×

Не мера юридической ответственности, а последствие уголовной

КС о досрочном увольнении военнослужащего, совершившего преступление
Маркин Константин
Маркин Константин
Адвокат АП Новгородской области

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение от 13 января 2022 г. № 2-О, в котором указал на отсутствие двойной ответственности за одно и то же преступление в случае уголовного наказания и увольнения с военной службы в связи с наличием приговора суда.

Читайте также
КС указал на отсутствие двойной ответственности при увольнении из Вооруженных Сил в связи с совершением преступления
Суд отметил, что вступление в силу приговора обусловливает возникновение обязанности уполномоченных должностных лиц незамедлительно начать процедуру досрочного увольнения военнослужащего
31 января 2022 Новости

Для понимания данного определения необходимо учитывать Постановление КС от 21 марта 2013 г. № 6-П.

Оба судебных акта касаются вопроса увольнения военнослужащих, проходивших службу по контракту, в связи (в том числе) с вынесением приговора, которым военнослужащий признан виновным в совершении преступления.

Основное различие между указанными актами заключается в том, что в 2013 г. Суд рассматривал норму Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», предоставлявшую командиру право (но не обязывавшую) увольнять военнослужащего в такой ситуации (подп. «в» п. 2 ст. 51). В 2022 г. Конституционный Суд оценил норму того же закона, обязывающую командира уволить военнослужащего (подп. «е» п. 1 ст. 51), признанного судом виновным в совершении преступления умышленно.

Выводы КС о характере и целях военной службы за эти годы не изменились.

Конституционный Суд рассматривает увольнение военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в связи с его осуждением за преступление не как меру юридической ответственности, а как последствие привлечения к уголовной ответственности.

Как указано в Постановлении № 6-П, «Отсутствие возможности досрочного увольнения с военной службы военнослужащего, привлеченного к уголовной ответственности за совершение преступления (не обязательно в связи с его непосредственной служебной деятельностью), если вид назначенного ему по приговору суда наказания специально не указан в Федеральном законе “О воинской обязанности и военной службе” как самостоятельное основание для увольнения с военной службы, создавало бы угрозу интересам государства и общества, надлежащему обеспечению обороноспособности и безопасности Российской Федерации, подрывало бы нравственную основу военной службы, природа которой, равно как и характер обязанностей военнослужащих, не могут ограничиваться исключительно надлежащим выполнением ими военно-служебной функции». И с этим, полагаю, нельзя не согласиться.

Однако когда в 2013 г. речь шла о праве командира уволить военнослужащего (т.е. когда возникает возможность, а не обязательность досрочного увольнения), Конституционный Суд обратил внимание помимо прочего на недостаток в законодательстве о военной службе – отсутствие указания на срок, в течение которого с момента вступления обвинительного приговора в законную силу либо выявления иных обстоятельств, свидетельствующих о невыполнении военнослужащим условий контракта и препятствующих продолжению службы, он может быть досрочно уволен по основанию, предусмотренному подп. «в» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе. Отсутствие такого указания расценивается в правоприменительной практике как предоставление командованию права производить увольнение по данному основанию – независимо от того, какой срок истек с момента осуждения военнослужащего, в том числе за пределами срока судимости. В связи с этим Конституционный Суд отметил, что досрочное увольнение военнослужащих, осужденных за совершение преступления, по основанию, предусмотренному подп. «в» п. 2 ст. 51 Закона о военной службе, может производиться лишь до погашения или снятия судимости, т.е. с учетом положений ст. 86 «Судимость» УК РФ.

Далее, в 2014 г. в ст. 51 Закона о военной службе были внесены изменения, касающиеся сроков увольнения (по основаниям, когда военнослужащий может быть уволен).

В 2022 г. КС, рассматривая вопрос о безусловной обязанности увольнения военнослужащего, подошел к срокам увольнения иначе. По мнению Суда, отсутствие такого срока не влечет нарушения прав военнослужащего, и увольнение может быть произведено в любое время, даже после снятия с указанного лица судимости.

Однако такой подход, на мой взгляд, противоречит изложенным в Постановлении № 6-П выводам КС о том, что продолжение службы таким военнослужащим создавало бы угрозу интересам государства и общества, надлежащему обеспечению обороноспособности и безопасности страны, подрывало бы нравственную основу военной службы, ведь если данное лицо продолжает службу достаточно долго (в анализируемом деле военнослужащий был уволен более чем через год после вступления обвинительного приговора в законную силу и после снятия судимости), то очевидно, что он удовлетворяет требованиям, предъявляемым к военнослужащим.

В связи с этим, полагаю, что отсутствие указания в законе на сроки, в течение которых военнослужащий, подлежащий безусловному увольнению, должен быть уволен, является нарушением его прав. Такой военнослужащий не может планировать свою дальнейшую жизнь, реализовать право на увольнение в случае, когда в результате продолжения службы возникли иные основания для его увольнения (влекущие для такого военнослужащего лучшие правовые последствия – например, утрата здоровья на службе и увольнение по состоянию здоровья) (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8). Тем самым затрагиваются права военнослужащего на труд, соцобеспечение, а также на жилище (которые напрямую зависят от срока службы и оснований увольнения).

Кроме того, считаю, что отсутствие четких сроков увольнения может повлечь также злоупотребление правами со стороны командования – так, командир для решения своих служебных задач может под угрозой «обязательного и неизбежного увольнения» длительное время использовать этого военнослужащего по службе чуть ли не круглосуточно – например, обещая его не увольнять, позволив дослужить до пенсии.

Рассказать:
Другие мнения
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат АП г. Москвы, ZHAROV GROUP, лауреат Ecoworld РАЕН, к.э.н
Презумпция экологической опасности
Природоохранное право
О пятилетней практике применения постановления Пленума ВС в области природоохранного законодательства
08 декабря 2022
Кузнецов Николай
Кузнецов Николай
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Солидаритет саморегулируемых организаций арбитражных управляющих
Арбитражный процесс
Какие факторы учитывает суд, определяя объем регрессного требования
08 декабря 2022
Сафоненков Павел
Сафоненков Павел
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры», к.ю.н., доцент
На правоприменительном «распутье»…
Конституционное право
Допустимо ли расширительное толкование нормы об обратной силе закона, отменяющей ответственность по КоАП?
07 декабря 2022
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Яндекс.Метрика