×

Мосгорсуд не стал сразу выносить решение по обыску у адвоката, ранее уже признанному незаконным

При повторном рассмотрении первая инстанция проигнорировала указание апелляции и пришла к выводу, что обыск проводился не в отношении адвоката, а значит, законен
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Овчаренко назвал решение об отложении заседания обоснованным. По его словам, суд осознал, что следователь пытается ввести в заблуждение «служителей Фемиды», преподнося обыск у адвоката как обыск у фигуранта по уголовному делу. Он убежден в том, что в производстве обыска будет отказано, а требования апелляционной жалобы удовлетворены в полном объеме.

6 июня Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу адвоката Еврейской автономной области Сергея Овчаренко на повторное решение суда первой инстанции, признавшего законность проведения обыска в его квартире в Хабаровске по уголовному делу в отношении другого лица. 

Читайте также
Мосгорсуд признал незаконным обыск, произведенный в квартире адвоката
Апелляция отменила постановление о производстве обыска в предполагаемой квартире подозреваемой, которая на самом деле оказалось принадлежащей ее защитнику
20 Марта 2018 Новости

Напомним, ранее Мосгорсуд уже рассматривал жалобу на решение Тверского районного суда г. Москвы, которым тот разрешил производство обыска в одной из квартир подозреваемой по уголовному делу, в ходе которого выяснилось, что помещение принадлежит адвокату, осуществляющему в нем профессиональную деятельность. Тогда апелляция поддержала защитника и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд. 

25 апреля Тверской суд вынес новое постановление, которым вновь признал обыск законным. Суд обосновал свое решение тем, что в ходе ОРМ были изъяты только те предметы и документы, которые относятся к расследуемому уголовному делу в отношении другого лица и не затрагивают адвокатскую тайну.

Читайте также
Обыск у адвоката по делу в отношении другого лица признан законным
Суд счел возможным проведение обыска в жилище адвоката, если в ходе него изымаются материалы в отношении другого лица
27 Апреля 2018 Новости

В суде Сергей Овчаренко поддержал изложенные в жалобе доводы. Так, он указал, что квартира была приобретена по договору купли-продажи 2 августа 2017 г., когда уголовного дела в отношении Д. еще не было, право собственности зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости. Защитник пояснил, что жилье используется им для осуществления адвокатской деятельности, в том числе для встреч с доверителями и хранения документов, содержащих сведения, отнесенные законом к адвокатской тайне. 

Кроме того, адвокат пояснил, что при вынесении судебного акта апелляцией было указано на то, что суд первой инстанции не учел требования п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, согласно которому адвокаты относятся к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, что повлекло нарушение положений ст. 450.1 УПК РФ и вынесение незаконного судебного акта. О необходимости соблюдения положений последней статьи также указывал Мосгорсуд в апелляционном постановлении. 

Сергей Овчаренко отметил, что Тверскому суду следственными органами не было представлено доказательств возбуждения уголовного дела в отношении него, равно как и не было представлено доказательств привлечения его в качестве обвиняемого. По мнению защитника, при таких условиях разрешение обыска в жилом помещении, принадлежащем адвокату, используемом им для осуществления адвокатской деятельности, по смыслу уголовно-процессуального закона недопустимо. В связи с этим Сергей Овчаренко попросил отменить постановление Тверского суда и отказать в удовлетворении ходатайства следователя о разрешении производства обыска по его адресу.  

Следователь в свою очередь просил отказать в удовлетворении жалобы, так как обыск, по его словам, проводился не в отношении адвоката и не в его жилище. Кроме того, защитник не осуществлял там адвокатскую деятельность. Судья спросила, не оспаривает ли следователь факт того, что квартира находилась в собственности адвоката, на что тот ответил: нет. На вопрос о том, согласен ли он с Сергеем Овчаренко, что в силу ст. 450.1 УПК невозможно производство обыска в отношении адвоката, если нет постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, он ответил отрицательно. Прокурор также посчитала, что оснований для отмены решения Тверского суда не имеется.

В ходе прений сторон Сергей Овчаренко также указал, что при новом рассмотрении Тверской суд приобщил материалы, предоставленные следствием, хотя должен был выносить решение на основе тех документов, которые у него имелись на 19 сентября 2017 г., когда он рассматривал ходатайство следователя о производстве обыска. Кроме того, по мнению адвоката, он не обеспечил сохранность адвокатской тайны, чем придал видимость законности запрещенным действиям следователя. «Я выступаю не только для защиты своих интересов, я защищаю интересы всего адвокатского сообщества, поскольку это касается всех. Эта норма была законодателем введена для того, чтобы не возникало таких вопросов», –  пояснил Сергей Овчаренко.

Адвокат КА «Невская коллегия адвокатов Санкт-Петербурга» Самвел Абрамян, представлявший интересы Д., заметил, что в данном случае необъяснима позиция прокурора, так как он должен выступать как защитник соблюдения федерального законодательства. «В УПК закреплена ст. 450.1, в которой написано, что производство обыска в жилище или служебном помещении адвоката возможно исключительно в двух случаях: при возбуждении дела в отношении адвоката и при наличии постановления о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу, которое в отношении него возбуждено. В ходе трех судебных заседаниях материалов, что в отношении Овчаренко возбуждено уголовное дело, представлено не было», – указал Самвел Абрамян.

