×

Объекты культурного наследия под арестом: кто отвечает за их сохранность?

Неочевидные сложности для участников уголовного процесса
Равич Мария
Равич Мария
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургский филиал Коллегии адвокатов г. Москвы «БГП»

Самые интересные уголовные дела для адвоката, на мой взгляд, – те, в которых есть сложные казусы, слабо урегулированные законом или судебной практикой. Когда приходится быть первым, способствуя тем самым формированию «подхода и практики».

К такой категории можно смело отнести дела, в центре которых оказываются объекты культурного наследия, – например, процессы по факту пожара в здании Невской Мануфактуры и разрушения дачи Фаберже в Петербурге, незаконной продажи объектов культурного наследия в Москве – дома Долгоруковых и усадьбы Нарышкина.

Зачастую по таким делам объекты культурного наследия приобретают статус вещественных доказательств. На них может быть наложен арест по основаниям, предусмотренным ст. 115 УПК РФ, а также, как разъяснил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 17 апреля 2019 г. № 18-П, в публично-правовых целях обеспечения сохранности вещественных доказательств.

Читайте также
КС признал недопустимым «дублирование» административной ответственности предпринимателей
Конституционный Суд выявил коллизию КоАП и пенсионного законодательства, позволяющую повторно привлекать ИП к ответственности за одно и то же деяние
07 февраля 2019 Новости

Все это может повлечь совсем не очевидные на первый взгляд сложности для участников уголовного процесса.

Для арестованного имущества закон не устанавливает специальных правил хранения, ограничившись указанием на его возможную передачу собственнику, владельцу или иному лицу.

Иначе регулируется хранение арестованного имущества, по совместительству признанного вещественным доказательством.

В отличие от «обычных» вещдоков, для предметов, имеющих историческую, художественную, научную или иную культурную ценность, установлен специальный порядок хранения: по согласованию с Министерством культуры РФ или его территориальными органами такие предметы передаются на хранение в подведомственные учреждения Минкульта (п. 3 Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 8 мая 2015 г. № 449). Таковыми являются, например, музеи.

Сложнее обстоят дела с хранением исторических зданий, памятников и прочих объектов недвижимости.

Для громоздких вещественных доказательств, которые не могут храниться при уголовном деле или в специальной камере хранения, предусмотрена их передача в госорганы, имеющие условия для хранения и наделенные таким правом, а при отсутствии такой возможности – хранителю (юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю), с которым следственный орган заключает договор хранения.

В случае с громоздкими объектами культурного наследия вещественные доказательства должны быть переданы на хранение госоргану (в Санкт-Петербурге, например, это может быть Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры правительства Санкт-Петербурга как профильное ведомство) или хранителю – музею.

Вместе с тем регулирование хранения недвижимости неочевидно, поскольку передача порой проходит формально – «на бумаге». В связи с этим данный вопрос зачастую остается либо вообще юридически нерешенным, либо решенным неверно: недвижимый объект культурного наследия признается вещественным доказательством, на него может быть наложен арест, а обязанности хранителя возлагаются на фактического владельца объекта «по умолчанию» или по прямому указанию следователя, не углубившегося в тонкости хранения «особо ценных» вещдоков.

При этом определение хранителя вещественного доказательства имеет важное практическое значение, поскольку влечет дополнительные обязанности в виде обеспечения сохранности вещественного доказательства, недопущения его повреждения, порчи, ухудшения или утраты его индивидуальных признаков и свойств, а также обеспечения его безопасности, что может повлечь существенные расходы и ответственность, особенно в ситуации, когда здание или памятник требует реставрации, ремонта или находится в аварийном состоянии.

Если недвижимый объект культурного наследия находится во временном владении и пользовании лица, не являющегося его собственником (например, арендатора или подрядной организации, осуществляющей его реконструкцию или ремонт в момент признания объекта вещественным доказательством), указанные обязанности хранителя фактически могут быть возложены на временного владельца.

Если следователь не разрешает вопрос о передаче вещественного доказательства на хранение в подведомственные Минкульту учреждения, определение хранителя вещдока «следует из обстановки» – у кого объект в фактическом владении, тот его и хранит. Даже если данное лицо не является собственником объекта. Хотя из толкования приведенных норм УПК и Правил хранения, учета и передачи вещественных доказательств следует, что арендатор или подрядная организация не могут являться хранителями вещественного доказательства – объекта культурного наследия.

Учитывая, что при наложении ареста на вещественное доказательство в большинстве случаев судом запрещается ведение в отношении арестованного объекта строительных или иных работ, владелец здания или памятника лишается возможности осуществлять любые работы на объекте, в том числе с целью его консервации и недопущения разрушения. Как итог – недвижимый объект культурного наследия, длительное время находясь под арестом, постепенно разрушается, фактический владелец несет ответственность за его сохранность, и – как следствие – берет на себя риски повреждения арестованного вещественного доказательства, а также несет расходы, связанные с обеспечением сохранности объекта, при этом даже не являясь его собственником.

При этом нет никаких гарантий, что «фактический хранитель» впоследствии получит возмещение понесенных им расходов.

Расходы на хранение вещественного доказательства отнесены законодателем к процессуальным издержкам и согласно ст. 131 УПК возмещаются за счет средств федерального бюджета либо за счет осужденного. При этом Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 Постановления от 19 декабря 2013 г. № 42 (в ред. от 15 декабря 2022 г.) «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» разъяснил, что за счет средств бюджета эти издержки могут быть взысканы только при невозможности их взыскания с осужденного, а судебная практика в этой части складывается по-разному1, поэтому гарантии возмещения расходов на хранение вещественного доказательства за счет бюджетных средств нет, а взыскание издержек с осужденного не всегда означает фактическое получение хранителем присужденных ему денежных средств.

Единственный способ избежать описанного сценария, как представляется, – вовремя обжаловать действия следователя по передаче вещественного доказательства – объекта культурного наследия – на хранение его владельцу. В результате можно добиться передачи объекта на хранение госоргану или учреждению Минкульта. Это непростой путь, но в итоге он может привести к освобождению владельца объекта недвижимости от бремени хранения вещественного доказательства, в то время как бездействие в данном случае чревато растущими расходами и ответственностью.


1 См., например, определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 14 марта 2023 г. № 56-КГ23-2-К9 и от 8 апреля 2021 г. № 310-ЭС19-22712 по делу № А14-26691/2018.

Рассказать:
Другие мнения
Шмелев Евгений
Шмелев Евгений
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Адвокаты на Дубровке»
«Отцовство» с последствиями
Уголовное право и процесс
Отсутствие в действиях подзащитного состава преступления по ч. 1 ст. 157 УК удалось доказать только в кассации
24 июня 2024
Баранов Игорь
Баранов Игорь
Адвокат АП г. Москвы, Партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» (г. Москва), эксперт Национального антикоррупционного комитета, Преподаватель Академии информационных систем (АИС)
Собственник и владелец – не тождества
Уголовное право и процесс
Проблема подмены понятий при обеспечении участия в обыске лица, в помещении которого он проводится
21 июня 2024
Переладов Андрей
Переладов Андрей
Адвокат АП Кемеровской области, сопредседатель КА «Регионсервис», управляющий партнер офиса Коллегии в г. Кемерово, руководитель практики «Экология и природопользование»
К вопросу о собственнике отходов
Природоохранное право
Создатель отходов – лицо, чья деятельность привела к их образованию
20 июня 2024
Широков Сергей
К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли требование о ежегодной индексации арендной платы на уровень инфляции?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Какие аргументы могут обеспечить защиту интересов лизингополучателя?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Правомерно ли взыскание с подрядчика расходов на устранение недостатков работ за пределами годичного срока давности?
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
20 июня 2024
Яндекс.Метрика