×

ФПА не согласилась с позицией СПЧ о профессиональном судебном представительстве

Федеральная палата адвокатов подготовила отзыв на Рекомендации СПЧ по вопросу обеспечения прав человека при совершенствовании процессуального законодательства
Фото: «Адвокатская газета»
В письме Михаилу Федотову ФПА указала, что законодатель вправе предусмотреть преимущества, в частности, для адвокатов при допуске их в качестве представителей в суде, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами.

Как ранее писала «АГ», в конце апреля Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека представил Рекомендации, принятые по итогам специального заседания на тему «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства», которое было посвящено обсуждению подготовленного Верховным Судом законопроекта № 383208-7 об изменениях в ГПК, АПК и КАС. 

Федеральная палата адвокатов внимательно изучила документ и в целом положительно оценила выводы СПЧ относительно законодательных инициатив Верховного Суда о реформировании процессуального законодательства. В то же время ФПА РФ не согласилась с выводами, касающимися вопроса о наличии обязательного высшего юридического образования для представителя стороны в судебном процессе.

Читайте также
Опубликованы Рекомендации СПЧ по результату анализа поправок ВС в процессуальные кодексы
Совет раскритиковал некоторые положения законопроекта, предложив собственные варианты изменений в законодательство
07 Мая 2018 Новости

СПЧ высказал определенные возражения и доводы против введения профессионального представительства в судопроизводстве, сославшись на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 16 июля 2004 г. № 15-П. Как указал Совет, КС признал ч. 5 ст. 59 АПК РФ, исключавшую выбор в качестве представителей в арбитражном суде других лиц, кроме адвокатов или работников, состоящих в штате организаций, не соответствующей Конституции РФ как нарушающую требование равенства прав граждан при обращении за судебной защитой. Следствием этого стало исключение ч. 5 и 5.1 из ст. 59 АПК РФ.

«Более того, возвращение в анализируемом законопроекте к вопросу о допуске в качестве представителя в суде лишь граждан, имеющих квалификацию юриста, является прямым нарушением содержащегося в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации” законодательного запрета преодолевать позицию Конституционного Суда РФ о неконституционности лишенного Судом юридической силы законодательного регулирования путем повторного принятия акта с аналогичным содержанием», – говорится в Рекомендациях.

Свою правовую позицию по данному вопросу Федеральная палата адвокатов обосновала в письме на имя главы СПЧ Михаила Федотова.

Так, ФПА РФ не согласна с предложенной Советом интерпретацией Постановления КС РФ от 16 июля 2004 г. № 15-П и выводом, изложенным в Рекомендациях по этому вопросу, полагая, что КС РФ не лишил законодателя права вносить изменения в действующую систему правового регулирования судебного представительства. Конституционный Суд указал, что «право вести свои дела в суде через самостоятельно выбранного представителя не означает безусловное право выбирать в качестве такового любое лицо». Тем самым КС РФ, как сказано в письме ФПА, «дал посыл законодателю, согласно которому он, реализуя свои полномочия, вправе вносить изменения в действующую систему правового регулирования судебного представительства в целях реализации конституционных прав граждан и их объединений на судебную защиту и права на получение квалифицированной юридической помощи».

Так, «законодатель вправе предусмотреть преимущества, в частности, для адвокатов при допуске их в качестве представителей в суде, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами, что, например, имеет место в уголовном судопроизводстве в отношении представителей обвиняемого. Этому должно предшествовать определение порядка получения квалифицированной юридической помощи, а также установление особых требований, предъявляемых к членам адвокатских образований». Поэтому законопроект Верховного Суда РФ не претендует на преодоление позиции, изложенной Конституционным Судом в Постановлении № 15-П, а лишь реализует право законодательной инициативы в соответствии с правовой позицией КС РФ по вопросу совершенствования действующей системы правового регулирования судебного представительства.

Не согласны в ФПА РФ и с некоторыми тезисами, изложенными в Рекомендациях СПЧ. В частности, утверждая, что «большая часть населения страны не в состоянии оплачивать услуги представителя-юриста», СПЧ забывает о том, что Закон о бесплатной юридической помощи в определенной мере решает задачу доступа некоторых категорий малоимущих граждан к судопроизводству, в том числе их представительству в судах. Только адвокаты в 2017 г. в гражданском и административном судопроизводстве в рамках государственной системы представили интересы 7767, а на безвозмездной основе – 25 268 малоимущих граждан.

Не видят в ФПА РФ и предпосылок дополнительных расходов со стороны государства в связи с введением профессионального судебного представительства, о которых говорится в Рекомендациях. И также считают некорректной попытку увязать статистику Европейского сообщества, согласно которой страны, внедрившие обязательное профессиональное представительство и связанную с этим бесплатную юридическую помощь, были вынуждены увеличить расходную часть государственного бюджета в этой сфере на 20%, с расходами на оказание бесплатной юридической помощью малоимущим гражданам и обеспечением качества юридической подготовки судебных представителей.

Вызвало сомнение и следующее утверждение СПЧ: «Сторона, участвующая в гражданском процессе без помощи профессионального юриста, может рассчитывать на оказание ей помощи любым дееспособным лицом, которое и не являясь юристом по образованию может быть более осведомленным в правовых вопросах или обладающим достаточным жизненным опытом». В ФПА уверены, что жизненный опыт и осведомленность любого гражданина в правовых вопросах никогда не сравнится с уровнем профессиональных знаний, полученных в образовательных учреждениях высшего юридического образования.

«Процессуальные вопросы в суде должен решать профессиональный представитель, обладающий правовой культурой, знанием судебной практики, умением вести профессиональный диалог. Другие судебные представители, являющиеся специалистами в иных областях знаний, должны оказывать помощь представляемым лицам, по вопросам их компетенции», – указывается в письме Федеральной палаты адвокатов.

Не согласны в ФПА и с тезисом, что «наличие диплома не гарантирует должного уровня подготовки юриста». В качестве аргумента приводится статистика, согласно которой экзамен на получение статуса адвоката не выдерживает треть претендентов, это чаще всего юристы, свободно практикующие на рынке юридических услуг и предоставляющие порой услуги ненадлежащего качества.

Читайте также
Судебный департамент не согласился с частью рекомендаций СПЧ по процессуальным поправкам ВС
В ведомстве считают необоснованными критику работы системы ГАС «Правосудие» и указание на незначительность нагрузки судей районного звена
10 Мая 2018 Новости

В мировой практике в большинстве иностранных юрисдикций деятельность по оказанию профессиональной юридической помощи строго регламентирована, в одном ряду с Россией находятся Демократическая республика Конго, Албания и некоторые государства постсоветского пространства. Принятие Минюстом России Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, указывается в письме ФПА РФ, направлено на соблюдение прав и основных свобод человека, повышение уровня защиты прав и законных интересов граждан и организаций, улучшение качества исполнения судебных решений.

Ранее ответ на Рекомендации СПЧ подготовил и Судебный департамент при ВС РФ, который посчитал необоснованными критику работы системы ГАС «Правосудие» и указание на незначительность нагрузки судей районного звена.

Рассказать:
Дискуссии