×

Адвокатская тайна

Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил свою позицию относительно применения института адвокатской тайны
Материал выпуска № 1 (90) 1-15 января 2011 года.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
23 сентября 2010 г.                         № 1147-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ
ГРАЖДАНИНА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ЭШОНКУЛОВА
АЗАМАТА ХАТАМБАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 56, ЧАСТЬЮ ПЯТОЙ
СТАТЬИ 246 И ЧАСТЬЮ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 278
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд РФ в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,
рассмотрев по требованию А.Х. Эшонкулова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда РФ,

установил:

1. Гражданин Республики Узбекистан А.Х. Эшонкулов в своей жалобе в Конституционный Суд РФ оспаривает конституционность статьи 56 «Свидетель», части пятой статьи 246 «Участие обвинителя» и части третьей статьи 278 «Допрос свидетелей» УПК РФ.

Как следует из представленных материалов, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу подсудимый А.Х. Эшонкулов заявил ходатайство об исключении из числа доказательств сведений, содержащихся в протоколе его допроса в качестве обвиняемого, поскольку обвинение ему было предъявлено с нарушением закона, а именно в отсутствие защитника. Государственным обвинителем было заявлено ходатайство о вызове и допросе следователя, производившего допрос А.Х. Эшонкулова в качестве обвиняемого, и адвоката, подписавшего протокол этого допроса.

Заявитель утверждает, что оспариваемые им нормы, позволив суду вызвать в судебное заседание и допросить в качестве свидетелей по делу следователя и адвоката, нарушили его права, гарантированные статьями 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции РФ.

2. Конституционный Суд РФ, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как отметил Конституционный Суд РФ в определении от 6 февраля 2004 г. № 44-О, положения части пятой статьи 246 и части третьей статьи 278 УПК РФ, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и часть третья статьи 56 того же Кодекса, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. Вместе с тем эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального закона, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части второй статьи 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания статьи 50 (часть 2) Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений, что, согласно сформулированной Конституционным Судом РФ правовой позиции, является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против себя самого (статья 51, часть 1, Конституции РФ) (определение Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 года № 71-О-О).

В соответствии с пунктом 3 части третьей статьи 56 УПК РФ адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. Данной норме корреспондируют положения Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которым адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя (подп. 5 п. 4 ст. 6); адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п. 2 ст. 8). Таким образом, установленный законодателем запрет на допрос адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельствование против него самого (определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О).

Кроме того, деятельность адвоката предполагает в том числе защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого от возможных нарушений уголовно-процессуального закона со стороны органов дознания и предварительного следствия. С этой целью, в частности, адвокат присутствует при предъявлении обвинения его доверителю. Выявленные же им при этом нарушения требований уголовно-процессуального закона должны быть в интересах доверителя доведены до сведения соответствующих должностных лиц и суда, т.е. такие сведения не могут рассматриваться как адвокатская тайна. Соответственно, суд вправе задавать адвокату вопросы относительно имевших место нарушений уголовно-процессуального закона, не исследуя при этом информацию, конфиденциально доверенную лицом адвокату, а также иную информацию об обстоятельствах, которая стала ему известна в связи с его профессиональной деятельностью (определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. № 970-О-О).

Таким образом, оспариваемые заявителем нормы – как сами по себе, так и во взаимосвязи с другими положениями уголовно-процессуального закона – не могут быть признаны нарушающими его конституционные права, а потому жалоба А.Х. Эшонкулова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд РФ, не может быть принята Конституционным Судом РФ к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд РФ

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Эшонкулова Азамата Хатамбаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд РФ признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда РФ по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя
Конституционного Суда РФ
О.С. ХОХРЯКОВА



   НАШ КОММЕНТАРИЙ

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В ИНТЕРЕСАХ ДОВЕРИТЕЛЯ

Конституционный Суд РФ в очередной раз подтвердил свою позицию относительно применения института адвокатской тайны при возможном допросе адвоката в качестве свидетеля. Адвокатская тайна, притом что она является абсолютной, представляет собой многогранный и сложный институт. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержат четкие гарантии невмешательства в адвокатскую тайну: адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи.

Речь идет, прежде всего, об информации о частной жизни, конфиденциально доверенной лицом только адвокату в целях собственной защиты. Эта информация ни при каких обстоятельствах не должна быть вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельствование против него самого.

Но об обстоятельствах, которые находятся вне рамок адвокатской тайны, имеют публичный характер, касаются возможных нарушений уголовно-процессуального закона со стороны органов дознания и предварительного следствия, препятствующих защите законных прав и интересов доверителя, адвокат вправе дать показания как свидетель. И это Конституционный Суд РФ подтвердил еще раз в определении от 23 сентября 2010 г. Данная позиция не только не ущемляет профессиональные права адвоката, но является надежным подспорьем в защите прав и интересов его доверителей.

Юрий ПИЛИПЕНКО,
Первый вице-президент ФПА РФ

"АГ" № 1, 2010