×

Прокуратура обжалует признание незаконным отказа в регистрации заявления адвоката о преступлении

Адвокату было отказано в регистрации заявления о возбуждении уголовных дел в отношении правоохранителей, которые провели в его квартире обыск, впоследствии признанный судом незаконным
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Ахмед Курбанов считает, что сотрудникам правоохранительных органов поставили задачу обязательно найти что-нибудь, чтобы привлечь его к уголовной ответственности. Такого же мнения придерживается присутствовавший при обыске представитель АП РД Юсуп Магомедов, по словам которого, следователь знал, что в обыскиваемом помещении проживает и ведет свою деятельность адвокат.

Советский районный суд г. Махачкалы удовлетворил жалобу адвоката Ахмеда Курбанова на отказ СУ СК РФ по Республике Дагестан в регистрации заявления о привлечении к уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов, которые провели обыск в его жилище без судебной санкции. Он указал, что ч. 1 ст. 144 УПК РФ обязывает уполномоченных должностных лиц принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение. Не согласившись с постановлением, прокуратура РД подала апелляционное представление в Верховный Суд РД.

Обстоятельства проведения обыска

В производстве СУ СК РФ по Республике Дагестан находится уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 5 ст. 290 и ч. 1 ст. 292 УК РФ. 31 мая заместитель начальника отдела УЭБ и ПК МВД по РД подполковник полиции Д. Умаханов составил рапорт, в котором указал, что согласно результатам ОРМ к расследуемым преступлениям может быть причастна З., в связи с чем необходимо провести обыск по месту ее жительства с целью изъятия документов, электронных носителей информации, предметов и веществ, запрещенных в свободном доступе, а также иных предметов, имеющих значение для расследования уголовного дела.

В этот же день и.о. руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по РД капитан юстиции З. Арсланбеков вынес постановление о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства (имеется у «АГ»).

Согласно протоколу обыска (имеется у «АГ») в ходе его проведения женщина заявила следователю второго отдела по расследованию ОВД СУ СК РФ по РД капитану юстиции Шамилю Магомедову, что собственником жилья является ее родственник – адвокат АП Республики Дагестан Ахмед Курбанов, находящийся в данный момент на пути в республику. Кроме того, она заявила, что ключей у нее нет. В связи с этим были вызваны сотрудники МЧС, чтобы произвести вскрытие двери квартиры.

В последующем в ходатайстве о восстановлении пропущенного срока на обжалование Ахмед Курбанов указал, что к протоколу обыска был приобщен паспорт родственницы с отметкой о регистрации по месту жительства. Кроме того, адвокат указал, что до начала обыска следователь был неоднократно предупрежден, в том числе и самим Ахмедом Курбановым по телефону, о том, что жилое помещение принадлежит ему на праве собственности, что он является адвокатом и что в данном помещении зарегистрирован адвокатский кабинет.

В заявлении, которое позже Ахмед Курбанов направил Президенту РФ, руководителю СКР, Генеральному прокурору, Уполномоченному по правам человека в России, в ФПА, главе Республики Дагестан, прокурору РФ по РД, руководителю СК СУ РФ по РД, а также АП Республики Дагестан (имеется у «АГ»), указано, что перед началом обыска он связался с вице-президентом АП РД Юсупом Магомедовым. Тот прибыл на место производства обыска и предъявил доказательства проживания в квартире адвоката. Позднее Ахмед Курбанов также сообщил «АГ», что к месту проведения обыска подъехали два адвоката – представители адвокатского сообщества не позволили всем правоохранителям войти в помещение.

По итогам проведенного обыска в квартире адвоката не было обнаружено ничего, что имело бы отношение к упомянутым уголовным делам, и ничего не было изъято.

Обжалование законности обыска

2 июня Советский районный суд г. Махачкалы признал обыск законным. Позднее Ахмед Курбанов обратился в суд с ходатайством о восстановлении пропущенного срока обжалования постановления суда, указав, что в момент производства обыска его не было дома, протокол обыска ему никто не вручал. Только 29 июня следователь сообщил, что обыск узаконен судом, после чего адвокат обратился в Советский районный суд г. Махачкалы для получения постановления, которое ему вручили 5 июля, то есть по истечении срока обжалования.

