×

Дискриминация отцов при определении места жительства детей

ЕСПЧ ушел от признания существующей в российских судах гендерной проблемы
Васильев Илларион
Васильев Илларион
Адвокат АП Московской области, адвокат КА г. Москвы «Малик и партнеры»

30 октября «АГ» опубликовала новость о Постановлении ЕСПЧ по делу «Абалымов против России» (далее – Постановление), в котором Европейский Суд напомнил о том, что при разводе родителей недопустимо определять места жительства детей без учета их привязанности друг к другу.

Читайте также
ЕСПЧ призывает учитывать эмоциональную связь между детьми при определении места их жительства
В постановлении отмечается, что российский судья придал большее значение материальным условиям жизни матери, а не привязанности ее детей друг к другу
30 Октября 2020 Новости

Как следует из Постановления, Суд придерживается ранее установленных им подходов к определению вмешательства в право заявителя на уважение семейной жизни (см., например, постановления от 1 августа 2013 г. по делу «Антонюк против России»; от 19 января 2016 г. по делу «GB против Литвы»; от 10 апреля 2018 г. по делу «Элита Магомадова против России» и от 23 октября 2018 г. по делу «Петров и Х. против России»).

В рассматриваемом случае Европейский Суд отдал предпочтение решению суда первой инстанции, который, по мнению ЕСПЧ, тщательно изучил всю семейную ситуацию и все относящиеся к делу факторы и представил соответствующие и достаточные основания для вынесения решения. Так, судебный акт первой инстанции об оставлении всех детей с отцом был основан на показаниях заявителя – старшей дочери – относительно заботы о детях. Также по решению суда была назначена и проведена психологическая экспертиза, получена оценка органов опеки, собрана информация о доходах, условиях жизни и работы каждого из родителей. По итогам рассмотрения дела районный суд пришел к выводу, что отец ежедневно заботился о детях, а вот у матери разъездная работа. Кроме того, дети привязаны друг к другу и старшей сестре, у них сложились семейные и социальные связи в г. Самаре (§ 40 Постановления).

А вот апелляционное определение областного суда ЕСПЧ счел «скудным». Апелляция не пояснила, почему отдала предпочтение заключению органов опеки г. Калуги против заключения органов опеки г. Самары, которое суд первой инстанции взял за одну из основ своего решения (§ 41 Постановления). Также апелляционная инстанция не объяснила, почему отнеслась к заключению экспертов-психологов критически (§ 42). «Самое главное, что областной суд не привел никаких оснований для своего решения разлучить детей, несмотря на заключение эксперта, что они были очень привязаны друг к другу, в частности, старшая сестра К. была самым дорогим и значимым человеком в жизни С.», – отмечено в Постановлении Европейского Суда. Кассационная инстанция позднее не обосновала, почему придала большее значение комфортным условиям жизни матери, нежели фактору привязанности детей друг к другу (§ 43).

С учетом выводов вышестоящих судов, определивших судьбу семьи заявителя, ЕСПЧ счел: «Власти не провели углубленного изучения всей семейной ситуации и всех соответствующих факторов и не привели соответствующих и достаточных причин для решения о выдаче разрешения на проживание … младших детей с матерью, тем самым отделяя их от старшей сестры, к которой они были сильно привязаны» (§ 44).

ЕСПЧ также напомнил, что в его задачи не входит подмена полномочий национальных властей при принятии решения относительно определения места проживания ребенка (детей). Суд не ограничивает свою проверку лишь выяснением того, использовало ли государство свою дискрецию разумно, осторожно и добросовестно. «Суд обладает компетенцией установить, провели ли национальные суды, принимая такое решение, всестороннее изучение всей семейной ситуации и целого ряда соответствующих факторов и осуществили ли они сбалансированную и разумную оценку соответствующих интересов каждого из них, с постоянным стремлением определить, какое решение будет лучшим для ребенка. Неспособность провести достаточно тщательное исследование будет составлять нарушение ст. 8 [Конвенции о защите прав человека и основных свобод]», – отмечено в документе (§ 38).

ЕСПЧ ранее неоднократно заверял, что не является судом третьей, четвертой или иной инстанции и его постановления не направлены на пересмотр актов национальных судов. В то же время рассматриваемое постановление, на первый взгляд, выглядит именно так.

В своей жалобе заявитель ставил вопрос о нарушениях в его деле ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) в части запрета дискриминации и ст. 5 Протокола № 7 к Конвенции, касающейся равноправия супругов в отношении детей.

Речь идет о серьезной системной проблеме в вопросах урегулирования семейных отношений в России, а именно – гендерной дискриминации отцов при рассмотрении споров об определении места жительства ребенка. Любой юрист, практикующий в области семейных дел, понимает, что в большинстве ситуаций суды оставляют детей с матерью. Исключения составляют случаи, когда мать – алкоголичка, наркоманка, ранее судимая или имеются иные дискредитирующие ее обстоятельства, которые удалось доказать в суде. Решения, когда детей оставляют с отцом в отсутствие дискредитирующих мать факторов, крайне редки – примером как раз служит решение Самарского районного суда в отношении заявителя, которое, как видим, не устояло в апелляции.

Однако ЕСПЧ, к сожалению, не пошел дальше признания нарушения ст. 8 Конвенции о вмешательстве в семейную жизнь заявителя. Нарушение ст. 5 Протокола № 7 он опроверг выводами, ранее приведенными в Постановлении от 10 апреля 2018 г. по делу «Леонов против России», в котором установил, что указанная норма налагает обязательства на государство-ответчика по установлению удовлетворительной правовой основы. Жалоба заявителя, полагает Суд, касается не законодательства, а его исполнения судом (§ 50–51).

Нарушения ст. 14 Конвенции Европейский Суд, к сожалению, не признал. Вообще такие нарушения констатируются очень редко, в исключительных случаях, и в этом деле ЕСПЧ ушел от признания существующей в российских судах гендерной проблемы, когда в вопросах определения проживания детей предпочтение отдается матери.

Таким образом, Постановление Европейского Суда по делу «Абалымов против России» является, на мой взгляд, судьбоносным для семьи заявителя, а также новым обстоятельством, позволяющим пересмотреть решения национальных судов. Данный акт я рекомендовал бы использовать практикующим юристам, хотя, к сожалению, он не будет способствовать искоренению проблемы гендерной дискриминации отцов при определении места жительства детей.

Рассказать:
Другие мнения
Первунин Максим
Первунин Максим
Адвокат АП г. Москвы, партнер КА г. Москвы «АКП Бэст Адвайс»
Пытки должны уйти в прошлое
Уголовное право и процесс
Повторяющиеся ситуации в разных регионах РФ указывают на необходимость продолжения работы по защите прав человека
30 Сентября 2022
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер юридической группы «Парадигма»
Когда суд должен отменить обеспечительные меры?
Арбитражный процесс
Буквальное толкование закона в судебной практике порождает ее противоречивость
29 Сентября 2022
Ермолаева Мария
Ермолаева Мария
Юрист, руководитель юридической компании E-Law Consulting
Не формальный статус, а специфическая деятельность
Арбитражный процесс
К вопросу об определении подведомственности споров с участием «вчерашних» ИП
28 Сентября 2022
Плахотнюк Вячеслав
Плахотнюк Вячеслав
Адвокат АП Санкт-Петербурга, доктор права НИУ Высшая школа экономики
Обязанностей без адекватного возмещения быть не должно
Конституционное право
КС подтвердил законность предъявления к работнику требований наравне с госслужащим
28 Сентября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Правовой «маятник»
Арбитражный процесс
Почему арбитражные суды порой меняют сформированные правовые позиции?
27 Сентября 2022
Зимин Ростислав
Зимин Ростислав
Адвокат АП Ленинградской области
Проблемы уголовного судопроизводства
Уголовное право и процесс
Какие положения УПК требуют корректировки
26 Сентября 2022
Яндекс.Метрика