×
Антонова Юлия
Антонова Юлия
Старший юрист Проекта «Правовая инициатива»

В декабре 2018 г. Проект «Правовая инициатива» (Москва) опубликовал наше исследование «Убитые сплетнями». Убийства женщин по мотивам «чести» на Северном Кавказе» (Отчет по результатам качественного социологического исследования в республиках Дагестан, Ингушетия и Чечня (Российская Федерация)).

Убийства женщин по мотивам «чести», или как их еще называют – «убийства чести», – одна из самых жестоких форм семейного насилия в отношении женщин и дискриминации по признаку пола. Эти преступления связаны с умышленным причинением смерти женщинам со стороны их близких родственников мужского пола с целью реабилитации чести семьи вследствие факта или слуха (подозрения) о «проступке» или «неподобающем» поведении женщины, нарушившей обычаи в сфере морали и межполовых отношений, которые дозволены местными традициями.

Убийства с целью очищения «чести» семьи продолжают совершаться при высоком уровне безнаказанности во многих регионах мира. В числе стран, где максимально распространена данная практика, международные организации выделяют Иран, Пакистан и Палестину. Российская Федерация в этих источниках не упоминается. Однако это отнюдь не свидетельствует о нераспространенности данной практики в России, скорее – об отсутствии научно-исследовательской и аналитической разработки проблемы вследствие крайней сложности сбора данных о преступлениях такого рода, а также о табуированности темы для местных сообществ. Убийства по мотивам «чести» до сих пор совершаются в некоторых республиках Северного Кавказа. В нашем докладе мы проанализировали такие убийства в контексте правового положения женщин: это обычай, который прямо нарушает права женщин на жизнь, свободу, физическую неприкосновенность и на самовыражение, проблема усугубляется прямым нежеланием властей проводить качественные и своевременные расследования.

Основные выявленные тенденции

В отсутствие какой-либо адекватной национальной системы реагирования на случаи насилия в отношении женщин в Российской Федерации возникает вопрос: зачем исследовать проблему, которая присуща на данный момент исключительно северокавказским республикам? В современной России общественность в большей степени готова обсуждать кризис в области семейно-бытового насилия, при этом абсолютное большинство случаев убийств «чести» остаются скрытыми. О них не хотят информировать, их скрывают родственники, на них стараются не реагировать правоохранительные органы, по ним применяют более мягкие меры наказания или, в случае невозможности сокрытия преступления, пытаются выдать за убийства, совершенные по иным мотивам. Такие преступления ускользают от внимания правоохранительных структур, так как они рассматриваются в качестве культурных практик, заслуживающих терпимого и уважительного отношения.

Именно поэтому мы как юристы, адвокаты и исследователи, профессионально занимающиеся оказанием бесплатной юридической помощи женщинам и детям, пострадавшим от насилия, на всех стадиях расследования преступлений и представительства в суде, в том числе в международных органах, решили изучить проблему убийств женщин по мотивам «чести» на Северном Кавказе.

Наше исследование – первая в России попытка научного осмысления проблемы убийств женщин по мотивам «чести» именно как явления, наблюдающегося на территории Российской Федерации. Посредством методов социологического и юридического анализа мы попытались изучить:

  • глубину, распространенность и устойчивость практик наказания женщин за нарушение ими предписываемых сообществом норм и правил поведения;
  • восприятие мужчинами и женщинами таких убийств; обоснование и/или оправдание ими возможности совершения убийств женщин; 
  • убийство женщин по мотивам «чести» с точки зрения национального уголовного права и элементов состава преступления; 
  • проблемы расследования и ведения подобных дел в суде; 
  • перспективы изменения ситуации в ближайшем будущем и шаги по искоренению практики; 
  • рекомендации международных органов правительству России по изменению ситуации.

Наше исследование выявило, что с 2008 по 2017 г. произошло 33 случая убийств «чести», в результате которых всего было убито 39 человек, из них 36 женщин (92,3%) и трое мужчин. Анализ показал, что жертвами подобных преступлений становятся преимущественно молодые незамужние девушки либо разведенные, реже замужние женщины в возрасте от 20 до 30 лет. В рассмотренных нами делах убийцами в 100% случаев были мужчины: отец (10 случаев), брат (9), родственники (4), муж (3), отчим (1). В ряде дел об исчезновении женщин, не доведенных до суда, личность убийцы не была установлена.

