×

ВС пояснил, как компенсировать неиспользованный отпуск при отсутствии информации о зарплате работника

Суд указал: при незаключенном трудовом договоре размер заработка можно определить исходя из обычного вознаграждения работника аналогичной квалификации в данной местности, а при невозможности установления размера такого вознаграждения - исходя из размера минимальной зарплаты в субъекте РФ
Фотобанк Лори
В комментарии «АГ» один из адвокатов отметил, что ВС в очередной раз защитил права «маленького человека» и вынес решение, которое повлияет на всю судебную практику по трудовым спорам, поскольку права россиян, которые работают у индивидуальных предпринимателей, зачастую игнорируются. Другая предположила, что при принятии решения нижестоящие суды руководствовались сугубо положением трудового законодательства об исчислении компенсации исходя из зарплаты работника, размер которой устанавливается, по общему правилу, именно трудовым договором, которому было отдано предпочтение при исследовании доказательств.

Верховный Суд опубликовал Определение № 69-КГ19-17, в котором разобрался, можно ли рассчитывать компенсацию за неиспользованный отпуск при отсутствии информации о среднем заработке работника.

Юрий Давкаев работал у индивидуального предпринимателя Натальи Лайковой в качестве водителя маршрутного такси с 1 мая 2014 г. по 1 октября 2017 г., его заработная плата составляла 2 тыс. руб. в день. Решением Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 1 февраля 2018 г., вступившим в законную силу 19 июня 2018 г., установлен факт трудовых отношений между ним и ИП в названный период.

4 сентября 2018 г. Юрий Давкаев обратился в суд с иском к Наталье Лайковой о восстановлении трудовых прав и компенсации морального вреда. Мужчина пояснил, что во время работы у ИП ему не предоставлялся ежегодный оплачиваемый отпуск, компенсацию за неиспользованный отпуск он не получал. Давкаев также указал на то, что работодателем не исполнялась обязанность по уплате за него налога на доходы физических лиц за весь период трудовых отношений.

Ссылаясь на положения ст. 84.1, 140, 142, 237 ТК РФ, он просил суд обязать работодателя издать приказ о его увольнении с 1 октября 2017 г., взыскать с него компенсацию за неиспользованный отпуск за отработанный период с 1 мая 2014 г. по 1 октября 2017 г. в размере более 368 тыс. руб., обязать ИП оплатить налоги с выплаченной зарплаты за период с 1 мая 2014 г. по 1 октября 2017 г. в размере более 726 тыс. руб. и с компенсации за неиспользованный отпуск в сумме более 107 тыс. руб., взыскать с Натальи Лайковой компенсацию морального вреда в размере 30 тыс. руб.

Представитель индивидуального предпринимателя в суде первой инстанции иск признала в части взыскания в пользу Юрия Давкаева компенсации за неиспользованный отпуск в сумме более 66 тыс. руб. Для расчета компенсации за неиспользованный отпуск и в подтверждение размера зарплаты истца индивидуальный предприниматель представила суду трудовой договор от 1 апреля 2015 г., заключенный ею с водителем Т. Согласно п. 5.1 этого трудового договора за выполнение обязанностей работнику выплачивается зарплата на договорной основе. Дополнительным соглашением от 13 ноября 2017 г., заключенным между Натальей Лайковой и Т., п. 5.1 трудового договора изложен в новой редакции: «Условия оплаты труда работника: размер должностного оклада – 6 363 руб. Надбавки: северная надбавка к заработной плате за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в размерах, предусмотренных действующим законодательством, районный коэффициент в размере 50% от должностного оклада: 3 181 руб. 50 коп.».

Решением Нефтеюганского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 26 ноября 2018 г. исковые требования Юрия Давкаева были удовлетворены частично. Суд первой инстанции сослался на положения ст. 21, ч. 1 ст. 127, ст. 129, 132, ч. 2 ст. 139 ТК РФ. Он отметил, что истцу в период его работы у ИП отпуск не предоставлялся, компенсация за неиспользованный отпуск при увольнении ему выплачена не была. Поскольку при рассмотрении дела об установлении факта трудовых отношений достоверно не установлен размер зарплаты Давкаева, а также в связи с отсутствием документов о его зарплате за данный период суд первой инстанции исчислил полагающуюся ему компенсацию за неиспользованный отпуск при увольнении исходя из условий трудового договора об оплате труда другого работника, выполнявшего аналогичную работу.

