×

Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания

Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы

Споры, вытекающие из договоров строительного подряда, много лет занимают важное место среди дел, рассматриваемых российскими арбитражными судами, отражают деловую активность в стране и развитие законодательства в области экономики. На практике договоры строительного подряда редко исполняются без нарушений, а вытекающие из них споры относятся к числу самых сложных и объемных. При этом с каждым годом количество подобных дел продолжает расти. На основании сведений, содержащихся в официальных источниках1, автором произведен расчет, согласно которому по состоянию на 2021 г.2 оно составило порядка 14% от общего количества вытекающих из договоров споров, рассмотренных арбитражными судами.

Одной из основных категорий требований в рамках рассматриваемой группы дел являются споры о взыскании с заказчика задолженности за выполненные работы по договору строительного подряда. Действительно, нередки случаи, когда строительные работы были выполнены подрядчиком, но контрагент отказался принимать и оплачивать их. Подобные действия могут быть вызваны разными причинами – например, неудовлетворительным качеством выполненных работ, их неполнотой и (или) недобросовестностью стороны по договору.

В настоящее время судебная практика по подобным категориям споров относительно устойчива: если предметом спора выступает взыскание задолженности по односторонним актам (т.е. сторонами договора не согласованы объем и стоимость спорных работ), подрядчику предстоит доказать, что такие работы он в действительности выполнил.

В соответствии с ГК РФ документами, фиксирующими выполнение подрядчиком работ, являются унифицированные акты выполненных работ (по форме КС-2) и справки о стоимости выполненных работ и затрат (по форме КС-3). При этом судебная практика исходит из того, что факт выполнения строительных работ может подтверждаться и иными доказательствами (к примеру, исполнительной документацией, перепиской между сторонами, актом приема-передачи законченного объекта строительства и т.п.). Они при доказывании соответствующих обстоятельств имеют второстепенный характер и, как правило, не могут подменять унифицированные акты и справки.

Кроме того, при возникновении между истцом и ответчиком спора об объеме и качестве выполненных работ суду, рассматривающему дело, в большинстве случаев не получится обойтись без проведения строительно-технической экспертизы, которая может определить, например, объем и качество проведенных работ (в том числе выявление брака, дефектов и нарушений, прогнозирование их возможных последствий и т.п.).

Читайте также
ВС: Акт приемки не является заменой документам, подтверждающим окончательную приемку работ по договору подряда
Верховный Суд указал, что подрядчик вместо устранения выявленных недостатков обратился в суд с исковым заявлением о взыскании разницы между ценой договора и выплаченными заказчиком суммами
18 ноября 2022 Новости

К подобным выводам пришел и Верховный Суд РФ в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 28 октября 2022 г. № 307-ЭС22-12537 по делу № А56-29482/2020, которым вернул на новое рассмотрение дело по иску подрядчика к заказчику о взыскании задолженности по договору строительного подряда, указав, что подписанный сторонами договора акт приема объекта, на котором осуществлялось строительство, является документом, предшествующим процедурам сдачи-приемки выполненных работ и ввода объекта в эксплуатацию. Соответственно, указанный акт не может заменять собой документы, подтверждающие эти процедуры, и являться доказательством выполненных работ. При этом акты выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ и затрат, подтверждающие выполнение спорных строительных работ на сумму взыскиваемой задолженности, – то есть документы, непосредственно фиксирующие их выполнение, – истец в материалы дела не представил.

ВС также справедливо обратил внимание, что подрядчик приступил к сдаче работ с оформлением всех необходимых документов, предусмотренных договором, уже после подписания акта приема объекта, с подписанием которого нижестоящие суды необоснованно связали завершение строительных работ, проигнорировав имеющиеся в деле доказательства.

Таким образом, сформулированная в определении правовая позиция в целом соответствует сложившейся практике.

В рамках других дел, рассмотренных арбитражными судами, как правило, делаются схожие выводы. Например, в постановлении АС Московского округа от 22 сентября 2021 г. по делу № А40-175364/2020 суд, отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, указал, что помимо актов выполненных работ, подписанных и представленных подрядчиком, выполнение спорных работ подтверждается другими доказательствами, в том числе актом приема объекта завершенного строительства, проектной документацией, показаниями технического заказчика и проектной организации. При этом, несмотря на внушительный объем косвенных доказательств, ключевым обстоятельством, по мнению судов, все равно является сдача-приемка сторонами спорных работ, исключающая возможность квалифицировать полученные денежные средства как неосновательное обогащение (Определение ВС от 30 июля 2015 г. № 305-ЭС15-3990 по делу № А40-46471/2014).

Кроме того, при определении факта выполнения заявленных к оплате работ суды зачастую руководствуются наличием или отсутствием разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, фактически квалифицируя его наличие как доказательство, безусловно свидетельствующее о выполнении заявителем строительно-монтажных работ в полном объеме. Подобный подход может противоречить фактическим обстоятельствам, поскольку на практике к выполнению строительных работ, особенно на крупных объектах, могут привлекаться несколько субподрядчиков. Указанные выводы содержатся в Определении ВС от 10 июня 2021 г. № 305-ЭС18-22181 по делу № А40-110034/2017: «факт получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию имеет иную публичную природу, в отличие от подписанного сторонами акта приемки-передачи работ, определенного сторонами как имеющего правовое значение при решении вопроса, установленного соглашением сторон».

Вместе с тем нередко суды нижестоящих инстанций не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции и приходят к полностью противоположным по содержанию выводам. Например, в постановлении АС Московского округа от 1 февраля 2022 г. по делу № А40-120590/20213 суд указал, что подписанные сторонами акты КС-2 и справки КС-3 не могут подтверждать факт приемки работ, так как являются промежуточными документами, в то время как доказательством указанных обстоятельств может служить только акт окончательной сдачи-приемки выполненных работ. Аналогичные выводы содержатся в постановлении от 25 июля 2022 г. по делу А40-174981/2021: «Вывод суда первой инстанции о том, что акты КС-2 и справки КС-3 являются надлежащим подтверждением выполнения работ и передачи всей исполнительной документации от ответчика к истцу, нельзя признать законным и обоснованным <…> Подписание истцом актов КС-2, КС-3 не лишает его права представлять возражения относительно объемов и качества работ».

По содержанию указанные выводы противоречат п. 4 ст. 753 ГК, согласно которому сдача результата работ подрядчиком и его приемка заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При этом в комментируемом Определении ВС № 307-ЭС22-12537 также указано: законом не предусмотрено, что факт выполнения работ подрядчиком может доказываться только актами выполненных работ (несмотря на прямое указание в законе на обратное).

Полагаю, подобные нарушения в части квалификации и оценки доказательств (идущие вразрез с императивными нормами законодательства) приводят к незаконности и необоснованности названных судебных актов и нарушению единообразия судебной практики. При этом описанные случаи не редкость, тем более в подрядных спорах. Думаю, эти обстоятельства обусловлены тем, что в таких делах фигурирует огромный массив документов (в том числе акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат, исполнительная и проектная документация, переписка между заказчиком и подрядчиком и т.д.), многие из которых зачастую являются косвенными доказательствами и прямо не относятся к предмету спора, но тем не менее при отсутствии двусторонних актов выходят на первый план и фактически становятся основным способом установления факта выполненных работ.

Кроме того, часто именно действия самих участников подрядных правоотношений (в том числе нарушение или неправильное ведение документооборота между компаниями или внутри организации, игнорирование в ходе исполнения договора его условий и (или) императивных требований закона (например, в части порядка сдачи-приема выполненных работ) и т.д.) приводят к возникновению между ними споров, перерастающих в судебные разбирательства.

Несмотря на указанные обстоятельства, суды, рассматривающие споры, вытекающие из договоров строительного подряда, зачастую ограничиваются поверхностным исследованием материалов дела и не уделяют должного внимания анализу документов, представляемых сторонами. Как правило, у каждого судьи уже сформирована определенная позиция для той или иной ситуации, а судебные акты порой пишутся по «типовой» форме. Такой подход, хотя и позволяет арбитражным судам оперативно справляться с ежегодно возрастающим объемом подрядных споров, едва ли отвечает принципу всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.


1 См., например, https://sudstat.ru/, https://kad.arbitr.ru/.

2 По состоянию на ноябрь 2022 г. статистические показатели за текущий год не опубликованы, в связи с чем в материале использованы данные прошлого года.

3 Определением от 14 апреля 2022 г. № 305-ЭС22-3328 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС было отказано.

Рассказать:
Другие мнения
Нечаева Екатерина
Нечаева Екатерина
Адвокат АП Свердловской области
Если суд уклоняется от рассмотрения вопроса о смягчении осужденному меры пресечения…
Уголовное право и процесс
Что поможет изменить подобный подход
27 января 2023
Колосов Антон
Колосов Антон
Адвокат АП г. Москвы, АБ «Колосов и партнеры»
Коллизия норм ст. 208 и 205.1 УК РФ
Уголовное право и процесс
Практика работы по конкретному делу выявила пробел в уголовном законодательстве
26 января 2023
Кузнецов Николай
Кузнецов Николай
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Взыскание убытков с руководителей в практике ВС в 2022 году
Арбитражный процесс
Новые подходы и «повторение пройденного»
26 января 2023
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер юридической группы «Парадигма»
Распределение бремени доказывания по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации
Уголовное право и процесс
Основные условия, которые должен установить суд
25 января 2023
Застрожин Валерий
Застрожин Валерий
Адвокат АП г. Москвы, КА «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры» г. Москвы
Хищение или находка?
Уголовное право и процесс
Изменится ли правоприменительная практика в связи с принятием нового постановления КС РФ
24 января 2023
Немчинова Светлана
Немчинова Светлана
Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры»
Отсутствие «прописки» – не основание для отказа в пособии
Гражданское право и процесс
ВС указал на необходимость отличать регистрационный учет граждан от факта проживания
23 января 2023
Яндекс.Метрика