×
Фаст Ирина
Фаст Ирина
Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов

В соавторстве с Алексеем Нестеровым.

Как ранее  сообщила «АГ», на 26 сентября 2017 г. в Конституционном Суде РФ назначено рассмотрение жалобы о проверке конституционности примененного в делах заявителей п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в соответствии с которым к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, относятся, в частности, постановления Президиума ВС РФ и Пленума ВС РФ.

Заявители просят признать не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 1 (ч. 1), 2, 15 (ч. 2), 17 (ч. 2), 18, 45 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2), 52, 53, 55 и 118, положения п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в той части, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют судам общей юрисдикции признавать новым обстоятельством определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, вынесенное по результатам рассмотрения другого дела в кассационном порядке, и допускают возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений.

Данная жалоба была подана в связи с предельно неблагополучной судебной практикой, сложившейся в разных регионах РФ при рассмотрении споров, возникающих между гражданами, пострадавшими в результате несчастных случаев на производстве, и Фондом социального страхования РФ. Заявители жалобы в Конституционный Суд РФ – бывшие шахтеры, получившие трудовые увечья.

Представлять интересы одного из заявителей в Конституционном Суде РФ будем мы – адвокаты адвокатской конторы «Гражданские компенсации» Нижегородской палаты адвокатов Ирина Фаст и Алексей Нестеров.

Краткая предыстория вопроса
В нашей стране 1–1,5% граждан (в зависимости от региона) получили профессиональное заболевание или травму при исполнении трудовых обязанностей и имеют право на получение соответствующих выплат на основании Федерального закона № 125-ФЗ от 24 июля 1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». Назначение и совершение пострадавшим страховых выплат в счет возмещения вреда здоровью осуществляет Фонд социального страхования РФ. Результаты масштабного анализа свидетельствуют о том, что существенная их часть (цифра варьируется по регионам) назначается в заниженном размере, т.е. факты нарушения прав пострадавших носят системный характер. В результате десятки тысяч инвалидов и тяжелобольных людей недополучают значительные суммы в счет возмещения утраченного заработка, что негативным образом отражается на их уровне жизни.

Причины определения выплат в заниженном размере очевидны. Даже среди профессиональных юристов мало кто обладает достаточными знаниями в этой отрасли права в силу ее специфики, узкой направленности и сложности – по каждому случаю существует минимум 5 вариантов расчета с применением до 30 различных коэффициентов, а для получения документов, необходимых для полноценного исчисления суммы выплат, может потребоваться множество обращений в разные организации и инстанции. Что касается получателей выплат, то это, как правило, люди без высшего образования (в основном рабочие производств с вредными условиями труда), с крайне низким уровнем юридической грамотности.

Теоретически, если работник получил трудовое увечье, ему достаточно обратиться в ФСС РФ, предоставив минимальный комплект документов, а ФСС РФ назначит ему выплаты. Подразумевается, что сделать это должны исходя из наиболее благоприятного для пострадавшего варианта. Но на практике во многих случаях это далеко не так, и пострадавший только спустя длительное время узнает, что мог бы получать существенно большую сумму, или не узнает об этом вовсе. Если говорить о цифровом выражении, то разница между вариантами выплат может практически отсутствовать, а может составлять несколько тысяч рублей (ежемесячно).

За защитой своих нарушенных прав граждане обращались в суд (в добровольном порядке ФСС РФ перерасчеты практически не осуществляет). Верховный Суд РФ в п. 26 Постановления Пленума от 10 марта 2011 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» четко указал: если при рассмотрении дела будет установлено, что страховщик незаконно отказал застрахованному лицу в назначении страхового возмещения либо назначил страховые выплаты в меньшем размере, суд восстанавливает нарушенное право застрахованного по его иску путем взыскания основной суммы долга по страховым выплатам.

С 2000 по 2014 г. суды общей юрисдикции по всей Российской Федерации вынесли тысячи решений по данной категории дел. Обеспечить право (и возможность) выбора застрахованным самого выгодного для него варианта – это, по общему мнению всех судебных инстанций (до 2015 г.), значит предоставить ему возможность выбрать сумму, правомерно рассчитанную из всех предусмотренных Законом вариантов, а вовсе не выдать памятку с цитатами из закона. Имелась четкая и однозначная позиция Верховного Суда РФ, абсолютно логично трактовавшего Закон: само наличие более выгодного для застрахованного варианта исчисления является безусловным свидетельством нарушения законных прав застрахованного, основанием для их восстановления и назначения выплат в соответствии с этим вариантом. Данная позиция Верховного Суда РФ и всех судов общей юрисдикции формировалась в течение 14 лет, была основана на положениях Закона, отражена в документах пленумов и обзорах судебной практики Верховного Суда РФ. То есть существовала единообразная судебная практика по данной категории дел, полностью соответствующая Закону.

Первый этап развития ситуации
Начиная с 2015 г. Верховный Суд РФ (а точнее – судебный состав по трудовым и социальным спорам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ) без видимых причин и при отсутствии изменений в законодательстве кардинально изменил свое отношение к этой категории дел и, соответственно, к правам граждан, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В течение 2015–2016 гг. из разных регионов России Верховным Судом РФ было истребовано несколько десятков дел данной категории (больше, чем за 15 предыдущих лет), причем почти все дела (за одним исключением) были запрошены по жалобам ФСС РФ. И практически по всем этим делам Верховный Суд РФ вынес определения об отмене ранее вынесенных в пользу граждан решений нижестоящих судов и полном отказе в удовлетворении требований пострадавших.

Отказы основаны на том, что застрахованные якобы обязаны сами выбирать расчетный период и наиболее благоприятный для них вариант расчета. Тем самым фактически легализованы нарушения, допущенные отделениями ФСС РФ. Несмотря на отсутствие со стороны ответчика (ФСС РФ) подтверждения правильного исчисления суммы выплаты, судебная коллегия указывала, что доказательств того, что пострадавшему не были разъяснены все варианты расчета, самим пострадавшим не представлено, т.е. он виноват в том, что не смог доказать «отрицательный факт» – то, чего не было. Де-факто была установлена презумпция вины пострадавшего.

Эта позиция Верховного Суда РФ практически мгновенно распространилась на суды общей юрисдикции по всей стране. Апелляционные инстанции и президиумы областных судов стали отменять все решения, вынесенные судами первой инстанции в пользу пострадавших.

Однако отказы истцам по данной категории дел оказались только первым этапом развития ситуации.

Вплоть до 2015 г. ни по одному делу, отмененному в порядке надзора (кассации), региональные отделения ФСС РФ не подавали заявления о повороте решения суда, поскольку, если оно отменено в кассационном или надзорном порядке, обратный возврат денежных сумм возмещения вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, допускается, только когда отмененное решение суда было основано на сообщенных гражданином ложных сведениях или представленных им подложных документах (абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ). Данный перечень – закрытый.

Второй этап развития ситуации
Новая правоприменительная практика повлекла «новые возможности», и на следующей стадии от ФСС РФ в суды стали поступать заявления о повороте тех решений, которые были отменены Верховным Судом РФ. Суды стали удовлетворять такие заявления, используя в качестве «правового обоснования» две «правовые» конструкции: 1) «выплаты пострадавшему были произведены в порядке исполнения решения по исполнительным листам, то есть в рамках исполнительских правоотношений, а не гражданско-правовых обязательств» (ни в теории права, ни в практике не существует такого вида правоотношений, как «исполнительские»); 2) «поворот исполнения решения возможен, поскольку выплаты, полученные пострадавшим, являются выплатами по обязательному социальному страхованию, а не выплатами по возмещению вреда здоровью, а пострадавший необоснованно удерживает полученные денежные средства» (несмотря на то что в Постановлении Пленума ВС РФ № 2 от 10 марта 2011 г. (п. 4, 6, 15) неоднократно подчеркивается, что в порядке обязательного социального страхования осуществляется именно возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного).

Третий этап развития ситуации
После того как у всех заинтересованных сторон появилось понимание того, что решения о выплатах в возмещение вреда здоровью можно «повернуть вспять», начался третий этап – пересмотр решений судов по аналогичным делам. В связи с тем что по ранее вынесенным решениям в пользу пострадавших все процессуальные сроки обжалования прошли, а людей, видимо, хотелось наказать, появилась необходимость легализовать иную процессуальную возможность для  возврата в бюджет денежных средств, которые присуждали пострадавшим начиная с 2000 г. И суды общей юрисдикции стали признавать новым обстоятельством определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, вынесенные в кассационном порядке по результатам рассмотрения другого дела, и пересматривать на этом основании вступившие в законную силу судебные решения. Причем речь идет не только о решениях 2015–2017 гг. В порядке п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ со ссылкой на определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ пересматриваются судебные решения, с даты вступления которых в законную силу проходит значительное время, во всяком случае превышающее срок кассационного обжалования (ч. 2 ст. 376 ГПК РФ). Например, Апелляционным определением Воронежского областного суда от 22 июня 2017 г. № 33-4978 признан законным пересмотр по аналогичным «новым обстоятельствам» решения суда о взыскании с ФСС РФ выплат в пользу пострадавшей на производстве, вынесенного в 2009 г. (!), которое вступило в законную силу в 2010 г. (!) (на момент пересмотра с даты вступления решения суда в законную силу прошло более 7 лет). Более того, данное дело было предметом рассмотрения Верховного Суда РФ в 2010 г., и решение по нему (в пользу пострадавшего)  было признано законным и обоснованным.

Предмет рассмотрения в Конституционном Суде РФ
Именно вопрос о новой судебной практике пересмотра по подобным «новым обстоятельствам» вступивших в законную силу судебных решений и станет предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ 26 сентября 2017 г.

В обращении в Конституционный Суд РФ указывается, что суды всех инстанций, в том числе Верховный Суд РФ, начиная с 2015 г. отказывают застрахованным в перерасчете размера ежемесячных страховых выплат и взыскании задолженности с региональных отделений ФСС РФ. Кроме того, отделения ФСС РФ приступили к активному направлению заявлений о повороте решений судов, отмененных Верховным Судом РФ, а также массово обращаются с заявлениями о пересмотре ранее вступивших в законную силу решений суда по аналогичным делам по новым обстоятельствам, что в некоторых случаях уже привело к взысканию с пострадавших денежных средств, которые ранее были получены по законному судебному решению.

Так, А. (один из заявителей жалобы в КС РФ) в 2002 г. во время работы горным мастером на шахте получил тяжелую травму на производстве. По последствиям травмирования ему установлены 40% утраты профессиональной трудоспособности и III группа инвалидности бессрочно. А. получает ежемесячные страховые выплаты в счет возмещения вреда здоровью от Кузбасского регионального отделения ФСС РФ.

В 2012–2016 гг. А. обращался в суды с требованиями изменить размер ежемесячных страховых выплат, получаемых от ФСС РФ, обязать ФСС РФ компенсировать задолженность, образовавшуюся в результате неправильного расчета выплат, взыскать индексацию и пени. Все эти требования судами Кемеровской области были признаны законными и обоснованными, решения вступили в законную силу.

В 2016 г. ГУ КРО ФСС РФ обратилось в Рудничный районный суд г. Прокопьевска с заявлением о пересмотре решения об индексации задолженности по страховым выплатам, ранее вынесенного в пользу А., по новым обстоятельствам.

3 августа 2016 г. Рудничный районный суд г. Прокопьевска вынес определение о пересмотре по новым обстоятельствам решения Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 18 марта 2015 г. по делу № 2-1143/2015 по иску А. к ГУ КРО ФСС РФ. Новым обстоятельством со ссылкой на п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ суд признал Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 апреля 2016 г. № 81-КГ16-3 по иску Р. (другого заявителя) к ГУ КРО ФСС РФ, где также рассматривался вопрос об индексации задолженности по страховым выплатам.

Вышестоящие суды (Кемеровский областной суд и Верховный Суд РФ) признали вынесенное Рудничным районным судом г. Прокопьевска 3 августа 2016 г. определение о пересмотре по новым обстоятельствам законным и обоснованным.

А. был вынужден обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой о проверке конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

С аналогичной жалобой в КС РФ обратился и Р., определение по делу которого послужило новым обстоятельством по делу А. Для Р. по делу о взыскании с ФСС РФ пени за просрочку исполнения решения таким новым обстоятельством явилось Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14 марта 2016 г. № 78-КГ15-47 по иску Т. к ГУ КРО ФСС РФ.

Таким образом, каждое вынесенное определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, по мнению судов, является новым обстоятельством по всем ранее вынесенным аналогичным делам. Такая правоприменительная практика позволяет пересматривать дела по новым обстоятельствам независимо от сроков вступления решения по этим делам в законную силу, т.е. фактически бессрочно.

Категория новых обстоятельств: неоднозначность подходов
По мнению федерального законодателя, это не так: в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ к категории новых обстоятельств относится только ограниченный перечень актов Верховного Суда РФ:
– определение (изменение) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора;
– изменение такой практики в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора;
– изменение такой практики в постановлении Пленума ВС РФ.

Конституционность п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ была предметом неоднократного рассмотрения Конституционным Судом РФ (см. постановления от 21 января 2010 г. № 1-П, от 19 марта 2010 г. № 7-П, определения от 21 мая 2015 г. № 1155-О, от 16 июля 2015 г. № 1738-О, от 29 октября 2016 г. № 2117-О).

Конституционный Суд РФ последовательно указывал, что пересмотр и отмена вынесенных ранее и вступивших в законную силу судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм, носят исключительный характер и являются допустимыми лишь при одновременном соблюдении следующих условий:
– наличие в постановлении Пленума ВС РФ (ВАС РФ) или постановлении Президиума ВС РФ (ВАС РФ) прямого указания на придание приведенному в нем толкованию норм права обратной силы (Постановление КС РФ от 21 января 2010 г. № 1-П, где выявлен конституционно-правовой смысл аналогичного правового механизма в законодательстве об арбитражном производстве);
– соблюдение сроков рассмотрения требований о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений;
– установление ограниченного перечня оснований для отмены вступивших в законную силу судебных постановлений, не подлежащего расширительному толкованию;
– недопустимость придания обратной силы правовой позиции Верховного Суда РФ, если такая позиция ухудшает положение гражданина в его отношениях с государством.

Таким образом, буквальный смысл данных положений исключает учет кассационных определений судебных коллегий ВС РФ в качестве нового обстоятельства. Этот вывод находит отражение и в разъяснении, данном в Постановлении Пленума ВС РФ от 11 декабря 2012 г. № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений». Согласно подп. «д» п. 11 постановления «судебное постановление может быть пересмотрено по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ, если в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации, определившем (изменившем) практику применения правовой нормы, указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе, чем указано в данном постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При этом следует иметь в виду, что пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в указанном случае допускается, если в результате нового толкования правовых норм не ухудшается положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении».

Приведенное толкование вплоть до июня 2015 г. применялось всеми, в том числе Верховным Судом РФ, как единственно верное: суды отказывали в пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по заявлениям как государственных органов и учреждений, так и граждан.

Однако 3 июня 2015 г. судья Верховного Суда РФ Г.А. Гуляева, рассматривая кассационную жалобу ГУ – Кузбасского регионального отделения ФСС РФ на судебные постановления по иску Т. к ГУ КРО ФСС РФ о взыскании страхового возмещения и индексации (дело № 81-КГ15-14), вынесла определение об отказе в передаче жалобы ФСС РФ на рассмотрение Судебной коллегии ВС РФ. При этом судья указала, что у регионального отделения ФСС РФ есть возможность защитить свои охраняемые законом права в ином порядке, а именно путем обращения в Таштагольский городской суд Кемеровской области с заявлением о пересмотре состоявшихся по делу судебных постановлений по новым обстоятельствам. В качестве такового было указано считать ранее вынесенное по другому делу (по делу В.) определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, поскольку оно аналогично делу Т. по характеру разрешаемого спора.

Можно предположить, что именно этот документ и последовавшая за ним отмена апелляцией Кемеровского областного суда определения судьи Таштагольского городского суда Кемеровской области, отказавшегося считать кассационное определение Верховного Суда РФ новым обстоятельством, предопределили дальнейшую правоприменительную практику по п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, по крайней мере в Кемеровской области, где в настоящее время по заявлениям ФСС РФ пересмотрено по аналогичным «новым обстоятельствам» более 200 вступивших в законную силу решений судов, по которым ранее были взысканы выплаты в счет возмещения вреда здоровью в пользу пострадавших на производстве. Практически по всем делам вынесены уже и определения о повороте. Инвалиды и пенсионеры вынуждены возвращать ФСС РФ выплаты в возмещение вреда здоровью, полученные на законных основаниях.

Аналогичная практика есть и в других регионах: Воронежской, Мурманской областях, Ставропольском и Алтайском крае. Как было указано ранее, в Воронежской области пересмотрено по аналогичным «новым обстоятельствам» решение суда о взыскании с ФСС РФ выплат в пользу пострадавшей на производстве, вынесенное в 2009 г. и вступившее в законную силу в 2010 г.

При этом суды обосновывают такой пересмотр необходимостью обеспечить единообразное применение закона. Таким образом, кассационные определения судебных коллегий ВС РФ судами приравниваются к постановлениям Президиума ВС РФ, принятым в порядке надзора.

Исключительная социальная значимость
Пересмотр решений влечет для граждан, пострадавших на производстве, утрату уже полученных по вступившим в законную силу решениям суда социальных гарантий – ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью в более высоком размере. Кроме того, в порядке поворота исполнения судебных решений у граждан забирают ранее выплаченные им суммы или стоимость ранее предоставленных услуг. Несмотря на предусмотренный ч. 3 ст. 445 ГПК РФ императивный запрет поворота исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, и по делам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, в судебной практике такой поворот сейчас признается допустимым, поскольку согласно новому толкованию, данному Верховным Судом РФ, это страховые выплаты или выплаты в рамках «исполнительского производства», а не выплаты в счет возмещения вреда здоровью.

Разрешение настоящего вопроса имеет не только правовую, но и исключительную социальную значимость, так как, согласно статистической информации, полученной в Фонде социального страхования РФ, пересмотру и последующему повороту могут подвергнуться свыше 4000 судебных решений, вынесенных ранее в пользу граждан-инвалидов.

Помимо описанной категории споров, согласно доступной судебной практике, пересмотр по п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ на основании кассационных определений судебных коллегий ВС РФ имеет место как минимум еще по следующим категориям дел:
– о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации – по заявлениям Министерства обороны РФ;
– о взыскании излишне удержанного налога на доходы физических лиц с доходов, полученных работником в натуральной форме в виде оплаты стоимости проезда в поездах дальнего следования – по заявлениям ОАО «Российские железные дороги»;
– о взыскании недоначисленной и невыплаченной заработной платы, возложении обязанности выплачивать заработную плату не ниже минимального размера оплаты труда, установленного на территории Российской Федерации, с начислением к ней районного коэффициента – по заявлениям региональных органов государственной власти, государственных бюджетных учреждений и муниципальных учреждений.

При этом выявленные случаи пересмотра в порядке п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ на основании кассационных определений судебных коллегий ВС РФ по заявлениям и в пользу граждан являются единичными и относятся к периоду до 2016 г.

Направленность новой судебной практики на ухудшение положения граждан как слабой стороны в публичных правоотношениях (пенсионных, жилищных, трудовых, правоотношениях по социальному обеспечению и т.п.) очевидна. По описанным выше категориям дел основная функция, которую выполняет пересмотр судебных постановлений, состоит в снижении объема социальных обязательств государства перед гражданами и, как следствие, ухудшении их положения по сравнению с тем, в котором они находились до отмены вынесенных в их пользу судебных постановлений.

По мнению заявителей, с которым трудно не согласиться, истолкование судами оспариваемой нормы в делах заявителей расходится с конституционно-правовым смыслом, ранее выявленным Конституционным Судом РФ в отношении правового регулирования оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым обстоятельствам, а значит, не соответствует Конституции РФ.

В завершение хотелось бы отметить, что сам факт возникновения подобной ситуации очень печален. Дела заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ, не «частные случаи». В аналогичной ситуации оказались и другие инвалиды из разных регионов России. Это не «отдельные явления», а осознанные действия против тех, кто честно работал и лишился здоровья, имеющие целью отнять у пострадавших от трудовых увечий инвалидов то, что им раньше присудили суды. Ситуация «легализации» подобной практики через высшие судебные органы осложняется тем, что практически ни один государственный орган не может вмешаться в работу суда и защитить интересы другой стороны, даже если есть вопиющие нарушения законодательства. По данной категории дел было огромное число обращений во все инстанции, так или иначе призванные защищать интересы граждан, с просьбой изменить положение дел. Все ответы идентичны: нельзя вмешиваться в работу судебной системы. Фонд социального страхования РФ, обладая, в отличие от бывших работников предприятий и заводов, серьезным административным ресурсом, имеет возможность представить происходящее в том виде, который выгоден ему. Видимо, это и произошло, потому что ситуация до такой степени беззаконна и несправедлива, что грамотному юристу сложно поверить в ее реальность. Все это подрывает доверие к государству как гаранту законности, безопасности и социальной защищенности. Подобные действия не могут быть оправданы защитой интересов бюджета, так как интересы государства должны осуществляться в русле соблюдения законности.

Рассказать:
Другие мнения
Сабинин Андрей
Сабинин Андрей
Адвокат Международной правозащитной группы «Агора»
Сотрудники ЦПЭ Ингушетии признаны виновными в пытках и убийстве
Уголовное право и процесс
Уголовное дело заняло 67 томов с общим обвинением в 22 преступлениях
16 Ноября 2018
Вороной Вадим
Вороной Вадим
Адвокат АП г. Москвы
О законности аукциона по продаже вещей Виктора Цоя
Гражданское право и процесс
Паспорт и личные вещи музыканта могли продавать только наследники
15 Ноября 2018
Васин Владимир
Васин Владимир
Адвокат АП Красноярского края, тренер Института повышения квалификации адвокатов АП КР
Картинки в закрытом альбоме обернулись уголовным наказанием
Уголовное право и процесс
Российские суды чрезвычайно и неоправданно расширили трактовку диспозиции ст. 282 УК
14 Ноября 2018
Сорокин Сергей
Сорокин Сергей
Адвокат АП Тульской области
Об участии защитника в деле об изменении вида исправительного учреждения осужденного
Уголовно-исполнительное право
Как удалось добиться условно-досрочного освобождения
14 Ноября 2018
Беков Якуб
Беков Якуб
Адвокат КА «Плиев и партнеры»
Правовая оценка изменения границ Республики Ингушетия
Конституционное право
Соглашение не имеет правовой силы без вынесения вопроса на референдум
12 Ноября 2018
Прокопьев Сергей
Адвокат АП Воронежской области
В духе традиций римского права
Градостроительное право
Об антиправовой позиции судов
12 Ноября 2018