×
Грикевич Оксана
Грикевич Оксана
Адвокат АБ «Грикевич и Титков»
«Гонорар успеха» – это сумма вознаграждения представителя, выплачиваемая при условии достижения нужного заказчику результата. Суть концепции «гонорара успеха», или условного гонорара, состоит в том, что адвокат не получает авансового платежа за свои услуги или он минимален, а вознаграждение выплачивается от суммы присужденного или взысканного. Условие о «гонораре успеха» неофициально называют «нет выигрыша – нет оплаты» (no win no fee).

Задача «гонорара успеха» состоит в том, чтобы открыть доступ к правосудию тем, кто не может позволить себе оплатить услуги адвокатов и судебные издержки. «Гонорар успеха» создает у адвоката мощную мотивацию работать на результат. Когда клиент платит за каждый час работы, для адвоката не имеет большого экономического значения, устраивает ли клиента итог рассмотрения дела. Наконец, поскольку адвокаты берут на себя финансовый риск судебных разбирательств, количество спекулятивных или безнадежных дел может быть уменьшено.

В то же время, если адвокат работает за «гонорар успеха», он заинтересован брать только выигрышные дела, не тратя время на проигрышные и сомнительные, тогда как некоторые дела требуют подробного изучения, прежде чем вынести суждение о шансах на успех.

«Гонорар успеха» в странах англосаксонской системы права
В США условный гонорар начал применяться с середины XIX в.1 Некоторые авторы называют еще более ранние даты2. Несмотря на то что США восприняли доктрину общего права, их видение судебных споров существенно отличалось от британского. Соглашение о «гонораре успеха» широко использовалось сторонами и представителями, подтверждалось судами, а в 1875 г. действительность условного гонорара была подтверждена Верховным Судом Соединенных Штатов.

В США «гонорар успеха» распространен в делах о причинении вреда физическому лицу (personal injury cases), о медицинской халатности, о компенсации работникам. Соглашения о «гонораре успеха» дают пострадавшим возможность попытаться возместить денежные убытки за причиненный им ущерб без необходимости оплачивать гонорар адвоката. Это обусловлено тем, что в американском праве компенсации в таких делах могут быть значительными.

Несмотря на то что пострадавший не будет оплачивать «гонорар успеха», если дело проиграно, он в любом случае должен покрыть расходы адвоката. К ним относятся расходы, понесенные адвокатом в результате проведения расследования или сбора свидетельских показаний, почтовые и транспортные расходы.

Обычный размер «гонорара успеха» составляет 33% от взысканной суммы. В некоторых штатах суммы могут отличаться. Хотя вопрос о разумности размера вознаграждения тоже имеет место.

Модельный кодекс профессиональной этики Американской палаты адвокатов устанавливает, что при определении разумности размера вознаграждения нужно учитывать следующее:
– требуемое время и количество работы адвокатов, новизна и сложность затрагиваемых вопросов, а также навыки, необходимые для надлежащего выполнения поручения;
– вероятность того, сможет ли адвокат параллельно заниматься другими делами;
– размер вознаграждения, взимаемого в данной местности за аналогичные юридические услуги;
– потраченная сумма и полученные результаты;
– временные ограничения, установленные клиентом или обстоятельствами;
– характер и продолжительность профессиональных отношений с клиентом;
– опыт, репутация и способность адвокатов, выполняющих поручение;
– является ли плата фиксированной или условной.

Иногда обычные 33% «гонорара успеха» могут быть признаны чрезмерными.

Например, дело Фанни Гольдфарб (Нью-Йорк, 2015 г.), спор о квартире, полученной в наследство. Доверитель и адвокат подписали соглашение об оказании юридической помощи на условиях предоплаты и «гонорара успеха» в размере одной трети любого возмещения, связанного с получением квартиры. Адвокат добился оформления квартиры на своего доверителя плюс компенсации в размере 75 000 долл. США, отказа от завещания в размере 100 000 долл. США и 6163 долл. США судебных издержек.

Адвокат запросил «гонорар успеха» в размере 251 995 долл. США, что составило одну треть от стоимости квартиры и компенсации. Суд указал, что сумма чрезмерна, и снизил ее до 115 000 долл. США, так как «полная сумма гонорара делала бы адвоката основным выгодоприобретателем по судебному спору».

«Гонорар успеха» не взимается в семейных и уголовных делах.

Вместе с тем, получая информацию о высоких «гонорарах успеха» в США, нужно принимать во внимание, что этот гонорар не возлагается на проигравшую сторону. По общему правилу в США каждая сторона самостоятельно оплачивает свои расходы на представителя. В некоторых штатах имеются исключения из этого правила. Например, в Калифорнии потребитель может взыскать расходы на представителя с проигравшей стороны. В штате Невада сторона, отклонившая предложение о досудебном урегулировании спора и проигравшая спор, возмещает выигравшей стороне разумные расходы на представителя.

В русскоязычной литературе принято считать, что «гонорар успеха» распространен во всех странах англосаксонской системы права. Однако это не так.

В Великобритании соглашения о «гонораре успеха» традиционно были лишены судебной защиты для того, чтобы исключить «незаконное финансовое участие в процессе» – maintenance and champerty.

Например, споры в связи с завещанием Суинфена (Swynfen will case). В 1854 г. Сэмюэль Суинфен из Суинфен-Холла оставил по завещанию 60 000 фунтов стерлингов (около 5 млн фунтов стерлингов в пересчете на современные деньги) своей невестке Пейшенс Суинфен, а в отношении поместья распоряжений не сделал.

На поместье претендовали Пейшенс и племянник Сэмюэля Суинфена. Вопреки воле Пейшенс ее адвокат заключил соглашение с противоположной стороной и передал его судье. Пейшенс добилась отмены соглашения, уволила адвоката и наняла молодого адвоката Кеннеди на условиях «гонорара успеха» 20 000 фунтов стерлингов (около 1,7 млн фунтов стерлингов в пересчете на современные деньги).

Кеннеди выиграл дело и потребовал «гонорар успеха». В первой инстанции требования были удовлетворены. Но апелляция отменила решение, указав, что гонорар английских адвокатов является гонораром и, следовательно, не может быть предметом судебного иска.

В 1999 г. оплата по результату была признана допустимой (с ограничениями по сумме) для всех категорий дел, кроме уголовных и семейных. В коммерческих спорах размер «гонорара успеха» может достигать 100% присужденной суммы. До 2013 г. сумму «гонорара успеха» можно было взыскать с проигравшей стороны. После принятия раздела 44 Закона о правовой помощи, наказании и наказании в отношении правонарушителей 2012 г. (LASPO) «гонорар успеха» взыскать с проигравшей стороны нельзя, кроме специально оговоренных случаев.

В Канаде размер «гонорара успеха» колеблется от 20% до 45% от выигрыша. Соглашения о юридической помощи по делам о незаконном увольнении и серьезных травмах могут быть основаны исключительно на условном вознаграждении. Для уголовных и семейных дел «гонорар успеха» запрещен.
 
«Гонорар успеха» в странах континентальной системы права
В большинстве стран Европы «гонорар успеха» был долгое время запрещен: Pactum cuota litis. Однако давление рынка привело к тому, что некоторые страны начали допускать условные вознаграждения. В девяностые годы «гонорар успеха» был разрешен в Бельгии и Нидерландах, в 2008 г. – в Испании.

В Бельгии «гонорар успеха» в чистом виде до сих пор запрещен, но он может взиматься дополнительно к основному платежу, фиксированному или почасовому3. Вопрос о том, может ли быть «гонорар успеха» возложен на проигравшую сторону, пока остается дискуссионным.

Рекомендуемый размер «гонорара успеха» в Испании (Cuota Litis) – 15–20% от взысканной суммы. Клиент и адвокат могут договориться об оплате только «гонорара успеха» или комбинировать эту оплату с фиксированной ценой или почасовой оплатой. По общему правилу расходы на представителя возлагаются на проигравшую сторону с учетом критерия разумности.

В Германии «гонорар успеха» был разрешен до 1994 г. После поправок 1994 г. немецкие юристы могут или взимать фиксированную плату, которая соответствует Федеральным правилам оплаты услуг адвокатов, или заранее договориться со своим клиентом об оплате по часовой ставке. Фиксированная сумма может зависеть от суммы иска. При этом взимание вознаграждения, меньшего, чем установлено законом, является нарушением закона.

Сказанное свидетельствует о том, что нельзя говорить о некоем тренде принятия судебными системами различных стран концепции «гонорара успеха». Тенденции в различных странах разнонаправленные. Хотя дискуссия идет почти везде.

«Гонорар успеха» в России
В России «гонорар успеха» также находится в поле внимания юридического сообщества. В 1999 г. Высший Арбитражный Суд РФ указал на фактическую невозможность взыскания с доверителя «гонорара успеха»4, т.е. требование исполнителя фактически оставлено без судебной защиты.

Далее к этому вопросу обратился Конституционный Суд РФ5. Он рассмотрел возможность включения в договор возмездного оказания услуг условия о достижении результата представителем и пришел к выводу, что норма ст. 779 ГК РФ императивна и не позволяет этого сделать. «Спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором “совершение определенных действий или осуществление определенной деятельностиˮ направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять решение в отношении заявленного требования». Достижение результата, искомого заказчиком, «выходит за предмет регулирования по настоящему договору».

К указанному постановлению три судьи Конституционного Суда РФ выразили свои особые мнения. Судья КС РФ Н.С. Бондарь подчеркнул, что постановление Конституционного Суда РФ нельзя расценивать как «абсолютный запрет на “гонорар успехаˮ и, соответственно, как недопустимость законодательного введения этого института на неопределенный срок (по крайней мере до достижения правовой и судебной системами некоего качественно нового состояния развития)». Судья КС РФ А.Л. Кононов отметил, что Конституционный Суд РФ использует «свой любимый прием “нахождения балансаˮ частных и публичных интересов, который вопреки критерию статьи 2 Конституции РФ всегда почему-то приводит к предпочтению именно публично-государственных мотивов… Мнение о том, что условие о выплате вознаграждения в определенном проценте или доле от суммы выигранного спора вмешивается в прерогативы суда и каким-то образом посягает на самостоятельность и независимость судебной власти, является глубоким заблуждением, основанным на ошибочном представлении, что судебный акт никак не связан с результатом состязания сторон и не зависит от их процессуальных действий и усилий».

Конституционный Суд РФ не только оставил «гонорар успеха» без судебной защиты, но и дал конституционно-правовое толкование норме ст. 779 ГК РФ как не допускающей возможности включения в договор оказания юридических услуг условия о «гонораре успеха».

Используя международный опыт, можно разделить вопрос о «гонораре успеха» на несколько составляющих.

1) Допустимо ли включение условия о «гонораре успеха» в соглашение между заказчиком и исполнителем?

2) Подлежит ли судебной защите условие о «гонораре успеха» в соглашении между заказчиком и исполнителем при неисполнении этого условия заказчиком добровольно?

3) Подлежит ли взысканию с проигравшей стороны сумма «гонорара успеха»?

4) Каков разумный предел «гонорара успеха» для взыскания?

Как мы видим из мирового опыта, ответы на эти вопросы различны. В США «гонорар успеха» допустим, к нему может быть применен критерий разумности, но он не возлагается на проигравшую сторону.

В Великобритании «гонорар успеха» был разрешен и некоторое время взыскивался с проигравшей стороны, а сейчас при сохранении возможности установить «гонорар успеха» в соглашении между адвокатом и клиентом на проигравшую сторону он не возлагается. На мой взгляд, в этом есть разумное зерно.

Не допуская установления «гонорара успеха», мы лишаем стороны свободы договора. Лишаем заказчика возможности стимулировать представителя работать более усердно. Лишаем представителя, который готов приложить максимум усилий к достижению нужного заказчику результата, возможности получить дополнительное вознаграждение. 

Полагаю, что условие о «гонораре успеха» должно быть допустимым в договоре между заказчиком и представителем и подлежать судебной защите.

При рассмотрении вопроса о возложении суммы «гонорара успеха» на проигравшую сторону суд должен руководствоваться критериями разумности, соразмерности и обоснованности и взыскивать представительские расходы с учетом фактически оказанных услуг, затраченного времени, стоимости аналогичных юридических услуг в конкретной местности, опыта и репутации представителя.

Верховный Суд РФ в Определении от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167 высказал такую позицию:

«Указанные дополнительные суммы («гонорар успеха». – О.Г.) по существу являются вознаграждением, уплачиваемым комбинатом юридическому бюро за уже оказанные и оплаченные услуги и только в случае, если они привели к отказу Максимовой М.Н. в удовлетворении иска, то есть признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора оказания юридических услуг соглашения. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является».

В названном случае «гонорар успеха» взыскивался дополнительно к фиксированной стоимости юридических услуг. Это общепринятое российским юридическим сообществом понимание «гонорара успеха»: сумма вознаграждения представителя, взимаемая в дополнение к основному, фиксированному платежу, реже – почасовому тарифу. Тогда как изначальная суть концепции «гонорара успеха» состоит в том, чтобы заказчик не оплачивал вовсе или оплачивал минимальный авансовый платеж. Хотя стоимость юридических услуг в России и США несопоставимы.

В России юристы и адвокаты хотели бы иметь возможность пользоваться «гонораром успеха» в коммерческих спорах, а не как это распространено в США – в спорах о причинении вреда физическим лицам или врачебных ошибках. Это объяснимо: решения о компенсациях по таким категориям дел невелики и могут не покрыть трудозатраты представителя, а заказчика и вовсе оставить без компенсации.

Но двигаться нужно поступательно. Для начала судебная практика должна прийти к допустимости «гонорара успеха» и обязательности его судебной защиты в отношениях «заказчик – представитель». Так, в п. 3 Информационного письма от 5 декабря 2007 г. № 121 Высший Арбитражный Суд РФ указывал, что способами определения размера вознаграждения представителя могут быть почасовая оплата, заранее определенная твердая сумма гонорара, абонентская плата, процент от цены иска; условия его выплаты, например, только в случае положительного решения в пользу доверителя.

Заказчик имеет возможность выбрать представителя на обширнейшем юридическом рынке. Если заказчик подписывает договор с обязательством выплаты «гонорара успеха», он не должен иметь возможности отказаться от принятого на себя обязательства после получения искомого результата.

Зачастую стремление уберечь проигравшую сторону от чрезмерного обременения приводит к снижению авторитета суда. В настоящий момент неправая сторона имеет возможность не исполнять обязательственные отношения или не возмещать причиненный вред, так как на нее все равно не будет наложено чрезмерное обременение, суд ее просто обяжет выполнить основное обязательство, но позднее плюс наложит штрафные санкции, которые будут уменьшены по ст. 333 ГК РФ. Добавьте к этому проблемы с исполнением решений небольшими компаниями, когда компании с долгами остаются брошенными, а собственники или директор продолжают работать от имени нового юридического лица.

Самым простым способом разрешения вопроса было бы введение нормативного регулирования. Но есть опасения, что такое регулирование скорее ограничит спектр возможностей для представителей. Как указал судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь, «выбор конкретной модели не только связан с содержанием действующего в данном государстве конституционного регулирования, но и в значительной мере определяется принципами правовой, в том числе судебно-правовой, политики».

Общественные отношения, судебная практика и понимание значимости судебного производства должны дозреть до имплементации «гонорара успеха», до расширения пределов разумности его размера, до учета поведения проигравшей стороны на досудебных стадиях урегулирования спора. Также вопрос о «гонораре успеха» мог бы иметь иное значение, если бы судом взыскивались полные суммы штрафных санкций, значительные суммы компенсаций за причинение вреда, в том числе морального, за ущерб деловой репутации.


1 P. KARSTEN, “Enabling the Poor to Have Their Day in Court: The Sanctioning of Contingency Fee Contracts, A History to 1940”, DePaul L.Rev. 1998, (231) 237–244.
2 S. LANDSMAN, “The History of Contingency and the Contingency of History”, Geo.Wash.L.Rev. 1998, (261) 261–262.
3 Ст. 446 Гражданско-процессуального кодекса Бельгии.
4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».
5 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами ООО “Агентство корпоративной безопасностиˮ и гражданина В.В. Макеева».

Рассказать:
Другие мнения
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Ответ на конструктивную критику
Юридический рынок
Проект Концепции предполагает обязательный приоритет принципов адвокатуры и адвокатской деятельности
30 Марта 2018
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Доступ к правосудию через рынок?
Юридический рынок
Проект Концепции недостаточно учитывает разницу между оказанием юридической помощи и оказанием юридических услуг
30 Марта 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
И снова о «молодых» адвокатах
Правовые вопросы статуса адвоката
Две причины для ограничения адвокатов со стажем менее 5 лет учреждать адвокатские образования
01 Марта 2018
Карасёва Татьяна
Карасёва Татьяна
Адвокат филиала МРКА (г. Москва) «Адвокатская консультация № 11» (г. Пенза)
Целесообразно ли ограничение?
Правовые вопросы статуса адвоката
Ограничение для адвокатов со стажем менее 5 лет учреждать адвокатские образования не соответствует целям, ради которых оно было введено
08 Февраля 2018
Яртых Игорь
Яртых Игорь
Адвокат АП Московской области
Взгляд ученого и практика
Юридический рынок
Методологические и практические проблемы реализации предложенного проекта Концепции
17 Января 2018
Оникиенко Ирина
Оникиенко Ирина
Партнер юридической фирмы Capital legal services, член Совета ФПА РФ
Острый вопрос
Юридический рынок
Обсуждение Концепции показало, насколько разрознен юридический рынок
16 Января 2018