По выявленным и проанализированным нами 33 делам только 14 (42,4%) дошли до суда: в 13 случаях обвиняемых осудили, в одном – оправдали. Убийц приговорили к срокам от 6 до 15 лет отбывания наказания в колонии строгого режима. И это только вершина айсберга. На практике лишь немногие из подобных преступлений получают известность и становятся предметом правового расследования и внимания СМИ.

Одним из основных препятствий для эффективного расследования и ведения в суде дел по убийствам женщин является ограниченный доступ к правосудию потерпевших из-за неравного отношения и предубеждений на правовом, институциональном, структурном, социальном и культурном уровнях.

Изучение убийств «чести» показывает, что в основе данных преступлений лежат не традиции, не обычаи (адаты) и не нормы шариата, а самоуправное и своевольное поддержание личных и родовых амбиций, подкрепляемых и подстрекаемых давлением общественного мнения, сплетнями, слухами и клеветой.

Убийства женщин по мотивам «чести» и уголовное преследование 

Полицейское расследование

В национальном праве понятие «убийство “чести”» не фигурирует. Существует общая ст. 105 УК РФ «Убийство».

В случае обнаружения тела, явки преступника с повинной и в редких ситуациях заявления родственников о пропаже женщины возбуждаются уголовные дела по ст. 105 УК РФ. Качество расследования во многом зависит от позиции следователя, от материальных возможностей обвиняемого и солидарности его родственников, от активности родственников потерпевших. Часто на пути расследования убийств «чести» и осуждения преступника встречается ряд препятствий. 

Первое – нежелание следственных органов с должным вниманием возбуждать и расследовать такие дела. В небольших населенных пунктах сотрудники полиции могут быть родственниками подозреваемого в совершении преступления, выражающими ему сочувствие и традиционно считающими виновной именно жертву. Но даже при отсутствии родственных связей подобные дела для правоохранителей изначально неприоритетны, если не сказать нежелательны, а сами полицейские пристрастны к потерпевшим. Здесь свою роль играют гендерные стереотипы и дискриминация, отсутствие каких-либо специальных знаний и подготовки сотрудников полиции. Кроме того, число женщин, занятых в системе отправления правосудия, зачастую весьма невелико, что тоже не свидетельствует о чувствительности системы к такого рода преступлениям и потерпевшим.

«А вот полиция не всегда готова расследовать данные дела. Это видно по моему делу. Сколько труда мне доставило довести дело до суда. Добиться решения» (адвокат, Дагестан).

Второе: в правоохранительные органы потерпевшие (родственники жертвы) обращаются крайне редко. Наибольшую известность получили два случая – в Республике Дагестан (село Нечаевка) и в Чеченской Республике (Грозный), где матери девушек выдвинули обвинение и выступили потерпевшей стороной. В большинстве же эпизодов члены семьи сохраняют молчание, и случаи убийств не доходят до полиции. Одна из причин – смирение и нежелание «выносить сор из избы», подвергать семью позору. Другая – опасаются последствий обращения, давления со стороны родственников и общины, осуждения и изоляции.

«Это скрыто. Конечно, если есть обращение. Если есть сам факт убийства, то есть он налицо, то мы вынуждены вести расследование. Но обращений мало. Не хотят, а если и хотят, то боятся последствий обращения, давления со стороны родственников и общины, осуждения и изоляции» (следователь, Чечня).

«Только немногие из подобных дел доходят до суда. Обычно вопросы, касающиеся семьи (убийства «чести», похищения невест, изнасилования и т.д.), мы стараемся решить посредством переговоров, внутреннего урегулирования. Такое выносить на публику не принято» (следователь, Дагестан).

«Отсутствие» женщины (в случае ее убийства или подозрения на убийство) тщательно скрывается родственниками. О местонахождении женщины некорректно задавать вопросы, но семья всегда может найти ответ или придумать свою историю отсутствия члена семьи. Женщины якобы уезжают учиться, выходят замуж, находят выгодную работу, меняют место жительства и т.д. Если никто из семьи не сообщит о пропаже или подозрении в убийстве, то человека никто не будет разыскивать. Заявляют о подобном лишь матери, и то очень редко. Они также опасаются огласки, позора, боятся выступить против своей семьи.

Третье – часть убийств «чести» пытаются списать на несчастные случаи и самоубийства и стараются не возбуждать уголовные дела по факту убийства.

Таким образом, одним из основных препятствий для эффективного предупреждения и расследования убийств женщин является ограниченный для потерпевших доступ к правосудию. Это может быть обусловлено множеством факторов, таких как пробелы в праве, а также ущербная практика применения действующего законодательства; полное отсутствие учитывающих гендерные факторы процедур для борьбы с насилием в отношении женщин; сохранение дискриминационных гендерных стереотипов и представлений у сотрудников полиции, то есть возложение вины на жертву или недостаточно строгое обеспечение соблюдения законности; отсутствие общественного осуждения преступников, страх перед репрессалиями; отсутствие у потерпевших информации о своих правах и действующих процедурах или даже ограниченная географическая доступность правоохранительных и/или правозащитных услуг. 

Ведение дел в суде

По выявленным и проанализированным нами 33 случаям только 14 дел (42,4%) дошли до суда: в 13 обвиняемого осудили, в одном – оправдали. Убийц приговорили к наказаниям в виде лишения свободы от 6 до 15 лет колонии строгого режима. Это зависело от степени тяжести преступления, наличия квалифицирующих признаков (отягчающих вину обстоятельств) и доказанной вины1.

Например, за убийство двоюродной сестры брат был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 6 годам колонии строгого режима. За убийство отцом двух дочерей, одна из которых была несовершеннолетней, была избрана мера наказания по ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. За убийство беременной дочери отец был осужден на 12 лет колонии строгого режима по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Пристрастность к проблеме, обвинительный уклон в отношении к потерпевшим, к самим убитым, снисхождение к обвиняемым наблюдаются и в судах. Нередко все эти препятствия представляют собой сочетание неравного отношения и предубеждений на правовом, институциональном, структурном, социальном и культурном уровнях.

«Суд при оценке показаний свидетелей отдал предпочтение показаниям не тех, кто заинтересован в привлечении к ответственности преступника, а тех, кто не только склонен простить и защитить виновного, но и, возможно, сам помогал ему скрыть следы преступления» (из материалов уголовного дела Марьям Магомедовой).

В данном деле суд первоначально оправдал обвиняемого, впоследствии приговор был отменен вышестоящим судом и убийцу приговорили к 7 годам колонии строгого режима.

Во многих случаях по делам об убийствах женщин защита обвиняемых строится исходя из того, что преступление было совершено в состоянии аффекта. Акцент в таких делах делается не на характере самого преступления, которое зачастую совершается с особой жестокостью, а на психологическом состоянии обвиняемого и наличии у него психотравмирующей ситуации.

Например, в одном известном деле защитник обвиняемого попытался доказать, что на момент преступления тот находился в состоянии аффекта из-за «недостойного» поведения дочери и угроз с ее стороны. Экспертиза этого не подтвердила, но адвокат заявлял следующее:

«Дело в том, что Даурбеков не лишал свою дочь жизни, он ее не убивал. Надо говорить так: он увел ее из жизни, чтобы она не позорила саму себя, своего отца и всех близких родственников. Так будет правильно. Отец, убивший дочь после того, как двадцать лет терпел оскорбления с ее стороны, аморальное поведение мусульманки-дочери, в принципе не может отвечать по ст. 105 УКРФ»2.

В деле об убийстве братом сестры адвокат подсудимого утверждала: «Моего подзащитного обвиняют в умышленном убийстве (ст. 105 УК РФ), но мы будем добиваться переквалификации обвинения на ст. 109 “Причинение смерти по неосторожности”. Он не имел намерения убивать свою сестру и даже не помнит всех деталей произошедшего. Между семьями убитой и подсудимого состоялось примирение. Их отцы – родные братья. Отец убитой сказал: “У меня к нему претензий нет. Он сделал то, что я должен был сделать”»3.

В другом деле отец задушил и утопил в канаве дочь после того, как она призналась, что беременна. На следующий день во всем признался. Был приговорен к 12 годам колонии строгого режима. Возможно, ему удалось бы списать все на состояние аффекта и отделаться минимальным сроком, если бы не двоюродная тетя убитой. Она оказалась единственным человеком, кому сбежавшая из дома девочка объяснила причину своего побега: «Патимат позвонила мне на следующий день после того, как сбежала. Она рассказала, что в 12 лет родной отец изнасиловал ее и потом мучил еще два года»4.

Резюмируя, можно констатировать, что большое количество отзываемых жалоб и низкая доля обвинительных приговоров остаются реальной проблемой в деле успешного уголовного преследования. Основные причины обычно заключаются в следующем:

а) невнимание к ранее поданным жалобам, включая неудовлетворительные оценки рисков и стратегии управления;

б) процедуры, которые предусматривают возложение на потерпевших ответственности за инициирование расследования и судебного преследования;

в) отсутствие уголовных расследований, в которых учитывались бы гендерные факторы;

г) недостаточное использование других доказательств помимо показаний свидетелей;

д) неправильная юридическая квалификация правонарушений;

е) использование смягчающих обстоятельств для снижения наказания;

ж) недостаточность эффективных программ защиты потерпевших и свидетелей.

Возможные меры по искоренению проблемы убийств «чести» в районах Северного Кавказа

При сложившихся сценариях убийства женщин по мотивам «чести» в республиках Северного Кавказа являются прямым нарушением государством его международно-правовых обязательств. Общие обязательства государства в рамках ст. 2 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция) охватывают все сферы государственной деятельности, включая законодательную, исполнительную и судебную, на федеральном, национальном, субнациональном, местном и децентрализованном уровнях, а также область функционирования частных ведомств. Они требуют формулировки правовых норм, в том числе на конституционном уровне, разработки государственной политики, программ, организационной структуры и механизмов мониторинга, направленных на устранение всех форм насилия в отношении женщин на основании половой принадлежности, совершенного как государственными, так и негосударственными деятелями. Они также в соответствии со ст. 2 (f) и 5 (a) Европейской конвенции требуют принятия и применения мер для искоренения предрассудков, стереотипов и практик, которые являются коренной причиной насилия в отношении женщин на основании половой принадлежности.

В современном правовом пространстве уже есть возможность соизмерять действия и политику государства с международными нормами и успешными практиками их применения, четко обозначившими стратегию искоренения насилия по отношению к женщинам. Государство обязано противостоять обычаям и традициям, которые служат оправданием насилия в отношении женщин.

По нашему мнению, можно предпринять следующие возможные шаги в этом направлении:

  1. Организовать надлежащее, оперативное, своевременное, исчерпывающее, серьезное и объективное реагирование правоохранительных органов на акты насилия в отношении женщин или на подозрение об актах насилия (допустим, когда женщина пропадает без вести), координацию деятельности в рамках системы уголовного правосудия и сотрудничества с организациями, занимающимися вопросами обеспечения защиты и поддержки потерпевших. Реагирование должно осуществляться при перечне объективных факторов, указывающих на совершение или угрозу совершения насилия, без учета желаний родственников.
  2. Проводить расследования убийств по мотивам «чести» с учетом гендерных факторов, особой уязвимости и потребностей жертв с использованием методов, гарантирующих минимальное вмешательство в жизнь потерпевших при соблюдении требуемых стандартов сбора доказательств. Лица, ставшие жертвами или свидетелями совершения или риска совершения насилия по мотивам «чести», должны получить меры государственной защиты в рамках расследования по уголовным делам.
  3. Внедрить правила доказывания, которые не должны быть дискриминационными, должны допускать представление всех соответствующих доказательств суду и исключать использование ссылок на «затронутую честь» или «провокационное поведение» во избежание уголовной ответственности. В рамках уголовного судопроизводства  устранить любую возможность «повторной виктимизации». Потерпевшие и свидетели должны получить меры государственной защиты во время судебных процессов, которые затрагивают вопросы, связанные с насилием по мотивам «чести».
  4. Принимать превентивные оперативные меры по защите лица, заявляющего о рисках для своей жизни из-за преступных деяний другого лица. В настоящее время в России такие меры законодательно не предусмотрены, что оставляет жертв насилия в незащищенном положении.
  5. Проводить мероприятия и кампании в средствах массовой информации на местном и федеральном уровнях, а также разработать и утвердить школьные учебные программы, посвященные вопросам уважительных взаимоотношений и гендерного равенства. 
  6. Развивать социальные службы и создавать приюты, чтобы помочь женщинам, заявлявшим об угрозах или ставшим жертвами насилия со стороны родственников, избежать самых серьезных последствий для жизни и здоровья.
  7. Проводить подготовку всех государственных должностных лиц в сфере отправления правосудия, образования и здравоохранения с целью воспитать у них отзывчивый подход к проблемам, связанным с насилием в отношении женщин, включая оценку рисков для убийств по мотивам «чести» в тех общинах, где такие преступления происходят наиболее часто.
  8. Осуществлять сбор сведений и статистических данных о распространенности культурных обычаев, сопряженных с насилием в отношении женщин, чтобы обеспечить разработку надлежащих стратегий в целях их искоренения.
  9. Признать важную роль женских объединений и женских организаций в искоренении культурных обычаев, сопряженных с насилием в отношении женщин, и оказывать им всю необходимую поддержку и содействие.

1 Санкция ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает за умышленное причинение смерти другому человеку наказание в виде лишения свободы на срок от 6 до 15 лет с ограничением свободы на срок до 2 лет либо без такового. За убийство, например, двух или более лиц; малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека; женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; совершенное с особой жестокостью; совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и пр. согласно ч. 2. ст. 105 УК РФ наказывается лишением свободы на срок от 8 до 20 лет с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет либо пожизненным лишением свободы.

2 Чечня: прения и приговор на суде по убийству «чести». – 2015 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://memohrc.org/ru/news/chechnya-preniya-i-prigovor-na-sude-po-ubiystvu-chesti

3 В Дагестане начат суд по делу об «убийстве чести» в селе Чиркей. – 2014 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://chernovik.net/content/inye-smi/v-dagestane-nachat-sud-po-delu-ob-ubiystve-chesti-v-sele-chirkey

4 Жертвы обычаев. Почему в Дагестане набирают обороты «убийства чести». – 2014 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://newtimes.ru/stati/xroniki/cd19562d3e88d6981b4faddd28e3f0a3-jertvi-obichaev.html

Рассказать:
Другие мнения
Тарасова Наталья
Тарасова Наталья
Адвокат МКА «ГРАД»
Не каждый участок, который нельзя приобрести в собственность, ограничен в обороте
Земельное право
ВС разъяснил условия льготной арендной платы за землю
17 Сентября 2019
Марткочаков Антон
Марткочаков Антон
Партнер, руководитель офиса Enforce Law Company в Москве
Особенности отчуждения акций по устной сделке
Арбитражное право и процесс
Постановление арбитражного суда заставило по-новому взглянуть на устоявшуюся правовую конструкцию
13 Сентября 2019
Маркин Константин
Маркин Константин
Адвокат АП Новгородской области
Почему мужчины обязаны служить по призыву?
Гражданское право и процесс
Закрепленная законом половая дискриминация нарушает баланс прав человека и интересов государства
11 Сентября 2019
Будылин Сергей
Будылин Сергей
Советник АБ «Бартолиус»
Дело о мировом соглашении: ВС не стал «открывать ящик Пандоры»
Арбитражное право и процесс
При этом коллегия уклонилась от решения чрезвычайно важной проблемы
10 Сентября 2019
Дергунова Виктория
Дергунова Виктория
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Ответственность за вред, причиненный школьнику
Гражданское право и процесс
Как решаются подобные споры в судебной практике
09 Сентября 2019
Зверева Юнна
Зверева Юнна
Юрист, руководитель Новосибирского регионального центра суррогатного материнства и донорства «СибАист»
Почему в рассмотренном ВС споре донора биоматериала следует признать отцом
Семейное право
Какие важные аспекты проведения ЭКО не учла высшая судебная инстанция
03 Сентября 2019