; рамки УПК, похоже, ему тесноваты», «С. после того, как потерпевший отказался от особого порядка рассмотрения дела, стал “открыто” ему угрожать», «красиво хотел председательствующий и потерпевшему в ходе процесса ущерб возместить. Предложив на кафедру свидетелей 50 тысяч рублей подсудимому положить, а потерпевшему их взять», «лично у меня после этих не предусмотренных УПК действий С. сложилось впечатление о том, что председательствующий в доле», «недавняя отмена оправдательного приговора С. по делу о получении взятки, которая сейчас широко обсуждается в адвокатских кругах, существенно добавляет к моим сомнениям в беспристрастности председательствующего».

Второй документ содержал в себе, в частности, следующие цитаты: «превратил процесс в базар, спор двух лиц», «находчивый С. ловко остановил меня статьей 252 УПК РФ».

Данные документы были отклонены судьей, который посчитал, что Борис Ольхов использовал в них оскорбительные формулировки, после чего вынес ему замечание. Судья также направил в Адвокатскую палату Московской области частное постановление, в котором просил привлечь защитника к дисциплинарной ответственности. В отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство, в результате которого Борису Ольхову было вынесено замечание.

Версия следствия 

В октябре прошлого года Главное следственное управление СК РФ по Московской области возбудило уголовное дело в отношении адвоката за неуважение к суду, выразившееся в форме оскорбления судьи, по ч. 2 ст. 297 УК РФ. В дальнейшем следствие переквалифицировало действия адвоката, предъявив ему обвинение по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ – клевета в отношении судьи.

По версии следствия, спорными высказываниями адвокат распространил заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, затрагивающие репутацию, профессиональные и моральные качества судьи Ступинского горсуда Московской области С., опорочив его честь и достоинство как человека и лица, отправляющего правосудие, одновременно нарушив нормальную деятельность суда и умалив авторитет судебной власти РФ.

В обоснование своей позиции гособвинение опиралось на три проведенные по делу экспертизы. Согласно экспертному заключению ФГБОУ ВО «Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина» в указанных фрагментах текста содержатся выраженные в форме утверждений сведения о недобросовестности и нечестном поведении судьи при осуществлении им профессиональной деятельности. Кроме того, в них есть высказывания, в которых сообщается негативная информация о профессиональной деятельности и качествах судьи в форме предположения, мнения, субъективных оценочных суждений, экспрессивных слов и выражений. Аналогичные выводы содержались в заключении эксперта АНО «Центр социокультурных экспертиз». Исходя из заключения эксперта отдела фоноскопических исследований Управления организации экспертно-криминалистической деятельности ГУК СК РФ, в спорных документах содержатся высказывания, выражающие негативную оценку деятельности судьи, которые представлены в форме мнения и утверждения о фактах.

В квартире обвиняемого был произведен обыск, в отношении него была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

Мнение защиты

В судебном процессе интересы подсудимого представляла адвокат по назначению АП МО Анастасия Одинцова. Позднее к участию в судопроизводстве по поручению АП МО также присоединился член Комиссии по защите прав адвокатов АП МО Денис Ковалев. По словам Анастасии Одинцовой, в действиях ее подзащитного отсутствовал состав инкриминируемого ему преступления. «Не было как прямого умысла на оскорбление судьи, так и клеветнических, негативных высказываний в отношении последнего, – отметила адвокат. – Линия защиты строилась на том, что в спорных заявлениях на отвод судьи содержалось всего лишь личное мнение адвоката относительно судебного процесса». По ее мнению, диспозиция ст. 298.1 УК РФ не применяется в отношении личных мнений, высказанных защитником как участником процесса.

«Высказывание своей позиции по уголовному делу не является уголовно наказуемым деянием. Адвокат просто реализовал свое процессуальное право на заявление отвода судье, высказав свою субъективное мнение», – пояснил Денис Ковалев, добавив, что спорные высказывания его подзащитного не содержали категоричных утверждений, но между судьей и адвокатом, со слов последнего, сложились неприязненные отношения.

По словам Бориса Ольхова, в судебном процессе гособвинение просило оштрафовать его на 1 млн руб. и лишить его статуса адвоката на 3 года. Адвокат полагает, что поданные им заявления об отводе судьи являлись официальными документами в рамках конкретного уголовного дела, и они не содержали никаких клеветнических утверждений. Свою позицию он обосновал ссылкой на п. 17 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом ВС РФ от 16 марта 2016 г.).

