×

Тройная защита

Адвокатская палата г. Москвы поддержала адвокатов, вынужденных защищать себя, чтобы достойно представлять интересы своего доверителя
Материал выпуска № 5 (142) 1-15 марта 2013 года.

ТРОЙНАЯ ЗАЩИТА

Адвокатская палата г. Москвы поддержала адвокатов, вынужденных защищать себя, чтобы достойно представлять интересы своего доверителя

Резник_Мусаев

15 февраля на XI ежегодной конференции адвокатов Москвы была принята резолюция, в которой московские адвокаты выразили «глубокую обеспокоенность в связи с незаконным преследованием адвокатов Мурада Мусаева и Дарьи Трениной», занятых в резонансном деле об убийстве Юрия Буданова, и «готовность оказать посильную помощь в защите от противоправных посягательств» (полный текст резолюции читайте на сайте ФПА РФ: http://www.fparf.ru/news/474.htm).

«АГ» обратилась к адвокатам АБ «Мусаев и партнеры» Дарье Трениной, Мураду Мусаеву и Надежде Ермолаевой, представляющей интересы Трениной, с просьбой рассказать о ситуации, в которой они оказались, и мерах, которые предприняли для своей защиты.

– Дело об убийстве экс-полковника Юрия Буданова, широко разрекламированное в СМИ в самом начале и достаточно быстро ушедшее со страниц газет, в начале года снова оказалось в центре внимания. К сожалению, разразившийся скандал прямо затронул вас. Расскажите, что произошло.
– Судебный процесс в Мосгорсуде с участием присяжных над обвиняемым в убийстве Буданова Юсупом Темерхановым начался в декабре 2012 г. К концу декабря стало ясно, что гособвинители по какой-то причине отказываются допрашивать при присяжных очевидцев преступления, которым известна внешность убийцы, несмотря на то, что они фигурируют в обвинительном заключении как свидетели обвинения, подлежащие вызову в суд.

Естественно, защита заявила ходатайство о вызове в суд всех очевидцев убийства, не вызванных обвинением, в том числе свидетелей Александра Евтухова и Руслана Фаталиева. Судья, однако, в удовлетворении ходатайства отказал, указав, что обеспечение явки свидетелей, от допроса которых отказалось обвинение, – забота стороны защиты, поскольку именно она настаивает на этом. Судья также отказался выдать стороне защиты повестки для вручения свидетелям.

Исполняя прямое указание суда, защитники занялись поиском очевидцев. Фаталиева удалось разыскать в Волгоградской области. Он был допрошен в суде при присяжных 10 января. А Евтухова Дарья Тренина нашла в Новосибирске и убедила явиться в суд. Евтухов согласился приехать в Москву при условии компенсации его расходов, связных с перелетами, проживанием и неполученным заработком. Свои расходы он сам оценил в 100 000 руб. и попросил перевести ему указанную сумму заранее, что адвокатом и было сделано.

Следует отметить, что защите было важно, чтобы свидетели Евтухов и Фаталиев просто явились в суд, независимо от содержания показаний, данных в судебном заседании. Дело в том, что на предварительном следствии оба давали показания, полностью устраивавшие защиту (по их описаниям, убийца был совершенно непохож на подсудимого). Евтухов на стадии предварительного расследования описывал стрелявшего в Буданова как светловолосого человека спортивного телосложения ростом около 175 сантиметров – Темерханов же имеет черные волосы, худощав и ростом около 2 метров. Но огласить показания не явившегося по вызову суда свидетеля можно только при согласии сторон или его неявке в силу чрезвычайных обстоятельств. Если же свидетель явился, но дал показания, существенно противоречащие данным ранее, любая из сторон получила бы право ходатайствовать об оглашении протоколов его допросов на следствии.

Евтухов прилетел в Москву 14 января 2013 г. и был готов дать показания, но судебное заседание по ходатайству гособвинения было отложено на 21 января. Он решил не дожидаться следующего судебного заседания в Москве, а полететь в Новосибирск. Однако уже в аэропорту, по выражению некоторых СМИ, он был «перехвачен оперативниками» и доставлен в 3-е управление ГСУ по г. Москве.
Всю ночь с 14 на 15 января 2013 г. Евтухова допрашивали следователи ГСУ (хотя допрос в ночное время допускается только в экстренных случаях даже при отсутствии возражений со стороны допрашиваемого лица).

Только 15 января Евтухов все-таки вылетел в Новосибирск. Допрашивавшие его следователи наказали ему не общаться с адвокатами. Тем не менее Евтухов нашел в себе смелость и рассказал обо всем адвокатам Мусаеву и Трениной, попросив найти ему адвоката для оказания юридической помощи в этой ситуации. Для этого был приглашен адвокат Алексей Егоров.

Прилететь в Москву Евтухов решил заранее, чтобы успеть обратиться в правоохранительные органы с заявлением об оказываемом на него давлении. В аэропорту Барнаула свидетеля тщетно ожидал адвокат Егоров. Оказалось, что по дороге в аэропорт, такси с Евтуховым было остановлено на посту ДПС, и, со слов водителя такси, его пассажир был увезен в неизвестном направлении людьми в штатском, предъявившими красные удостоверения.

С заявлением об исчезновении Евтухова во все правоохранительные органы обратились его родственники, адвокаты Егоров, Мусаев и Тренина. Водитель такси в тот же день дал соответствующие объяснения полиции.

19 января Евтухов неожиданно для всех, включая его родственников, позвонил в информационное агентство «РАПСИ» и сообщил, что у него все хорошо, он в Москве и просто сменил номер телефона.

Несмотря на то что поиски Александра Евтухова безуспешно продолжались несколько дней, 21 января он все-таки появился в судебном заседании при загадочных обстоятельствах: он попал в здание Мосгорсуда через служебный вход в сопровождении оперативников, а его путь в здании вплоть до зала судебного заседания был оцеплен судебными приставами. В зал он зашел без приглашения председательствующего, вид у него был взволнованный.

Защита просила суд, прежде чем переходить к допросу по существу дела, допросить свидетеля о том, что с ним происходило после 18 января. Суд постановил допросить свидетеля в отсутствие присяжных, но только по фактическим обстоятельствам убийства. Во время короткого перерыва к свидетелю обратился адвокат Мурад Мусаев со словами поддержки. После возобновления заседания потерпевший (в этом качестве в процессе выступает сын убитого — Валерий Буданов), подталкиваемый прокурорами, обратился к суду с заявлением, что адвокат Мусаев только что угрожал свидетелю. Суд отказался проверить это заявление, а все вопросы защиты о том, что произошло со свидетелем, снял.

Затем суд приступил к его допросу с участием присяжных. Но как только свидетель, отвечая на установочные вопросы суда, произнес фразу, что подсудимого никогда не видел, судебное заседание было прервано судьей Коротковым, к которому подбежала секретарь судебного заседания с неким срочным сообщением. После перерыва судья удалил присяжных и спросил стороны, имеются ли у них вопросы к свидетелю, подлежащие выяснению в их отсутствие. Гособвинитель задала вопрос, получал ли Евтухов от кого-либо из адвокатов защиты денежные средства «за показания». Евтухов рассказал о получении денег от Дарьи Трениной и пояснил, что эти деньги предназначались для компенсации расходов, связанных с явкой в суд. Гособвинитель ходатайствовала об отложении судебного заседания с целью проверки заявления свидетеля, на что суд покорно согласился.

Несколькими часами позже пресс-службой Мосгорсуда в СМИ были распространены два заявления Евтухова. Согласно первому, адвокат Тренина передала ему денежные средства за дачу показаний в суде. Как гласит второе, слова адвоката Мусаева свидетель воспринял как угрозу. Свидетель также, не объясняя причин, отказался от помощи адвоката Егорова. Есть все основания утверждать, что все эти заявления сделаны под давлением.

В тот же день пресс-служба СКР объявила о проведении проверки в отношении Дарьи Трениной и Мурада Мусаева.

24 января 2013 в отношении Дарьи возбуждено уголовное дело.

– Озвучьте, пожалуйста, точную формулировку обвинения, предъявленного Дарье Трениной. Какова версия следствия?
– Обвинение Трениной на настоящий момент не предъявлено, она лишь ознакомлена с постановлением о возбуждении в ее отношении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 309 УК РФ.

Как следует из постановления о возбуждении уголовного дела, Дарья Тренина «вступила в неформальные отношения» со свидетелем обвинения Александром Евтуховым и за денежное вознаграждение склоняла его «изменить данные им в ходе предварительного следствия показания… с целью освобождения от уголовной ответственности» ее подзащитного.

Такая формулировка, на наш взгляд, просто абсурдна. Начиная с «неформальных отношений путем звонков и встреч» и заканчивая «изменением показаний», она не выдерживает критики.

Во-первых, каких-либо формальных требований в отношении того, как адвокат, обеспечивая явку свидетеля в суд, должен к нему обратиться, не существует. Памятуя о том, что суд отказался вызвать свидетеля повесткой и даже предоставить ее адвокату для вручения свидетелю, сложно себе представить, как можно уговорить человека явиться в суд, не вступив с ним в контакт.

Во-вторых, бессмысленно утверждение следствия о том, что Дарья склоняла свидетеля изменить данные им ранее показания. Описание стрелявшего, данное Евтуховым непосредственно после убийства Буданова, никак не соотносилось с внешностью задержанного позже Юсупа Темерханова, а значит, уже полностью устраивало защиту.

Если же допустить, что Дарья склоняла Евтухова «изменить» показания, выгодные ее доверителю, это означало бы только то, что адвокат действует не в его интересах и уж никак не «с целью освобождения его от уголовной ответственности».

Незаконность уголовного преследования очевидна – у следствия попросту отсутствовали основания для возбуждения дела.

Основанием для уголовного преследования являются достаточные сведения о наличии признаков преступления. Состав преступления ст. 309 УК РФ содержит обязательный признак – ложность показаний, за дачу которых подкупают свидетеля. В этом деле еще никому не удалось дать ответа на главный вопрос: почему показания, данные свидетелем на предварительном следствии, когда ни адвокатов, ни их подзащитного и близко к делу не было, вдруг стали ложными, после того как защита обеспечила явку свидетеля в суд?

– Имел ли суд право возложить на сторону защиты обязанность по обеспечению явки свидетеля?
– Необходимо обратить внимание на то, что закон не наделяет адвоката властными полномочиями по отношению к каким-либо лицам, в том числе и к свидетелям.

Существует общее правило, в соответствии с которым свидетель вызывается на допрос повесткой и в случае неявки без уважительной причины может по решению суда быть подвергнут приводу.

Отказ суда вызвать в суд свидетелей повесткой не соответствовал нормам УПК РФ.

Не так давно была опубликована статья профессора кафедры уголовного права и процесса МГИМО (У) МИД России Александра Волеводза, в которой он последовательно доказывает, что, отказавшись вызвать для допроса свидетелей, российский суд нарушил не только нормы российского закона, но и обязательные для нашей страны нормы международного права (Волеводз А. Дело адвоката Д. Трениной как индикатор нарушения норм международного права // http://www.mgimo.ru/news/experts/document235284.phtml).

Следует отметить, что cт. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует каждому обвиняемому право допрашивать свидетелей, показывающих против него, а также предписывает допрашивать свидетелей, показывающих в его пользу, на тех же основаниях, что и свидетелей обвинения. Это означает, что порядок вызова в суд свидетелей, о допросе которых ходатайствует защита, и последствия их неявки без уважительной причины, идентичны тем, что предусмотрены в отношении допрашиваемых по инициативе обвинения. Эта позиция выражена в многочисленных постановлениях Европейского суда.

– Вы видели заявление Евтухова о том, что он был подкуплен Трениной? Если да, то о чем там точно говорится?
– Заявление от 21 января 2013 г., которое было распространено пресс-службой Мосгорсуда, адресовано судье Короткову и гласит: «Сообщаю, что ко мне приезжала адвокат Дарья, которая перечислила мне на банковскую карту деньги за дачу показаний в суде г. Москвы. Адвокат просила меня сказать, что у человека, который стрелял в Буданова, были светлые волосы».
Как видите и тут ни слова о ложных показаниях: о том, что у стрелявшего волосы были «не темные, а светлые», Евтухов с подчеркнутой уверенностью говорил еще летом 2011 г., до того, как в деле появился подозреваемый.

– Насколько нам известно, Дарья Тренина была допрошена в здании ГСУ СК по Москве. Какие еще меры принимались следственными органами?
– Действительно, 1 февраля 2013 г. Дарья Тренина была допрошена в качестве подозреваемой по делу о якобы имевшем место подкупе свидетеля Евтухова.

Ни о каких других мерах нам неизвестно. Примечательно, что следствие до сих пор не имеет возможности допросить Евтухова – его от них укрывает так называемая государственная защита.

– Также из СМИ известно, что в отношении еще одного адвоката Темерханова Мурада Мусаева СК начата проверка. По факту угроз, якобы высказанных свидетелю Евтухову в перерыве судебного заседания 21 января?
– Да, правда, проверка никак себя не проявляла. Мурад Мусаев, не дожидаясь ее окончания, обратился к экспертам-лингвистам Института языкознания РАН, которые, проанализировав аутентичную видеозапись судебного заседания, пришли к однозначному выводу, что никаких угроз слова адвоката не содержали, а, напротив, выражали слова поддержки и сочувствия перенесенным человеком невзгодам.

Процессуальные оппоненты, видимо осознав неудачность затеи с угрозами Евтухову, вспомнили о свидетеле Фаталиеве.

Показания этого очевидца преступления о внешности убийцы Буданова также удовлетворяют версии защиты. Так же, как и Евтухов, он не узнал в Темерханове лица, стрелявшего в Буданова. Следовательно, гособвинению выгодно очернить и их.

10 февраля стало известно о том, что Фаталиев был увезен из своего дома людьми, предъявившими служебные удостоверения. В течение ночи его избивали и угрожали, вынуждая дать показания о том, что Мурад Мусаев его якобы подкупал. Позже сам Фаталиев рассказал о случившимся журналистам, адвокатам и правозащитникам. Он обратился за помощью в организацию «Гражданское содействие», возглавляемую Светланой Ганнушкиной, которой мы выражаем безмерную благодарность.

– Какие действия следственными органами предприняты в отношении Мусаева?
– Из СМИ известно, что по факту мифического подкупа свидетеля Фаталиева проводится проверка, однако в ходе нее Мурад Мусаев опрошен не был, ни о каких изменениях своего статуса его также никто не уведомлял.

– Собираетесь ли вы подавать жалобы на действия следствия?
– Постановление о возбуждении дела было обжаловано Дарьей Трениной в Пресненский суд г. Москвы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Как уже говорилось, возбуждение уголовного дела является незаконным. В постановлении отсутствует указание на основание уголовного преследования – на признак состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 309 УПК. В чем состояла ложность показаний Евтухова, к которым его якобы склоняла адвокат, не указано вовсе.

Кроме того, мы считаем, допущены грубейшие процессуальные нарушения в ходе доследственной проверки. Так, по надуманному основанию 14 января 2013 г. в 8 часов вечера было возобновлено ранее приостановленное уголовное дело в отношении неопределенных лиц, причастных к убийству Буданова. Это позволило следователям, заинтересованным в исходе дела Темерханова в суде, организовать повод для незаконного уголовного преследования адвоката Темерханова.

Тем не менее в нарушение указаний Пленума ВС РФ суд, не ответив на доводы жалобы, счел возбуждение уголовного дела правомерным. Данный судебный акт обжалован в вышестоящий суд.
Безусловно, в дальнейшем защита будет реагировать на действия следствия.

Беседовала Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»

ЗАЩИЩАТЬ ЧЕСТНЫХ ПРОФЕССИОНАЛОВ

РезникСпециально для «АГ» президент АП г. Москвы Генри Резник прокомментировал принятую резолюцию

Сторона обвинения применила коварный прием, заявив как свидетелей обвинения в действительности свидетелей защиты. Ознакомившись с материалами дела, адвокаты хотели заявить их как свидетелей защиты, но им сказали, что этого не надо делать, поскольку они заявлены как свидетели обвинения. Я полагаю, здесь был просчет, – необходимо было их заявить как свидетелей защиты и получить официальный отказ от следователей, в котором было бы отмечено, что свидетели заявлены и будут допрошены. Этого не было сделано, и в суде, как вы знаете, прокурор отказалась вызывать их в качестве свидетелей обвинения. Адвокаты обратились к суду с ходатайством о допросе этих свидетелей, поскольку они были в списке, приложенном к обвинительному заключению, а потому подлежат допросу. Но суд отказал им в этом, указав, что, поскольку они были заявлены как свидетели обвинения, то решение о том, какие представлять обвинительные доказательства и как их представлять, принимает прокурор. Так как суд отказался выдать стороне защиты повестки для вручения свидетелям, адвокаты вынуждены были взять на себя обязанность доставки свидетелей в суд. Понятно, когда свидетели иногородние, адвокаты, совершенно не таясь, оплатили им проезд, проживание в гостинице и прочее. То есть адвокаты выполняли свой профессиональный долг. Потому, то, что произошло, мы, естественно, восприняли как противодействие защите, профессиональной деятельности адвоката.

Мы взяли эту ситуацию под контроль и направляем резолюцию Председателю Следственного Комитета РФ Александру Бастрыкину, Генеральному прокурору Юрию Чайке и Председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой.

Отмечу, что в 2008 г. мы приняли подобную резолюцию в защиту адвокатов Бориса Кузнецова и Елены Львовой, которых, как мы считаем, тоже совершенно безосновательно пытались привлечь к уголовной ответственности. Причем тогда наша резолюция, безусловно, имела последствия: последовал отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Львовой, а судебное решение о заключении под стражу Кузнецова так и не было вынесено.

Адвокатская палата г. Москвы и дальше будет защищать честных профессионалов, которые выполняют свой долг.