×

Нужны ли упк философские категории?

И снова к вопросу об объективной истине в уголовном судопроизводстве
Материал выпуска № 4 (165) 16-28 февраля 2014 года.

НУЖНЫ ЛИ УПК ФИЛОСОФСКИЕ КАТЕГОРИИ?

И снова к вопросу об объективной истине в уголовном судопроизводстве

МасленниковаВ профессиональном сообществе не утихают споры о внесенном 29 января 2014 г. депутатом Государственной Думы А.А. Ремезковым проекте федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу» (законопроект № 4400058-6).

Объективно или все же субъективно?
Вопрос об объективной истине как цели доказывания в уголовном процессе не нов – он был, есть и, очевидно, будет поводом для научных дискуссий. Существуют самые различные позиции относительно того, что такое объективная истина в уголовном процессе: это философская или юридическая категория, возможно ли достижение объективной истины в сфере уголовного судопроизводства, где путем доказывания реконструируется событие и определяются причастность (непричастность) к нему конкретного лица, его виновность (невиновность).

Юридические словари и энциклопедии не упоминают понятие «объективная истина» и, соответственно, не определяют эту категорию как юридическую, не наполняют ее каким-либо юридическим содержанием.

Объяснение этому очень простое: объективная истина существует сама по себе, а стремление ее познать человеком всегда носит субъективный характер. «Объективная истина – истина, содержание которой не зависит от человека и человечества (истина объективна по содержанию, но субъективна по форме – как результат деятельности человеческого мышления)» (Советский энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова; 4-е изд. М., 1987. С. 510).

Известно, что наибольшую заинтересованность во введении в законодательство института объективной истины проявил и проявляет Следственный комитет РФ. На заседании Научно-консультативного совета ФПА РФ в 2012 г. представитель СК России Андрей Тимофеев заявлял, что ведомство, возглавляемое А.И. Бастрыкиным, делает данное предложение в целях совершенствования уголовного судопроизводства и обеспечения справедливости правосудия, законопроект призван создать условия для более качественной работы суда (см. № 10 (123) «АГ» за 2012 г.).

Более чем странно, что данное ведомство не обеспокоено тем, как обеспечить качественное расследование уголовных дел, видимо, полагая, что с этим все в порядке, а проблема лишь в некачественной работе российских судов. Нельзя не согласиться с мнением Тамары Морщаковой о том, что законопроект «подлый», и Генри Резником, назвавшим его неконституционным. Стоит поддержать позицию, высказанную Генри Марковичем, что «законопроект не будет признан, а ведомство, разработавшее его, лишь испортит собственную репутацию».

Юридический анализ содержания законопроекта и пояснительной записки к нему требует особой выдержки, ибо данные документы являют собой пример либо крайней юридической неграмотности, либо попытки ввести депутатов и всех нас в заблуждение относительно того, что такое уголовное судопроизводство, каково его назначение и каким образом оно достигается.

Лариса МАСЛЕННИКОВА,
адвокат, д.ю.н., профессор кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 4 за 2014 г.