×

Обыск у адвоката по делу в отношении другого лица признан законным

Суд счел возможным проведение обыска в жилище адвоката, если в ходе него изымаются материалы в отношении другого лица
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Сергей Овчаренко пояснил «АГ», что, по его мнению, решение находится за пределами здравого смысла, так как оно вынесено без указания на норму ст. 450.1 УПК РФ, регулирующую проведение обыска в отношении адвоката, и добавил, что оно будет обжаловано.

25 апреля Тверской районный суд г. Москвы вынес постановление, которым вновь признал законным обыск, проведенный в жилище адвоката, так как в его ходе были изъяты только те предметы и документы, которые относятся к расследуемому уголовному делу в отношении другого лица и не затрагивают адвокатскую тайну.

Как ранее писала «АГ», в марте Московский городской суд постановил отменить решение Тверского районного суда г. Москвы в части санкционирования производства обыска в одной из квартир подозреваемой Д., в ходе которого выяснилось, что помещение на тот момент уже принадлежало адвокату Еврейской автономной области Сергею Овчаренко, осуществляющему в нем профессиональную деятельность.

В Мосгорсуде адвокат пояснял, что первая инстанция при вынесении постановления не проверила информацию о том, что в квартирах не проживают лица, пользующиеся иммунитетом в соответствии с ч. 2 ст. 3 УПК РФ, а также категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам. 

Сергей Овчаренко указывал, что квартира принадлежит ему на праве собственности, о чем 2 августа 2017 г. была сделана запись в Едином государственном реестре недвижимости. Таким образом, постановление Тверского районного суда было вынесено на основании недостоверной информации, что привело к нарушению ст. 450.1 УПК РФ – особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката.

Читайте также
Мосгорсуд признал незаконным обыск, произведенный в квартире адвоката
Апелляция отменила постановление о производстве обыска в предполагаемой квартире подозреваемой, которая на самом деле оказалось принадлежащей ее защитнику
20 Марта 2018 Новости

Прокурор, в свою очередь, настаивала на том, что в тот момент у суда первой инстанции были основания для удовлетворения постановления следователя. Суд, по ее мнению, не нарушил требований норм уголовно-процессуального законодательства, так как обыск производился в рамках уголовного дела в целях извлечения каких-либо документов, имеющих значение для дела.

Мосгорсуд согласился с доводами Сергея Овчаренко, вынес постановление об отмене решения Тверского районного суда г. Москвы в части производства обыска в квартире адвоката и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд.

В заседании Тверского районного суда следователь поддержал свое ходатайство о проведении обыска, указав что у следствия имелись основания полагать, что в жилище подозреваемой могут находиться электронные носители информации, предметы и документы, имеющие значение для уголовного дела. Кроме того, он добавил, что в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что Д. проживает по указанному адресу. Прокурор, поддержав ходатайство, просил его удовлетворить. 

Суд отметил, что рассматриваемое ходатайство составлено по возбужденному уголовному делу в пределах срока предварительного следствия, с соблюдением требований норм уголовно-процессуального закона и подлежит удовлетворению, поскольку доводы следователя о необходимости производства обыска в предполагаемом жилище Д. являются обоснованными, подтверждаются представленными материалами уголовного дела. 

При этом суд указал, что из представленных материалов ясно, что квартира принадлежит адвокату, а в соответствии с Законом об адвокатской деятельности проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. При проведении процессуальных действий адвокату должны быть предоставлены гарантии против вмешательства в профессиональную тайну.

Суд пояснил, что при таких обстоятельствах, учитывая, что в соответствии со ст. 8 Закона об адвокатской деятельности любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю, составляют адвокатскую тайну, не подлежат изъятию в ходе обыска в жилище Д., принадлежащем на праве собственности Сергею Овчаренко, предметы и документы, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, не относящиеся к расследуемому преступлению.

Таким образом, суд разрешил производство обыска в жилище Д. с целью обнаружения и изъятия электронных носителей информации, предметов и документов, имеющих значение для дела.

Адвокат АП г. Москвы Андрей Арунов, представлявший в Тверском районном суде интересы Сергея Овчаренко, пояснил «АГ», что суд удовлетворил требование следователя, проигнорировав нормы ст. 450.1 УПК РФ. «Он сослался на ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, указав, что не подлежат изъятию в ходе обыска только предметы, которые составляют адвокатскую тайну, а все остальное можно изымать. То есть то, что собственник помещения – спецсубъект, суд просто проигнорировал, не сказав об этом ни слова», – указал защитник.

Сергей Овчаренко отметил, что, по его мнению, такое решение находится за пределами здравого смысла. «Во-первых, нарушена ст. 450.1 УПК РФ, на которую указал Мосгорсуд. Она предписывает, в каких случаях можно проводить обыск в жилище адвоката. Судья умудрился вынести решение, даже не сославшись на эту норму права. Во-вторых, Мосгорсуд четко указал, что в части проведения обыска в жилище адвоката решение суда незаконно. Нижестоящий суд должен учитывать мнение вышестоящей инстанции», – пояснил Сергей Овчаренко. В заключение он также добавил, что решение будет обжаловано.   

Рассказать: