×

Закрытая адвокатура

Процесс либерализации адвокатуры в Южной Корее отстает от темпов общественных преобразований
Материал выпуска № 15 (56) 1-15 августа 2009 года.

ЗАКРЫТАЯ АДВОКАТУРА

Процесс либерализации адвокатуры в Южной Корее отстает от темпов общественных преобразований

Стремительные преобразования в государственном устройстве, экономике и культуре Южной Кореи не могли не повлиять на консервативную, традиционно закрытую адвокатуру этой страны. Но не все корейские адвокаты стремятся повышать квалификацию, осваивать законы маркетинга и тем самым укреплять свою конкурентоспособность.

Со времени своего основания Республика Корея прошла большой путь в развитии своей государственности, экономики, культуры и образования. История Южной Кореи начинается с советско-американского соглашения, заключенного в конце лета 1945 г., о разделении сфер влияния на Корейском полуострове. 17 июля 1948 г. была принята первая Конституция Республики Корея. В истории страны чередовались периоды демократического и авторитарного управления. На пути к демократическому развитию стране пришлось пережить политические перевороты, и в Конституцию Республики Корея девять раз вносились поправки – в последний раз 29 октября 1987 г. Основные положения Конституции Республики Корея закрепили суверенитет народа, разделение властей, стремление к мирному и демократическому объединению Южной и Северной Кореи, установление мира во всем мире и международное сотрудничество, верховенство закона и ответственность государства за достижение благосостояния народа.

В 60-е гг. прошлого века Южная Корея была одной из беднейших стран в регионе. Но благоприятный международный экономический климат 60-х – первой половины 70-х гг., ориентированность страны на экспорт, изменение ключевых направлений экономики – от сельского хозяйства и легкой промышленности в пользу тяжелой промышленности и сферы услуг, относительно малые затраты на содержание военно-промышленного комплекса (2–3 % против 60–70 % в Северной Корее), привлечение иностранного капитала, этническая и культурная однородность, а также конфуцианская традиция, в которой особенно ценятся трудолюбие, образование, жизненный успех и преданность своей нации, превратили Южную Корею в развитое промышленное государство. Девяностые годы знаменуют рождение феномена, известного как «корейская волна». Поп-музыка Кореи, телевизионные сериалы становятся все более популярными в других странах мира, особенно в Юго-Восточной Азии. Режиссеры Им Квон Тэк, Ким Ки Дук и Пак Чхан Ук завоевывают для себя призы на крупнейших международных кинофестивалях, а для всего корейского кино – репутацию одного из самых привлекательных и прогрессивных в мире.

Стремительные преобразования в государственном устройстве, экономике, культуре, превращение аграрной страны в высокоразвитое индустриальное государство привели к социальным изменениям огромного масштаба, становлению высокотехнологичного информационного общества, что не могло не затронуть консервативную, традиционно закрытую адвокатуру Кореи.

«Консервативный», «закрытый», «традиционный» – не случайные эпитеты, они очень точно передают оттенки содержания понятия «адвокат» в Корее. Адвокат – это избранный, высокопочитаемый, принадлежащий к профессиональной элите член общества. Получить статус адвоката в Корее чрезвычайно сложно. Однако шанс есть буквально у каждого. Допущенным к испытанию на проверку квалификации может быть любой, высшее юридическое образование не является необходимым условием, более того, наличие высшего образования в принципе не требуется.

Квалификационный экзамен состоит из двух письменных контрольных работ и устного собеседования. Испытания ведутся исключительно на корейском языке. Проверке подлежат не только юридические знания кандидата и уровень его правовой культуры – строгой оценке подвергаются его общая образованность, знание национальной истории и культуры, этикета и традиций корейского общества. Высокий конкурс на присвоение адвокатского статуса определяется традиционным для Кореи лимитом на прием в адвокатуру. Долгое время существовала квота в 300 лицензий в год, и лишь в 1996 г. Число лицензий было увеличено до 1000. С 1997 по 2000 г. лишь 3 % кандидатов выдержали испытание. Тем не менее успешное преодоление квалификационного экзамена не дает право 1000 счастливчиков заниматься адвокатской деятельностью: прежде чем адвокат приступит к профессиональной деятельности, он должен пройти обязательный двухлетний курс в государственном Институте правовых исследований и стажировок (Judicial Research and Training Institute (JRTI)).

До 1981 г. адвокат проходил практику в должности судьи или государственного прокурора, затем открывал свой адвокатский кабинет, его деятельность была ориентирована исключительно на гражданский и уголовный процесс. С 1980-х гг. в Корее стали появляться крупные адвокатские конторы, а затем юридические фирмы, обнаружилась потребность в специалистах в области корпоративного права, рынка ценных бумаг, налогового права, экологического права и антимонопольного законодательства, с конца 1990-х рынок юридических услуг расцвел. В Корее стали открываться новые юридические школы и институты, происходило формирование крупных адвокатских контор и образование юридических фирм-гигантов, была увеличена квота на прием в адвокатуру, с 1999 г. число представительниц прекрасного пола в адвокатуре увеличилось в 10 раз (сегодня в Южной Корее работают около 1000 адвокатесс), в качестве правовых консультантов в корейских юридических фирмах позволили работать иностранным адвокатам и юристам.

В апреле прошлого года число адвокатов в Корее превысило 10000 человек (численность населения Кореи – свыше 49 млн человек). К этой цифре корейская адвокатура шла более 102 лет. Первые три корейских адвоката получили свой статус в 1906 г., в 1960-е гг. в число зарегистрированных адвокатов в Корее увеличилось с 400 до 700 человек (при численности населения около 25 млн человек), в 1981 г. их количество составило 1000 человек, в 2002 г. – 5000. По оценкам специалистов, число адвокатов в ближайшие семь лет увеличится в два раза вследствие подписания Южной Кореей двустороннего соглашения с США о свободной торговле. Новые юридические школы будут выпускать с 2012 г. 2000 адвокатов ежегодно. В 2003 г. в стране существовало лишь 250 юридических фирм, спустя пять лет их количество возросло до 400.

Преображение корейской юридической профессии, происходившее последние 30 лет, определялось в первую очередь экономическими успехами страны и социальными преобразованиями. Налицо, однако, почти десятилетнее отставание процесса либерализации адвокатуры от общественных преобразований в Южной Корее. Обусловленное острой нехваткой адвокатов в 1990-е гг. нынешнее активное пополнение профессиональной корпорации, к которому стремились последние 10 лет, с наступлением мирового финансового кризиса все больше вселяет в корейских адвокатов тревогу, в особенно сложном положении оказались те, кто занимается индивидуальной практикой (таких в Корее около 40–45 %). Если традиционно получение статуса гарантировало адвокату безбедное существование, то за последние годы положение вещей изменилось.

С 2006 г. стали регулярными случаи признания адвокатов банкротами. В марте этого года Ассоциация адвокатов Сеула занималась аккумулированием средств в фонд помощи родственникам адвокатов – беспрецедентное событие в истории корейской адвокатуры. Шесть крупнейших фирм – “Kim & Chang”, “Kwangjang”, “Bae”, “Kim & Lee”, “Hwawoo”, “Shin & Kim” и “Yulchon” – делят между собой половину общего дохода на корейском рынке юридических услуг, на них работают только 10 % действующих адвокатов. Большим доверием пользуются юридические фирмы, нежели адвокаты, практикующие индивидуально. Последние ввиду существенного снижения числа исков (за 10 лет – почти в два раза) зачастую вынуждены нанимать так называемых «брокеров» для поиска клиентов (оплата труда «брокеров» достигает 10000 долл. в месяц). Для большинства корейских адвокатов отсутствие исков означает отсутствие работы.

Как свидетельствует опыт стран с более развитым рынком юридических услуг, от современного адвоката требуется не только умение вести процессуальные дела и выступать в суде, но и быть профессионалом в более широком смысле – способным в том числе оказывать юридическую консультацию бизнесу, а также знающим механизмы рынка. Во многом «обнищание» некоторых корейских адвокатов объясняется консервативными представлениями о профессии, нежеланием повышать свою квалификацию, осваивать законы маркетинга и тем самым укреплять свою конкурентоспособность. Новые юридические школы и ассоциации адвокатов должны готовить нынешнее и следующее поколения адвокатов к тому, что им придется работать в условиях жесткой конкуренции, требующей от адвоката высокого профессионализма, знания законов ведения юридического бизнеса и понимания, что в условиях современного переустройства мировой финансовой и экономической системы в понятии «рынок юридических услуг» главенствующее значение приобретает слово «рынок».

Павел МАГУТА,
руководитель Международного отдела ФПА РФ

"АГ" № 15, 2009