Когда ходатайство адвоката было удовлетворено, он обратился с жалобой, в которой отметил, что обыск был проведен с грубым нарушением закона, поскольку произведен в жилом помещении, принадлежащем адвокату, в котором он работает и хранит документы, содержащие сведения, отнесенные к адвокатской тайне.

Ахмед Курбанов сослался на ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, в соответствии с которой проведение ОРМ и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Он отметил, что следователь должен был получить постановление о возбуждении уголовного дела в отношении него и только после этого получить судебное постановление о производстве обыска.

Адвокат отметил, что органы предварительного следствия не потрудились обратиться в адресное бюро или просто проследить за женщиной и выяснить, где именно она проживает. «По такой схеме можно ворваться в любой дом, – указал он. – Такое впечатление, что органы следствия при наличии сил и средств не могут даже выяснить, где живет лицо, в отношении которого они хотят произвести следственные действия».

Согласно постановлению Советского районного суда г. Махачкалы от 24 августа (имеется у «АГ») данные доводы были поддержаны в судебном заседании. Суд отметил, что приобщенные к материалу уведомления не содержат сведений о принадлежности домовладения З., а также информации о том, что она там проживает и скрывает похищенное имущество, а также иные предметы, запрещенные в гражданском обороте, либо иных данных, свидетельствовавших о необходимости безотлагательного производства обыска.

Суд указал, что из копии свидетельства о госрегистрации права следует, что квартира принадлежит Ахмеду Курбанову. Он сослался на ст. 450.1 УКП РФ и п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19, в соответствии с которым в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, применяется особый порядок производства по уголовному делу и разрешение на производство следственных действий, осуществляемых не иначе как на основании судебного решения, может быть допущено с учетом положений ч. 5 ст. 450, ст. 450.1 УПК РФ.

Кроме того, суд сослался на п. 12 этого постановления, в соответствии с которым, разрешая ходатайство о производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае наряду с проверкой соблюдения требований УПК, предъявляемых к порядку возбуждения ходатайства, проверить наличие фактических обстоятельств, служащих основанием для производства следственного действия. Таким образом, суд признал обыск без судебного решения незаконным.

Попытка привлечения к уголовной ответственности лиц, проводивших обыск

После вынесения решения судом Ахмед Курбанов направил в СК и ФСБ заявление о возбуждении уголовного дела (имеется у «АГ»), в котором он сослался на ст. 447, ст. 450.1 УПК РФ, ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, а также п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 1 июня 2017 г. № 19.

Он указал, что Шамиль Магомедов вопреки требованиям законодательства нарушил положение о неприкосновенности жилища, что влечет уголовно наказуемое деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 139 УК РФ, – незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица с использованием своего служебного положения.

Ахмед Курбанов отметил, что к рапорту от 31 мая не были приложены данные ОРМ, которыми подтверждается, что жилое помещение принадлежит женщине, нет сведений из адресного бюро, копии ее паспорта или прописки по указанному адресу, выписки из ЕГРН, отсутствует какой-либо документ, подтверждающий, что указанная квартира принадлежит ей или она в ней живет. Адвокат подчеркнул, что при вынесении постановления З. Арсланбеков не проверил достоверность сведений, указанных в рапорте.

Таким образом, по мнению Ахмеда Курбанова, действия Умаханова и Арсланбекова подпадают под признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 293 УК РФ, – халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Адвокат попросил возбудить уголовное дело в отношении всех троих правоохранителей.

Аналогичное заявление Ахмед Курбанов направил в СУ СК РФ по РД, а также в ГСУ СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Кроме того, Ахмед Курбанов в уже упомянутом заявлении, направленном в ФПА, Президенту РФ и в различные ведомства, указал, что само нахождение вице-президента АП Республики Дагестан Юсупа Магомедова на месте проведения обыска должно было насторожить Шамиля Магомедова.  

Адвокат отметил, что в квартиру вошли участковый уполномоченный ОП по Советскому району г. Махачкалы Шейхмагомед Рабалов, оперуполномоченный УЭП и ПК МВД по РД Абдулгалим Галимов, старший оперуполномоченный УФСБ РФ по РД Махач Курбанов. По его мнению, они также совершили преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 139 УК РФ.

Ахмед Курбанов указал, что вышеперечисленные лица, зная о том, что в квартире проживает адвокат, совершили преступление, предусмотренное ст. 286 УК РФ, а именно совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Также адвокат отметил, что, по его мнению, все следователи СУ СК РФ по РД будут заинтересованы в отказе в возбуждении уголовного дела, так как «они будут проявлять солидарность своим коллегам, что ставит под сомнение объективность и законность проведенной ими проверки».

Отказ в регистрации заявления о преступлении

Между тем, отвечая на заявление адвоката, заместитель руководителя отдела процессуального контроля СУ СК РФ по РД Эльдар Ильясов указал, что в соответствии с ч. 6 ст. 182 УПК РФ при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открывать. То есть возможность вскрытия помещений прямо предусмотрена уголовно-процессуальным законодательством. Отмечается, что З. отказалась открыть входную дверь для производства неотложного следственного действия, сославшись на отсутствие ключа, а довод о том, что адвокат ехал домой и ключ находился у него, не мог быть принят во внимание, так как следственное действие не требовало отлагательства.

«Ваши требования о привлечении к уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов в связи с проведенным ими обыском основаны лишь на оценке судом этих действий, однако сотрудники умысла на причинение вреда Вашим интересам при производстве неотложного следственного действия не имели, какими-либо иными сведениями это не подтверждается», – отмечается в ответе.

Кроме того, Эльдар Ильясов указал, что сотрудники, проводившие обыск, не были осведомлены о том, что это жилище адвоката и что в нем зарегистрирован адвокатский кабинет, поэтому оснований для проверки в отношении оперативников, а также должностных лиц второго отдела по расследованию особо важных дел следственного управления не имеется.

Также в ответе указывается, что в соответствии с п. 20 Инструкции о порядке приема, регистрации и рассмотрения сообщений о преступлении в следственных органах системы СК РФ, утвержденной Приказом Председателя СК России от 11 октября 2012 г. № 72, заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат регистрации в книге и не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном ст. 144–145 УПК РФ.

В связи с этим не подлежат регистрации заявления и обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов, следователями или иными сотрудниками следственных органов, высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, не сообщая конкретных данных о признаках преступления.

Обжалование отказа

Получив такой ответ, Ахмед Курбанов направил жалобу в Советский районный суд г. Махачкалы. Он указал, что ссылка Эльдара Ильясова на п. 20 Инструкции необоснованна, так как действия должностных лиц обжалованы и им дана оценка постановлением суда, которым проведенный обыск признан незаконным. Адвокат подчеркнул, что это уже не предположение, а установленный судом факт незаконных действий.

Как отметил Ахмед Курбанов, в п. 21 Инструкции указано, что должностное лицо, принявшее сообщение о преступлении, обязано принять меры к незамедлительной его регистрации в книге, ведущейся в том следственном органе СК, в котором оно проходит службу, если иное не установлено Инструкцией. В п. 22 говорится о том, что необоснованный отказ правомочного должностного лица принять заявление о преступлении, невнесение в установленном Инструкцией порядке сообщения о преступлении в книгу регистрации сообщений о преступлении, а также необоснованный отказ в выдаче заявителю талона-уведомления о принятии и регистрации этого заявления недопустимы. В п. 23 указывается, что при наличии причин, препятствующих должностному лицу зарегистрировать в течение трех часов принятое им сообщение о преступлении, сведения о таком сообщении могут быть внесены в книгу на основании информации, переданной (полученной) различными каналами связи.

Из этого следует, что СУ СК РФ по РД в нарушение Инструкции проигнорировало обращение и не зарегистрировало его в установленном Инструкцией порядке. По мнению адвоката, следствие таким образом просто «выгораживает» своих сотрудников от установленной законом ответственности.