Рассмотрение дела в суде

Уголовное дело рассматривалось в Каширском городском суде Московской области. В ходе судебного процесса подсудимый не признал своей вины. Суд заслушал, в том числе, показания потерпевшего, свидетелей, принимавших участие в уголовном процессе по делу, в ходе которого были поданы спорные заявления об отводе.

В частности, свидетель А., который был подсудимым в уголовном процессе в Ступинском горсуде Московской области, утверждал, что именно он, а не судья по указаниям своего защитника предлагал потерпевшему Б. 50 тыс. руб., от которых последний отказался. Его показания подтвердили и другие свидетели обвинения. В соответствии с их словами инициатива о возмещении денежной компенсации исходила от подсудимого или его защитника, но не от судьи. Также А. отметил, что спорные заявления, поданные адвокатом, содержали оскорбления судьи, который вел процесс грамотно и беспристрастно.

В то же время свидетель Б., чьим адвокатом являлся Борис Ольхов, утверждал, что он достоверно не помнит содержание заявлений его защитника, однако судебные заседания проходили в спокойной обстановке: без криков и нецензурных выражений.

Суд также исследовал письменные доказательства, в том числе два спорных заявления об отводе судьи, протоколы судебных заседаний, подтверждающих факт оглашения адвокатом заявлений об отводе судьи, заключения трех лингвистических экспертиз.

Приговор суда и его оценка стороной защиты и подсудимым

Оценив все обстоятельства дела, суд признал Бориса Ольхова виновным в совершении инкриминируемого ему преступления и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 200 тыс. руб. (приговор имеется в распоряжении «АГ»).

Суд указал, что показания свидетелей являются последовательными, согласуются с письменными доказательствами по делу и не противоречат друг другу, а заключения экспертиз выполнены в соответствии с законодательством. При этом суд не усмотрел наличия какого-либо давления на свидетелей со стороны органов предварительного следствия. В то же время суд критически отнесся к показаниям свидетеля Б., отметив его заинтересованность в даче показаний в пользу подсудимого, который ранее защищал его интересы в рамках уголовного дела. Также суд пришел к выводу о том, что инициатива о денежной компенсации исходила от подсудимого А. и его защитника, а не от судьи.

Суд отметил, что факт публичного распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи С., подтверждается не только показаниями свидетелей, но и протоколами судебных заседаний. «Из заключений экспертов усматривается, что содержащиеся в заявлениях об отводе судьи от 20 и 21 марта 2017 г. высказывания носят утвердительный характер о том, что судья С. не осуществляет государственную судебную деятельность так, как того требуют установленные правила… привнес в деятельность суда не свойственные ему функции по урегулированию вопроса о форме возмещения ущерба пострадавшему подсудимым, указывая на выполнение конкретных действий посредством передачи денег в зале суда, о чем в последующем скрыл информацию», – указал суд в приговоре, сделав вывод, что обстоятельствами, порочащими честь и достоинство судьи С., а также умаляющими авторитет судебной власти, являются утверждения о его недобросовестности при осуществлении профессиональной деятельности и совершении нечестных поступков.

Довод защиты о том, что обвиняемый воспользовался своим процессуальным правом на отвод судьи, суд отверг в силу того, что подсудимый допустил в своих высказываниях утверждения о недобросовестном поведении потерпевшего. Суд отметил, что они не соответствовали действительности и были направлены на подрыв репутации, профессиональных и моральных качеств С., авторитет судебной власти в целом, так как оглашались в судебном заседании в присутствии, помимо участников процесса, иных лиц. Со ссылкой на положения Закона об адвокатуре суд указал, что его нормы не предусматривают право сторон (в том числе адвоката) на допущение высказываний в процессуальных документах об утверждениях в адрес судьи, касающихся его профессиональной репутации.

При вынесении приговора суд учел смягчающие обстоятельства в виде пенсионного возраста подсудимого, положительные характеристики, награждение знаком «Почетный адвокат Московской области».

По сообщению защиты, приговор суда будет обжалован в ближайшее время. «Не могу согласиться с данным приговором суда в силу его необоснованности и несправедливости. В этой связи я планирую обжаловать его во всех судебных инстанциях, включая Верховный Суд РФ и ЕСПЧ», – пояснил Борис Ольхов.

Председатель Комиссии АП Московской области по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов также отметил несправедливость приговора и выразил надежду на его последующую отмену вышестоящей инстанцией.

Рассказать: