×
Фомин Михаил
Фомин Михаил
Председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов «Фомин и партнеры», к.ю.н.

4 мая с.г. в Савеловском районном суде г. Москвы коллегия присяжных единодушно проголосовала за оправдательный вердикт в отношении К., обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. На основании вердикта 16 мая суд вынес в отношении К. оправдательный приговор.

Органами предварительного следствия К. обвинялся в том, что 7 марта 2022 г. в вечернее время, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находился с ранее знакомым ему И. в сквере, расположенном вблизи жилого многоквартирного дома. Между мужчинами произошел конфликт на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, в ходе которого у К. возник умысел на причинение смерти И. В результате К. достал из кармана куртки нож, которым нанес И. не менее одного удара в область левой надключичной области и не менее одного удара в область правого плеча, после чего скрылся с места преступления, а И. проследовал в квартиру знакомой, где вскоре умер.

Далее приведены выдержки из защитительной речи в отношении обвиняемого.


«Уважаемые присяжные заседатели, уважаемый председательствующий, участники судебного процесса!

Настал тот ключевой момент, когда я могу прямо и непосредственно обратиться к вам со своими мыслями, доводами и выводами не только о непричастности моего подзащитного к событиям 7 марта 2022 г., но и о полной его невиновности.

В начале судебного разбирательства, обращаясь к вам со вступительным словом, я заявил о непричастности К. к совершению убийства И.

Эта позиция не только не изменилась, но по результатам судебного следствия еще более укрепилась в понимании того, что К. “назначили” обвиняемым по данному делу.

Те обстоятельства, которые отражены в предъявленном К. обвинении, были в вашем присутствии проверены посредством допроса свидетелей, подсудимого, исследования письменных материалов уголовного дела.

И, как я уже говорил во вступительном слове, сторона защиты по данному делу не располагала самостоятельными доказательствами, и такие доказательства вам защитой представлены не были.

О непричастности и невиновности К. в убийстве И. вы узнаете из тех доказательств, которые вам были представлены стороной обвинения.

У кого-то из вас может возникнуть вопрос: как доказательства стороны обвинения могут свидетельствовать о невиновности и непричастности подсудимого к убийству, если на те же самые доказательства ссылался прокурор в своей речи в прениях, доказывая виновность К.?

Помните, как у О. Хайяма:


В одно окно смотрели двое.

Один увидел дождь и грязь.

Другой – листвы зеленой вязь,

Весну и небо голубое.

В одно окно смотрели двое.


Вот так получается и с оценкой одних и тех же доказательств сторонами по данному делу.

Итак, на чем продолжает настаивать обвинение.

Вам эти обстоятельства уже известны.

Повторю лишь вкратце основу обвинения и прошу обратить внимание на время, которое в этом обвинении указано в качестве времени совершения преступления.

По утверждению обвинения К. 7 марта 2022 г. в период времени с 18:20 по 21:38 К., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находился совместно с ранее знакомым ему И. в сквере. Между мужчинами произошел конфликт на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, в ходе которого К. достал из правого кармана надетой на нем куртки нож хозяйственно-бытового назначения, которым нанес И. не менее одного удара в область левой надключичной области и не менее одного удара в область правой плечевой надключичной области, после чего скрылся с места преступления. В результате таких действий К. смерть И. наступила в период времени с 21:38 по 23:40 7 марта 2022 г. в квартире, расположенной по адресу ˂…˃.

А ведь действительно, на первый взгляд, можно наблюдать следующую картину событий: конфликт К. и И. в сквере, изъятые в квартире подсудимого нож, который прошел множество судебных экспертиз, а также часть коврика в прихожей, на котором была обнаружена кровь И., и – самое главное – признательные показания обвиняемого на стадии предварительного следствия и алкоголизм К., о котором так много говорили вам прокуроры при оглашении как предъявленного подсудимому обвинения, так и показаний некоторых свидетелей.

И ведь многие могут подумать, что всё действительно складывается против К.

Но так можно подумать или сказать только в том случае, когда материалы дела оцениваются поверхностно, без всестороннего анализа представленных стороной обвинения доказательств.