Кроме того, Ахмед Курбанов считает, что отсутствие умысла не соответствует действительности, так как на обыске присутствовал вице-президент адвокатской палаты Юсуп Магомедов. Адвокат попросил признать действие (бездействие) Эльдара Ильясова по непринятию сообщения о преступлении и нерегистрации его в книге заявлений и обращений незаконным и обязать устранить допущенные нарушения.

Между тем в соответствии с ответом ГСУ СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу после поступления письма из администрации Президента РФ началась процессуальная проверка по факту обращения адвоката.

Суд признал незаконность отказа

26 ноября Советский районный суд г. Махачкалы рассмотрел жалобу Ахмеда Курбанова. В суде адвокат поддержал указанные в документе доводы. Прокурор и представитель СУ СК РФ по РД просили в удовлетворении жалобы отказать, указывая, что для регистрации заявления и принятия по нему решения в порядке ст. 144–145 УПК РФ не имелось оснований.

Однако суд отметил, что в заявлении Ахмеда Курбанова о возбуждении уголовного дела в отношении конкретных лиц приведены признаки преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ. Он указал, что ч. 1 ст. 144 УПК РФ обязывает уполномоченных должностных лиц принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение. По мнению суда, СУ СК РФ по РД данные требования закона не выполнило и необоснованно отказало в регистрации заявления адвоката как сообщения о преступлении и его проверке.

Также суд указал, что п. 20 Инструкции обязывает указывать конкретные обстоятельства, подтверждающие отсутствие предусмотренных УПК РФ оснований для проведения соответствующей процессуальной проверки. Таковые обстоятельства в ответе СУ СК РФ по РД не приведены.

Таким образом, суд жалобу адвоката удовлетворил и обязал СУ СК РФ по РД устранить допущенные нарушения.

Апелляционное представление прокуратуры РД

Прокуратура РД внесла в Верховный Суд РД апелляционное представление. В нем она отметила, что до начала обыска у лиц, его проводивших, не было достоверных сведений о регистрации в данной квартире адвокатского кабинета Ахмеда Курбанова, так как ни на дверях, ни рядом с квартирой не установлен соответствующий указатель или баннер, сам адвокат находился вне пределов республики. Отмечается, что документальное подтверждение регистрации адвокатского кабинета также представлено не было.

Прокуратура указала, что голословные утверждения заинтересованных лиц, таких как родственница адвоката, были восприняты как попытка воспрепятствования в его проведении, так как не во всех случаях указанное следственное действие производится с одобрения и согласия собственников помещений.

Прокуратура попросила отменить постановление нижестоящего суда.

Комментарии адвоката и вице-президента АП РД

Как сообщил «АГ» Ахмед Курбанов, заседание в Верховном Суде РД назначено на 10 января 2019 г. Адвокат также рассказал, что 20 декабря он был на приеме у заместителя руководителя ГСУ СК России по СКФО: «Он очень возмутился тому, что заявление еще не зарегистрировали. Попросил меня подождать с тем, чтобы я получил отрывной талон, подтверждающий регистрацию заявления. Потом он, видимо, переговорил с руководством СК республики и решил дождаться решения апелляционной инстанции».

По мнению адвоката, следователи пришли проводить обыск по его адресу, с тем чтобы возбудить в отношении него уголовное дело. «Думаю, им поставили задачу обязательно найти что-нибудь, чтобы привлечь меня к уголовной ответственности, но у них это не получилось благодаря прибывшим на место адвокатам и представителю палаты Юсупу Магомедову», – указал Ахмед Курбанов.

Юсуп Магомедов рассказал «АГ», что, когда он приехал на обыск и спросил, знает ли следователь о том, что в квартире проживает и ведет адвокатскую деятельность Ахмед Курбанов, тот ответил утвердительно. Вице-президент АП РД отметил, что сотрудники правоохранительных органов хотели провести обыск именно в этом помещении, а на предложение дождаться адвоката они ответили отказом. «Я уверен, что их догадки о том, что там якобы что-то будет, – с потолка. Документы быть не могли, так как женщина не проживает в этом помещении. Они либо спровоцировать хотели, либо что-то еще, но не для поисков документов они приехали», – прокомментировал Юсуп Магомедов.

От прокуратуры Республики Дагестан оперативно получить комментарий не удалось.

Рассказать: