×
Фролов Анатолий
Фролов Анатолий
Заведующий Адвокатской конторой № 1 г. Ярославля
В последнее время все чаще возникают вопросы, связанные с избранием меры пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых, являющихся субъектами предпринимательской деятельности. В настоящее время в Российской Федерации действует ст. 108 УПК РФ, которая существенно ограничивает случаи содержания предпринимателей, подозреваемых и обвиняемых в экономических преступлениях, под стражей до вынесения судом приговора.

Казалось бы, высшие судебные инстанции давно уже определились в этом вопросе, изложив свою позицию в «Обзоре практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей», утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 18 января 2017 г., и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Однако у правоохранительных органов свое видение процессуального закона: предпринимателей продолжают брать под стражу с завидной регулярностью.

Как показывает практика, одним из оснований для взятия подозреваемого под стражу является возможность с его стороны скрыться от органов предварительного расследования. Очень часто в ходатайстве следователя в суд звучит следующее обоснование такого ходатайства: «Подозреваемый имеет заграничный паспорт, следовательно, он имеет возможность и намерение скрыться от органов предварительного расследования, чем может воспрепятствовать проведению предварительного расследования». При такой формулировке суды выясняют только факт наличия заграничного паспорта, не утруждая себя проверкой обоснованности остальных доводов для взятия лица под стражу.

В моей практике был случай, когда суду предлагалось принять иную меру пресечения (домашний арест или залог) в отношении предпринимателя. Для этого в суд был представлен договор аренды квартиры в городе, в котором шло предварительное расследование уголовного дела. Причем договор был заключен сроком на один год и зарегистрирован в Росреестре. Для освобождения подозреваемого под залог в суд предоставлялись гарантийные письма и финансовое обеспечение, однако суду было достаточно того, что подозреваемый имел заграничный паспорт и, «по оперативным данным», мог выехать за пределы России. Не изменилась ситуация даже тогда, когда срок действия заграничного паспорта истек. Все ходатайства, поданные стороной защиты, игнорировались и следствием, и прокуратурой, и судебными органами. Жалобы в вышестоящие судебные инстанции также не дали никакого результата.

Часто взятие под стражу предпринимателя приводит к тому, что у него возникают задолженности по уплате налоговых платежей. Он не может исполнить взятые на себя кредитные и иные обязательства перед своими контрагентами. Это приводит к тому, что налоговыми органами предпринимаются действия, направленные на принудительное взыскание недоимки, следуют обращения в суд и, как результат, банкротство предпринимателя.

Нередко взятие под стражу является способом давления со стороны органов предварительного следствия на предпринимателя с целью получения от него признательных показаний и упреждения попыток с его стороны доказать свою невиновность.

Нахождение лица, подозреваемого в совершении экономического преступления, в следственном изоляторе позволяет оперативным сотрудникам более «результативно» работать с ним. Склонять его к признанию вины и выбору особого порядка при рассмотрении его дела в суде. При этом органы следствия не утруждают себя доказыванием вины подозреваемого. До сих пор явка с повинной, равно как чистосердечное признание, является царицей доказательств.

Адвокату в такой ситуации необходимо использовать весь спектр процессуальных возможностей (жалоб и ходатайств) для защиты интересов своего подзащитного.

Как правило, при отсутствии в материалах уголовного дела достаточной доказательственной базы в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении экономического преступления, уже на предварительном слушании обвинение в суде разваливается, и дело направляется на доследование.

В ходе своей профессиональной деятельности я сталкивался с ситуациями, когда единственным основанием для взятия под стражу коммерсанта было то, что он имел лишь временную регистрацию по месту пребывания, при этом он сам предоставлял органам следствия все запрошенные ими материалы по финансово-хозяйственной деятельности. Только неоднократные обращения в прокуратуру с жалобами на действия органов предварительного расследования позволили изменить меру пресечения подзащитному.

Ситуация с взятием под стражу предпринимателей является неоднозначной. Безусловно, ни в коей мере нельзя все дела подводить под один шаблон, но в настоящее время именно так и происходит. Как говорится, всех под одну гребенку, всех под стражу.

Рассказать: