×

Когда российское право эффективнее международного

Позиция ЕСПЧ не смогла обеспечить выплату заявителю соразмерной компенсации причиненного вреда
Кравченко Дмитрий
Кравченко Дмитрий
Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, член Совета АП г. Москвы

В Конституционный Суд РФ направлена жалоба бывшего инспектора Счетной палаты РФ Юрия Гайдукова на норму п. 1 ст. 1070 ГК РФ в контексте ее устойчивого правоприменения.

Заявитель больше двух лет незаконно содержался под стражей. В тюрьме он практически ослеп. Кроме того, из-за нахождения под стражей он потерял доходы по месту службы и вынужден был понести другие расходы.

При рассмотрении жалобы в ЕСПЧ российские власти признали незаконность содержания Гайдукова под стражей, предложив ему компенсацию порядка 5 тыс. евро. Несмотря на то что заявитель возражал против такой несоразмерной компенсации, Европейский Суд исключил его дело из списка дел, указав, что предложенная компенсация «не является несправедливой по сравнению с иными делами». То есть индивидуальный ущерб, причиненный Гайдукову, ЕСПЧ не проанализировал.

Заявитель обращался в Европейский Суд с просьбой возобновить производство по делу из-за явно несоразмерной компенсации, однако обращения остались без ответа.

Тогда он обратился в российский районный суд с иском о возмещении причиненного вреда, оценив его более чем в 4 млн руб. за минусом суммы компенсации, выплаченной по решению российских властей. Однако суды, включая Верховный Суд РФ, отказали, ссылаясь на то, что ЕСПЧ уже присудил истцу надлежащую компенсацию. В связи с этим Гайдуков обратился в Конституционный Суд РФ.

Как известно, уже несколько лет КС проводит системную линию, главным тезисом которой является приоритет Конституции РФ и позиций КС по отношению к международным договорам и международному правоприменению, в случае если российская Конституция более полно защищает права человека. Данная позиция нашла отражение и в новой редакции Конституции РФ (ст. 79). Заинтересованные комментаторы нередко отмечали, что исторически развитие этой позиции в наибольшей степени сказывалось (и в основном, по их мнению, негативно) на процессах о политических и «околополитических» правах, – как бы намекая, что разработанная Конституционным Судом модель направлена на сокращение правовой защиты граждан в международных инстанциях.

Кейс Гайдукова примечателен тем, что международный механизм защиты слабого участника правоотношения с государством действительно оказался недостаточно эффективным. Большинство российских юристов, специализирующихся на обращениях в ЕСПЧ, констатируют и в целом постепенную деградацию качества работы этого института международного правосудия по отношению к жалобам из России как минимум на аппаратном уровне, где «отсеивается» большинство жалоб.

На примере данного дела видно, что, хотя жалоба в ЕСПЧ и способна заставить российские власти признать нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, международная процедура может оказаться недостаточно эффективной для обеспечения выплаты надлежащей компенсации за причиненный заявителю вред и даже для оценки индивидуальной обоснованности предложенной властями добровольной компенсации. Российские же конституционные принципы требуют от государства полного возмещения вреда, если он причинен действиями госорганов, и не допускают неиндивидуальный характер выплаты на основании статистики по другим делам.

Вероятно, на фоне снижающегося качества международного правоприменения можно предположить возрастающее количество аналогичных ситуаций в будущем.

Хотелось бы надеяться, что Конституционный Суд останется последовательным и применит разработанные им правовые позиции к этому случаю, в котором суды общей юрисдикции на основании сложившегося правоприменительного контекста нормы ГК РФ приняли решения вопреки конституционным принципам. Кейс Гайдукова как возможность «эталонного» применения указанных конституционных позиций в самых что ни на есть явных интересах более полной, чем в международном суде, защиты прав «слабого» гражданина перед «сильным» государством покажет критикам реальность правовых и даже правозащитных мотивов КС.

Рассказать:
Другие мнения
Лямин Алексей
Лямин Алексей
Адвокат АП г. Москвы, НП КА «Легалис»
Допустимо ли доводить до присяжных сведения о заключении свидетелем досудебного соглашения?
Уголовное право и процесс
Подход ВС РФ, способный изменить негативную практику
23 Мая 2022
Петрова Дарья
Петрова Дарья
Юрист, к.ю.н.
Договор в условиях внешних изменений: как избежать потерь?
Гражданское право и процесс
Ключевые условия, которые стоит проработать детально
23 Мая 2022
Васюхин Максим
Васюхин Максим
Адвокат КА Железнодорожного округа г. Хабаровска в Хабаровском крае, АП Хабаровского края
Служебный подлог или совокупность преступлений?
Уголовное право и процесс
Следствие согласилось с доводом защиты, что квалификация деяния по ст. 285 УК избыточна
19 Мая 2022
Пыжикова Дарья
Пыжикова Дарья
Адвокат АП Ивановской области, Ивановская областная коллегия адвокатов № 4
Корпоративный конфликт как самостоятельное основание для отказа в иске
Арбитражный процесс
Негативные тенденции судебной практики
17 Мая 2022
Марданов Азер
Марданов Азер
Адвокат АП ХМАО-Югры, медиатор, к.ю.н.
Кассация напомнила правила доказывания в трудовых спорах
Трудовое право
Решение суда о взыскании компенсации за якобы невыдачу трудовой книжки удалось отменить
17 Мая 2022
Шагин Дмитрий
Адвокат Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы
Задача: получить решение
Гражданское право и процесс
Практические инструменты и методы
17 Мая 2022
Яндекс.Метрика