Он пояснил: суду были представлены регистрационные документы на жилье, подтверждающие, что оно принадлежит адвокату. Самвел Абрамян задался вопросом о том, как можно писать, что это жилище Д., когда квартира ей не принадлежит. «Она, как следует из объяснений, там не проживала, а вся документация, которая находится в жилище, принадлежит адвокатскому делопроизводству. Мой доверитель никакого отношения к ним не имела и иметь не могла», – пояснил защитник.

Кроме того, он отметил, что процедура разрешения судом вопроса о производстве обыска в жилище у адвоката для того и предусмотрена, чтобы своим решением он разграничил те материалы, которые возможно изымать, и те, которые изымать недопустимо в целях предотвращения проникновения в адвокатскую тайну. Самвел Абрамян подчеркнул, что законом предусмотрен специальный наблюдающий от адвокатской палаты, однако это требование соблюдено не было, а Тверской суд в своем решении это не отразил.

Следователь пояснил: материалами дела было установлено, что подозреваемая Д. проживает в квартире адвоката. «Она не обязана была быть там зарегистрирована, и она там проживает. Кроме того, из сведений, представленных из коллегии адвокатов Еврейской автономной области, выявлено, что Сергей Овчаренко осуществляет свою деятельность именно там, и в данной квартире адвокатскую деятельность не вел, что подтвердил обыск. Ни один из изъятых документов не был подписан как адвокатское производство адвоката и не был идентифицирован в принципе. При этом были найдены документы, подписанные подозреваемой, что подтверждает то, что они принадлежат ей», – указал следователь. Он сообщил: после того как было установило, что жилище принадлежит адвокату, был вызван представитель АП Хабаровского края, однако в 6 утра было сложно найти председателя коллегии.

Выслушав стороны, судья вынесла решение об отложении судебного заседания для дополнительного изучения материалов дела с учетом доводов, озвученных стороной обвинения.

В комментарии «АГ» Сергей Овчаренко поднял вопрос о том, кто в ситуации, когда следователь изымает в квартире адвоката без разбора все документы, сшивает их в единую пачку и не проводит описи изъятому, будет разбираться в том, какие документы были адвокатскими, а какие не имели к ним отношения. «Именно для этого и введен институт наблюдателя от региональной палаты адвокатов. Но проблема в том, что наблюдателя следователь пригласить забыл, а теперь пытается оправдать свои действия тем, что в 5 утра звонил в АП Хабаровского края, но на телефонный звонок никто не ответил. Еще более смешно звучат его слова о том, что для защиты Д. был приглашен адвокат АП Хабаровского края, которого, в принципе, можно считать таким же наблюдателем от региональной палаты», – пояснил Сергей Овчаренко.

Более того, он указал, что с 2015 г. между ним и Д. было заключено соглашение об оказании юридической помощи, а значит, в его квартире могла храниться документация, переданная ему Д. «Но ни сам следователь, ни участвующий в деле прокурор по неизвестной мне причине такого хода событий не допускают», – указал адвокат.

Защитник привел в пример ситуацию, в которой к следователем, прокурорам и судьям пришел такой же, как в его деле, следователь и заявил, что обыск проводится не у них, а у их жен, детей или сожителей. «Уверен, что шквалу возмущения не будет предела! Следователи, прокуроры и судьи будут ссылаться на незаконность действий и на свою “спецсубъектность” и т.д. Чем же в этой части спецсубъект адвокат отличается от перечисленных спецсубъектов?» – задается вопросом Сергей Овчаренко.

«Или смоделируем другую ситуацию: в служебное помещение к адвокату приходит доверитель, он же фигурант по уголовному делу, который приносит с собой папку с документами и просит адвоката их изучить, сформулировать позицию защиты. В это время в кабинет врывается следователь, который начинает производить обыск и заявляет, что производит его не у адвоката, а у доверителя. Последнего по результатам обыска задерживают, а принесенные документы изымают, так как это документы не адвоката, а фигуранта по уголовному делу. Значит, такие действия следователя тоже следует считать законными? А решение суда, разрешившего производство такого обыска и руководствовавшегося тем, что обыск “как бы в кабинете адвоката, но не у адвоката, а у лица, которое в этом кабинете находится”, тоже законно?» – спрашивает защитник.

Сергей Овчаренко полагает, что решение судьи об отложении судебного процесса на другую дату абсолютно обоснованно в том смысле, что суд осознал, что следователь пытается ввести в заблуждение «служителей Фемиды», преподнося обыск у адвоката как обыск у фигуранта по уголовному делу. «Суд решил повторно изучить материалы дела, убедиться, что в деле действительно присутствуют регистрационные документы, подтверждающие право собственности на квартиру, а также письмо АП ЕАО о том, что они действительно извещены о том, что квартиру в г. Хабаровске я использую для осуществления адвокатской деятельности в командировках», – пояснил он. Сергей Овчаренко убежден, что требования апелляционной жалобы будут удовлетворены в полном объеме.

По окончании судебного заседания следователь от комментария «АГ» отказался.

Рассказать: