×
Арбузов Александр
Арбузов Александр
Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал»

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово оспаривать снятие денежных средств клиентами банков, которые вскоре стали банкротиться. Причем АСВ действует методом ковровых бомбардировок. Оно оспаривает в суде любую предбанкротную транзакцию, не разбираясь, знал ли клиент о проблемах банка и, соответственно, действовал недобросовестно или ему действительно срочно понадобились деньги.

Практика массового оспаривания обусловлена распространением случаев жульничества в преддверии банкротств банков. Нередки ситуации, когда менеджмент банков информирует отдельных состоятельных клиентов, с которыми потом не хочет иметь проблем, о сложной ситуации, и те успевают вывести средства. Это незаконно и ставит вкладчиков в неравное положение: при нормальном течении процесса все кредиторы и вкладчики должны на равных участвовать в дележе активов, остающихся после банкротства. Поэтому АСВ старается заставить всех встать в одну очередь и получить в виде страховки до 1,4 млн руб. или, если размер депозита был больше этой суммы, остаток вклада в процессе банкротства в качестве реестровых кредиторов, что, конечно, дольше, гораздо сложнее и менее результативно.

Кроме того, в последнее время участились случаи мошенничества, когда собственники будущих банков-банкротов пытаются спасти деньги через формирование в кредитных организациях вымышленных вкладов, записанных на подконтрольных лиц (зачастую маргинальных граждан из Средней Азии или южных регионов России), подделывая документы о внесении денег (карточки, «приходники» и пр.), а также подписывая «задним числом» договоры банковских вкладов. После банкротства эти мнимые «кредиторы» массово претендуют на страховые выплаты от АСВ в размере до 1,4 млн руб.

Таким образом, формально намерения у АСВ благие. Однако что делать добросовестным гражданам, которые не знали о грядущих проблемах банка и просто воспользовались своим законным правом на досрочный возврат депозита? И главное: как отделить мошенников, которые были предупреждены менеджерами банка или приехали на автобусе по проекту «предбанкротной карусели», от обычного человека, решившего, к примеру, купить квартиру?

В актуальном российском законодательстве прямых ответов на эти вопросы нет. И очевидно, что АСВ, решаясь на возврат вкладов, было готово к массовым судам. Вполне вероятно, корпорация сознательно провоцирует иски, предполагая, что мошенники, например те же мнимые «кредиторы», просто не станут возражать в суде, рискуя получить вместо выплаты страхового возмещения тюремный срок. То есть АСВ пытается с помощью обширной судебной практики сформировать общепринятые правила поведения банков и их вкладчиков в предбанкротный период. В частности, возможно создание практики почти автоматического признания судами необходимости возврата средств, снятых вкладчиками в преддверии банкротства (за месяц до даты назначения временной администрации банкротящегося банка). Речь при этом идет о суммах свыше 1 млн руб. в пределах одного операционного дня – именно такой предел устанавливает ст. 189.40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». К сожалению, в формировании такой практики примут участие и добросовестные граждане, которые без задней мысли вернут свои депозиты. Что же им делать?

Отбиться от судебных претензий можно, но это не гарантирует положительного результата. Представляется, что в суде нужно делать упор на наличие у гражданина «разумных убедительных обоснований» необходимости осуществления операции по снятию денежных средств. Так, порядочному вкладчику, помимо договора с опытным юристом, нужно запастись доказательствами, что он снимал эти деньги для определенных и срочных целей. Например, для покупки квартиры, автомобиля, заграничной поездки, возврата долга и т.д. Особенно хорошо, если трата подкрепляется жизненными обстоятельствами: свадьба сына, которому отец решил сделать щедрый подарок в виде квартиры; поездка с супругой за границу в дорогостоящее путешествие, о котором оба мечтали много лет; большая семья, нуждающаяся в приобретении более вместительного семейного автомобиля, и пр. Наличие таких обоснований по смыслу п. 5 ст. 189.40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» должно лишать АСВ аргументов в пользу «необычности» произведенной операции, а следовательно, права требовать ее «разворота». При этом нужно обязательно обратить внимание судьи на отсутствие в федеральном законе «автоматизма» в части признания операции незаконной: закон предусматривает лишь потенциальную возможность такого исхода, устанавливая, что сделка «может быть» признана незаконной (п. 1 ст. 189.40 Закона о банкротстве).

Не менее важный момент – даты, когда было подано и исполнено поручение о выдаче денежных средств. Если поручение поступило в банк до формирования картотеки неисполненных платежных поручений клиентов, а равно если выяснится, что на момент совершения операции по вкладу среди неисполненных поручений значились лишь требования юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, следует громогласно заявить, что любое из указанных обстоятельств исключает предпочтение при совершении оспариваемой сделки, поскольку клиент является кредитором первой очереди и его требования подлежали выполнению в приоритетном порядке (п. 3 ст. 189.92 Закона о банкротстве). В частности, именно такие доводы недавно помогли клиенту банка «Унифин» Сайфутдинову Рашиту Халиловичу убедить Верховный Суд в необходимости направления дела по спору с АСВ на новое рассмотрение (см. Определение ВС РФ от 27 февраля 2018 г. № 305-ЭС17-22716).

Дополнительно можно ссылаться на факт неосведомленности клиента о наличии у банка признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент выдачи денежных средств (памятуя вместе с тем о том, что существенное юридическое значение данное обстоятельство имело бы лишь при оспаривании АСВ операции, совершенной в период от 1 до 6 месяцев, предшествующих назначению временной администрации банка).

Полагаю, что приведение указанных аргументов значительно увеличит шансы на то, что возвращать средства в банкротящийся банк не придется. Однако и в этом случае неизвестно, как суды отнесутся к доводам вкладчиков. Пока они занимают скорее позицию АСВ и стараются вернуть вклады в банк, особенно если деньги сняли совсем незадолго до банкротства.

В целом грустно осознавать, что сложности современных реалий и несовершенство законодательства способны приводить к ситуации, когда АСВ, созданное для гарантирования порядочным вкладчикам возврата их вкладов, оказывается в судебном процессе на противоположной стороне. Это негативно сказывается на стимулировании граждан к размещению денежных средств в банках.

В конечном счете проблему решит только изменение законодательства, регулирующего поведение банкротящихся банков и их вкладчиков в подобных спорных ситуациях. В частности, я бы предложил законодателю рассмотреть возможность распространить на вкладчиков, имевших неосторожность снять деньги за месяц до назначения временной администрации банка, положение, согласно которому такого рода сделка может быть «развернута» лишь в случае, если клиенту было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества банка либо об обстоятельствах, которые позволяли бы ему сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества. В настоящее время данное условие применимо лишь в отношении отдельных сделок (включая снятие денежных средств), совершенных в период от 1 до 6 месяцев (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве). Почему бы не расширить его применение?

Рассказать:
Другие мнения
Егоров Андрей
Егоров Андрей
К.ю.н., действительный государственный советник юстиции Российской Федерации 2-го класса, профессор и директор Центра сравнительного права НИУ «ВШЭ», главный редактор журнала РШЧП
«Акцепт должен быть полным и безоговорочным, как капитуляция!»
Арбитражное право и процесс
Особенности совершения сделок посредством электронной переписки
07 Апреля 2020
Охотин Сергей
Охотин Сергей
Директор Центра практических консультаций, юрист 
Оспаривание экспроприации имущества: российская и международная практика
Международное право
Как доказать нарушение права на уважение собственности
07 Апреля 2020
Котлов Василий
Котлов Василий
Адвокат МКА «Традиция»
(Не)равенство кредиторов?
Арбитражное право и процесс
Почему избранная ВС РФ модель устранения процессуального дисбаланса далека от совершенства
06 Апреля 2020
Чваненко Дмитрий
Чваненко Дмитрий
Юрист, патентный поверенный РФ
Взыскание удержанной суммы неустойки: договорный, кондикционный или альтернативный иск?
Гражданское право и процесс
Как оспорить обоснованность зачета
03 Апреля 2020
Немов Александр
Немов Александр
Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов
Кто ответит за промерзание стен?
Жилищное право
Суды отказались обязать управляющую компанию – причинителя вреда восстановить поврежденное общее имущество дома
02 Апреля 2020
Лазукова Екатерина
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ, профессиональный бухгалтер
Компенсация стоимости найма жилья работникам и НДФЛ
Налоговое право
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
31 Марта 2020