Надеюсь, после моего выступления у вас возникнет совершенно иное восприятие произошедших в тот день событий.

Прошу вас набраться терпения, поскольку в своем выступлении я буду тщательно анализировать представленные вам стороной обвинения доказательства.

Начну анализ доказательств с показаний К., которые были оформлены следователем и в которых К. сообщал о том, что он в ходе конфликта с И. достал из правого кармана куртки металлический выкидной нож и, подойдя к И., нанес правой рукой удар ножом в область его левой ключицы, от чего И. начал оказывать сопротивление и отбиваться алюминиевым костылем, после чего он, К., нанес ему еще несколько ударов ножом, около двух раз, в хаотичном порядке, куда именно он попал, не знает. После этого К. выбросил нож рядом с местом нанесения И. ножевых ранений и направился в сторону дома. Спустя некоторое время приехали сотрудники полиции и К. был доставлен в отделение.

Заявляю, что показания К., которые были даны в ночь с 9 на 10 марта 2022 г., являются недостоверными, и вот почему.

Как следует из показаний свидетеля О., после того, как они втроем, О., К., И., допили спиртное, первым из сквера ушел К., затем О. и только потом И.

Из установленных стороной обвинения событий следует, что К. после того, как ушел из сквера, больше туда не возвращался. В то же время из протокола осмотра места происшествия, который был исследован с вашим участием в судебном заседании, вытекает, что следователем также ночью 10 марта 2022 г. был произведен осмотр сквера и того места, где находилась лавочка, на которой распивали спиртное К., И. и О., где произошел конфликт между К. и И.

Так вот, какого-либо ножа, который, если следовать показаниям К., тот выкинул рядом с местом конфликта с И., следователем обнаружено и изъято не было.

Вам в самом начале судебного разбирательства прокурором было оглашено предъявленное К. обвинение, из фабулы которого усматривается, что К. нанес И. удары ножом, после чего скрылся с места преступления.

О том, что К. выкинул нож рядом с местом конфликта с И., в самом обвинении ничего не говорится. Следовательно, в этой части показания К. не были признаны достоверными и самими органами следствия, что подтверждает факт недостоверности показаний К., данных им в ночное время с 9 на 10 марта на стадии следствия, которые им в суде подтверждены не были.

Из оглашенных прокурором показаний К. на стадии следствия следует, что удары ножом наносились в левую ключицу, а также еще несколько (примерно около двух раз) в хаотичном порядке, куда именно он попал ножом, не знает.

Затем в показаниях указаны следующие сведения: “7 марта 2022 г. я в ходе конфликта, происходящего между мной и И., нанес последнему удар ножом в область левой ключицы, а также хаотичные удары ножом в область верхней части груди”.

В третьем протоколе допроса от того же 10 марта 2022 г. записано следующее: “В ходе конфликта я достал нож и ударил И. в левое предплечье”.

В связи с этим прошу вас обратить внимание на следующие обстоятельства.

Все три протокола допроса К. следователем был составлены друг за другом ночью с 9 на 10 марта 2022 г., а именно – с 23:40 до 00:15, с 00:30 до 00:50, с 00:55 до 02:07, хотя в этих протоколах содержалось изложение однотипных действий “нанесение удара ножом в область левой ключицы”.

В чем была нужда дважды допрашивать К. в качестве обвиняемого, если уже в первом протоколе его допроса следователь записал, что “К. был совершен удар ножом в область левой ключицы И., а также хаотичные удары ножом”? Ответ простой: одними и теми же показаниями формировали множественность доказательств причастности К. к нанесению И. ударов ножом.

Возникает вопрос: почему следователь в протоколах делал акцент именно на место нанесения ударов ножом в левую ключицу? Здесь же возникает еще один вопрос: почему К. стали допрашивать не сразу после его задержания ночью 8 марта 2022 г., а спустя более чем через полутора суток после задержания?

О том, что К. был задержан ночью 8 марта 2022 г., нам сообщил в своих показаниях свидетель – оперативный сотрудник Г.

И К. в своих показания также заявил, что после того, как он пришел 7 марта домой, его через некоторое время ночью задержали сотрудники полиции.

Так вот, причина в следующем.

Следователю надо было получить сведения о причинах смерти И., которые и стали ему известны только 9 марта 2022 г.

Так, из заключения СМЭ следует, что экспертиза трупа И. была начата 9 марта 2022 г. и производилась с 10:40 до 13:20. В ней были сделаны выводы определяющего порядка: “Смерть И. наступила от проникающего в левую плевральную полость колото-резаного ранения левой надключичной области с повреждением мягких тканей и кровоизлиянием в них с повреждением подключичных артерий и вены, париетальной плевры, верхней доли легкого, с развитием кровопотери”.

Вот почему сразу в трех протоколах допросов К. возникли сведения о нанесении удара ножом в левую ключицу, а затем в одном из протоколов было добавлено о нанесении хаотичных ударов ножом в область левой части груди, хотя в самом первом протоколе допроса К. было записано о нанесении хаотичных ударов, но куда именно, в протоколе было зафиксировано, что К. не помнит. Но после того, как было получено уточнение от эксперта, что удары ножом были нанесены в верхнюю долю легкого, в последующем протоколе допроса последовало уточнение о том, что “хаотичные удары были нанесены в область верней части груди”.

В судебном заседании подсудимый заявил, что показания следователю о том, что он наносил удары ножом И., самолично не давал. Он подписал чистые бланки протоколов, за что оперативные сотрудники принесли ему пива. До задержания им было выпито около трех бутылок водки, в отделении полиции он находился в алкогольном опьянении и на его вопрос, за что его задержали, оперативные сотрудники, в частности Г., ему сказал, что он зарезал И. На что он ответил, что этого не делал. Но ему сказали, что он был пьян и ничего не помнит, но что это сделал именно он. Его попросили подписать чистые листы протоколов в обмен на то, что сразу отпустят домой. К. находился в состоянии похмелья, потому и подписал чистые листы протоколов, но его обманули, и после того, как он поставил подписи на бумагах, его посадили в камеру.

Можно ли верить таким показаниям К.?

Безусловно, да. В чем вы и сможете убедиться при дальнейшем исследовании мной обстоятельств дела».


Полный текст речи содержится здесь.

Рассказать:
Другие мнения
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат АП Новосибирской области
Важное для адвокатского сообщества решение
Уголовное право и процесс
Суд признал незаконным бездействие дознавателя по оплате труда адвоката за защиту по назначению
29 мая 2023
Васюхин Максим
Васюхин Максим
Адвокат АП Хабаровского края, КА Железнодорожного округа г. Хабаровска
Значимость подписи адвоката на процессуальных документах
Уголовное право и процесс
Почему явку с повинной стоит приравнивать к показаниям
26 мая 2023
Мелкумов Артем
Мелкумов Артем
Адвокат АП Псковской области, адвокатская консультация № 70 Межреспубликанской коллегии адвокатов
Обвинение в контрабанде удалось оспорить
Уголовное право и процесс
Проблемы ведомственного и прокурорского контроля при принятии решений о возбуждении дел по ст. 200.1 УК
25 мая 2023
Иванова Юлия
Иванова Юлия
Управляющий партнер юридической компании ЮКО
Преимущественное право покупки доли – превыше всего
Гражданское право и процесс
Комментарий к постановлению КС РФ по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 250 ГК
24 мая 2023
Менде Елена
Менде Елена
Адвокат АП Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургская коллегия адвокатов «Смоленка 33»
«Плюсы» и «минусы» досудебного обжалования решений контрольно-надзорных органов
Уголовное право и процесс
Проблемы негармонизированного регулирования
23 мая 2023
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат АП г. Москвы, член КЭС ФПА, управляющий партнер АБ «Адвокаты: Голенев и Партнеры», к.ю.н.
«Заморозка» – не исцеление, а лишь симптоматическое лечение
Арбитражный процесс
Комментарий к отчету о работе арбитражных судов по рассмотрению банкротных дел
23 мая 2023
Яндекс.Метрика