Таким образом, в пользу истца была взыскана компенсация за неиспользованный отпуск в размере более 66 тыс. руб. и компенсация морального вреда в размере 10 тыс. руб. На индивидуального предпринимателя была возложена обязанность произвести в МИФНС № 7 по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре оплату налога на доходы физических лиц с зарплаты Давкаева с 1 мая 2014 г. по 1 октября 2017 г. в размере более 76 тыс. В остальной части иска было отказано. Апелляционный суд оставил решение первой инстанции без изменения.

Юрий Давкаев направил кассационную жалобу в Верховный Суд. В ней он попросил отменить принятые по делу судебные постановления как незаконные. Изучив материалы дела, ВС заметил, что данных о согласовании между истцом и ответчиком конкретного размера зарплаты в материалах дела не имеется.

Суд указал, что для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя, независимо от источников этих выплат (ч. 2 ст. 139 ТК РФ). В соответствии с ч. 4 ст. 139 ТК средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной зарплаты на 12 и на 29,3 (среднемесячное число календарных дней).

Согласно ч. 5 ст. 139 ТК РФ средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в рабочих днях, в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом, а также для выплаты компенсации за неиспользованные отпуска определяется путем деления суммы начисленной зарплаты на количество рабочих дней по календарю шестидневной рабочей недели.

Верховный Суд напомнил, что в коллективном договоре, локальном нормативном акте могут быть предусмотрены и иные периоды для расчета средней зарплаты, если это не ухудшает положение работников (ч. 6 ст. 139 ТК).

Суд указал, что в соответствии со ст. 139 ТК РФ Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. № 922 утверждено Положение об особенностях порядка исчисления средней зарплаты, которым в том числе определены виды выплат, применяемых у работодателя, которые учитываются для расчета среднего заработка, порядок и механизм расчета среднего заработка, включая порядок расчета этого заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска.

По мнению ВС, из приведенных нормативных положений следует, что в случае увольнения работника, не использовавшего по каким-либо причинам причитающиеся ему отпуска, работодатель обязан выплатить такому работнику денежную компенсацию за все неиспользованные отпуска. Расчет этой компенсации производится исходя из зарплаты работника, размер которой, по общему правилу, устанавливается в трудовом договоре, заключенном между работником и работодателем в соответствии с действующей у работодателя системой оплаты труда, и должен соответствовать нормативным положениям ст. 139 ТК и постановлению Правительства РФ № 922.

Читайте также
Пленум ВС принял постановление о трудовых отношениях на микропредприятиях
Верховный Суд разъяснил применение законодательства при рассмотрении трудовых споров работодателей – физлиц и микропредприятий с их сотрудниками
29 Мая 2018 Новости

ВС отметил, что в п. 23 Постановления Пленума ВС от 29 мая 2018 г. № 15 «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям» разъяснено, что при рассмотрении дел о взыскании зарплаты по требованиям работников, трудовые отношения с которыми не оформлены в установленном законом порядке, судам следует учитывать, что в случае отсутствия письменных доказательств, подтверждающих размер зарплаты, получаемой работниками, работающими у работодателя – физического лица (являющегося индивидуальным предпринимателем или не являющегося таковым) или у работодателя – субъекта малого предпринимательства, который отнесен к микропредприятиям, суд вправе определить ее размер исходя из обычного вознаграждения работника его квалификации в данной местности, а при невозможности установления размера такого вознаграждения – исходя из размера минимальной зарплаты в субъекте РФ (ч. 3 ст. 37 Конституции, ст. 133.1 ТК РФ, п. 4 ст. 1086 ГК РФ).

Верховный Суд посчитал, что положения приведенных судебными инстанциями норм к спорным отношениям применены неправильно, разъяснения, изложенные в постановлении Пленума ВС о порядке определения судом размера зарплаты работника, трудовые отношения с которым не оформлены в установленном законом порядке, не учтены, в связи с чем неправильно определен предмет доказывания по требованиям Юрия Давкаева.

Суд указал, что с учетом приведенных нормативных положений предметом доказывания по требованиям истца о взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, возложении на работодателя обязанности по уплате задолженности по налогу на доходы физических лиц являлся размер его заработной платы, которую он получал в период работы у индивидуального предпринимателя.

ВС заметил, что в подтверждение размера зарплаты для исчисления компенсации за неиспользованный отпуск и задолженности работодателя по уплате налога на доходы физических лиц Давкаевым суду были представлены сведения из Управления Росстата по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу о среднем размере начисленной зарплаты по профессиональной группе «водители легковых автомобилей, такси и фургонов» (включая профессию «водитель автомобиля»), которая по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре за октябрь 2015 г. составила более 48 тыс. руб. А в опровержение доводов Юрия Давкаева индивидуальным предпринимателем были представлены суду трудовой договор и дополнительное соглашение, заключенные с Т., согласно которым размер должностного оклада водителя составил более 6 тыс. руб.

«Таким образом, представленные сторонами спора в подтверждение размера заработной платы Давкаева Ю.Н. доказательства содержат различные сведения о размере заработной платы по профессии “водитель”, в связи с чем судебным инстанциям надлежало дать оценку этим доказательствам в соответствии со статьями 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с приведением соответствующих мотивов, почему одним доказательствам – представленным индивидуальным предпринимателем Лайковой Н.И. трудовому договору с работником Т и дополнительному соглашению к нему – отдано предпочтение, а представленное Давкаевым Ю.Н. доказательство – сведения Управления Федеральной службы государственной статистики по Тюменской области, Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре и Ямало-Ненецкому автономному округу о размере заработной платы по профессии “водитель” – было отвергнуто, чего судебными инстанциями выполнено не было», – указал Верховный Суд.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание на то, что в трудовом договоре, заключенном 1 апреля 2015 г. между Т. и Лайковой, сведений о размере его заработной платы не содержалось, конкретный размер зарплаты был установлен в дополнительном соглашении к трудовому договору, заключенном 13 ноября 2017 г. между Т. и индивидуальным предпринимателем, то есть после 1 октября 2017 г. – даты прекращения Давкаевым работы. «Однако этому доказательству судебными инстанциями надлежащей правовой оценки не дано», – отметил Суд.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Нефтеюганский районный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

В комментарии «АГ» адвокат КА № 3 Москвы Вадим Кудрявцев отметил, что Судебная коллегия по гражданским делам ВС в очередной раз защитила права «маленького человека» и вынесла решение, которое повлияет на всю судебную практику по трудовым спорам, поскольку права россиян, которые работают у индивидуальных предпринимателей, зачастую игнорируются. «И если работникам крупных компаний часто удается защитить себя, то водителям или, например, продавцам в магазинах сделать это намного сложнее, а тем более выиграть свой спор в Верховном Суде. Данное дело – пример того, как надо не бояться отстаивать свои права, обращаться к адвокатам и доходить до самых высоких инстанций», – указал Вадим Кудрявцев.

По его мнению, Верховный суд законно посчитал, что выводы первой и апелляционной инстанций о размере зарплаты при исчислении компенсации за неиспользованный отпуск и налога на доходы физических лиц сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, а также нарушают ст. 37 Конституции, которая говорит, что каждый гражданин имеет право на заслуженный отдых и полную его компенсацию.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Анастасия Полухина посчитала, что Верховный Суд справедливо указал на существенные нарушения в большей степени норм процессуального права. «Нельзя не согласиться с утверждением Верховного Суда о нарушении принципа состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия, проявившемся в исследовании доказательств. Нижестоящие суды не дали должную правовую оценку всем доказательствам. Представляется, что именно сведения из Управления Федеральной службы государственной статистики о средней начисленной заработной плате по профессиональной группе “водители легковых автомобилей, такси и фургонов” являются наиболее объективным доказательством, нежели трудовой договор об оплате труда другого работника, выполняющего у индивидуального предпринимателя аналогичную работу. Более того, данный трудовой договор свидетельствует о явном недобросовестном поведении работодателя, выражающемся в значительном снижении заработной платы работника с целью уменьшения расходов на выплату компенсации», – заметила Анастасия Полухина.

Адвокат предположила, что при принятии решения нижестоящие суды руководствовались сугубо положением трудового законодательства об исчислении компенсации исходя из заработной платы работника, размер которой устанавливается, по общему правилу, именно трудовым договором, которому было отдано предпочтение при исследовании доказательств.

Рассказать: