×

Участие адвоката в оценке доказательств: миф или реальность?

Почему судьи, вынося обвинительные приговоры, игнорируют доводы защиты
Фомин Михаил
Фомин Михаил
Председатель президиума Московской городской коллегии адвокатов «Фомин и партнеры», к.ю.н.

Закон, как предусмотрено гл. 6–7 УПК РФ, разделяет осуществляющих уголовное преследование и защиту лиц на две процессуальные стороны. Их функции прямо противоположны: все усилия защиты направлены на опровержение предъявленного привлеченному к уголовной ответственности лицу обвинения посредством правильно выбранной позиции; оспаривание доказательств обвинения и представление доказательств невиновности и непричастности подзащитного к совершению инкриминируемых деяний, а также прочие защитительные действия. Весомая роль в этом принадлежит адвокату, от которого требуется не только определение целей и текущих задач защиты, но и проявление способностей по выработке стратегии и тактики защиты.

Деятельность адвоката-защитника в суде сложна и многогранна: он не просто противостоит предъявленному подзащитному обвинению, но отстаивает позицию подсудимого, подкрепляет ее доказательствами, а затем обобщает, анализирует весь собранный во время судебного разбирательства материал. При обсуждении позиции, анализе материалов дела и выводов защиты его цель – фактически представить суду готовые аналитические сведения о невиновности подсудимого, которые в случае согласия с ними суда могут быть положены в основу оправдательного приговора.

Участвуя в производстве по уголовному делу, адвокат не может обойтись без оценки собранных стороной обвинения доказательств.

В силу ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела. В то же время ст. 17 Кодекса определены субъекты, наделенные правом свободной оценки доказательств: судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель.

Как видим, адвокат как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты в качестве субъекта оценки доказательств не назван. Зная об этом, многие судьи, игнорируя позицию защиты по оценке представленных обвинением доказательств, в приговорах приводят выводы следующего содержания: «Оценка исследованным доказательствам дана судом в приговоре в соответствии с требованиями ст. 17, 87, 88 УПК РФ. Оценка адвокатом представленных стороной обвинения доказательств не свидетельствует о необъективности выводов суда. Доводы адвоката, относящиеся к оценке доказательств обвинения, не могут быть приняты судом во внимание по той причине, что эти доводы относятся к переоценке адвокатом доказательств обвинения, что не является основанием для признания доказательств обвинения неотносимыми, недопустимыми и недостоверными, а в целом недостаточными для разрешения уголовного дела по существу».

В судебных решениях можно наблюдать и такие выводы судей, которые наглядно демонстрируют непринятие изложенной защитой оценки доказательств обвинения: «Изложенная защитой оценка доказательств обвинения по смыслу сводится к переоценке представленных обвинением доказательств, которые оценены судом в приговоре по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это и предусмотрено ст. 17 УПК РФ. То обстоятельство, что оценка доказательств обвинения, данная прокурором в судебных прениях, не совпадает с оценкой доказательств, данной стороной защиты, не свидетельствует о нарушении прокурором требований уголовно-процессуального закона и не является основанием для того, чтобы оценка доказательств, данная прокурором, была бы подвергнута сомнению судом».

Таким образом, адвокат, будучи профессиональным защитником подсудимого, в то же время лишен законодательных полномочий влияния на процесс как доказывания, так и использования судом доказательств обвинения, поскольку таким правом в судебном процессе наделены исключительно прокурор и судья.

Вот где кроется причина того, что судьи, вынося обвинительные приговоры, оставляют без внимания доводы защиты, содержащие критику доказательств обвинения, а защитника в судебном процессе воспринимают в качестве средства формального обеспечения подсудимого правом на защиту! Именно закон, определяя монополию оценки доказательств для прокурора и судьи, не препятствует вынесению обвинительного приговора, поскольку прокурор представляет суду доказательства обвинения, и он же дает им соответствующую оценку в плане относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, не встречая согласно установленной законом процедуре оценки доказательств от стороны защиты обязательных оценок и обоснований обратного.

Замечу, что хотя сторона защиты в судебных прениях все же представляет суду собственные анализ и оценку доказательств обвинения (в чем, как правило, судьи ей не препятствуют), это не является законодательно предусмотренной процедурой, в связи с чем анализ и оценка адвокатом доказательств легко игнорируются судебной властью по той простой причине, что аргументы защиты, высказанные не в пользу доказательств обвинения, конкурируют с правовой оценкой прокурора, а такая конкуренция не разрешена законом.

Следовательно, судья не может являться арбитром выбора позиции защиты или обвинения, поскольку законодательством предусмотрено право оценки доказательств только для стороны обвинения. В связи с этим судья примет во внимание законодательно установленное право одной из сторон на оценку доказательств и проигнорирует приведенную другой стороной оценку доказательств, поскольку она такого права законодательно лишена.

Вообще, надо отметить, что в российском правосудии складывается парадоксальная ситуация. Законодатель в ст. 15, 244 УПК предусмотрел, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, но фактически придал названным нормам закона декларативный характер применительно к стороне защиты. Реальное обеспечение реализации права на доказывание и оценку доказательств для стороны защиты не предусмотрено – такие права на законодательном уровне получила только сторона обвинения в лице прокурора, к которому и прислушиваются судьи, создавая тем самым «обвинительный уклон».

Полагаю, что такое положение дел будет длиться до тех пор, пока на законодательном уровне не будет обеспечено право адвоката на оценку доказательств по уголовному делу.

В настоящее время сторона защиты в лице адвоката при опровержении предъявленного подзащитному обвинения вынуждена придумывать возможности, позволяющие уличить сторону обвинения в представлении суду некачественных доказательств и повлиять на их оценку судом в целях непринятия при доказывании фактических обстоятельств дела.

Например, утверждая, что выводы прокурора о причастности подсудимого к совершению преступления и его виновности не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами, защита должна провести сравнительное исследование выводов прокурора по фактическим обстоятельствам дела и доказательств, обозначенных им в качестве подтверждающих эти выводы, а затем сопоставить между собой эти данные. Если они не совпадают, доводы защиты о том, что выводы прокурора не подтверждены рассмотренными в судебном заседании доказательствами, будут очевидны.

Между тем суд не вправе ссылаться в приговоре на представленные защитой самостоятельный анализ доказательств и их оценку так, как это делается при изложении в приговоре позиции прокурора, поскольку сторона защиты не определена законом в качестве субъекта уголовно-процессуальной оценки доказательств. Суд может согласиться с позицией защиты, но в приговоре должен «выдать» ее за свою. Только в таком случае обоснование представленных защитой анализа и оценки доказательств обвинения будет иметь законодательно установленную форму изложения доводов суда в приговоре.

Приговор суда первой инстанции выносится на основе исследованных доказательств, которым в обязательном порядке должна быть дана оценка. Если приговор обвинительный, оценка, как правило, лаконична и выражается одним предложением: «Проанализировав и оценив представленные стороной обвинения доказательства в порядке ст. 17, 87–88 УПК РФ, суд пришел к выводу, что исследованные доказательства являются относимыми, допустимыми и достоверными, в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела по существу, они полностью подтверждают виновность подсудимого в совершении преступления».

Оценка доказательств – не только право, но и обязанность суда при вынесении приговора, она не может быть формальной. Однако установленные ст. 17 УПК правила свободной оценки доказательств не означают, что суд свободен в выводах относительно доказанности виновности и причастности подсудимого к преступлению, что позволяло бы прибегать в приговоре к формальной оценке совокупности представленных стороной обвинения доказательств, сродни приведенной. Суд в приговоре обязан провести всесторонний анализ исследованных доказательств и дать им не формальную, а комплексную оценку, с описанием взятого из каждого доказательства важного элемента, подтверждающего виновность и причастность подсудимого к преступлению. Если подобного в приговоре нет, он не может быть признан правосудным.

Над оценкой доказательств в приговоре должен быть установлен контроль. Полномочиями проводить соответствующую проверку обвинительного приговора, а также переоценку изложенных в нем доказательств, на мой взгляд, в первую очередь должна быть наделена законодательно сторона защиты.

Между тем следует заметить, что в уголовно-процессуальном законе отсутствует понятие «переоценка защитой доказательств», термин «переоценка» ни в одной из его норм вообще не употребляется. В то же время судебная практика свидетельствует, что без переоценки представленных обвинением доказательств суд не имеет возможности вынести по делу оправдательный приговор.

Оценка доказательств – это всегда субъективное мнение, отражающее определенные качества отдельно взятого доказательства либо группы доказательств в целом. Прокурор, представляя суду доказательства, подтверждающие, по его мнению, причастность подсудимого к преступлению и его виновность, сам же и оценивает таковые во время судебного разбирательства на предмет их относимости, допустимости и достоверности. Оценка тех же самых доказательств адвокатом, не совпадающая с позицией прокурора, представляет собой новую оценку доказательств и по смыслу означает их переоценку. В этом случае, если сторона защиты не соглашается с представленными обвинением доказательствами, переоценке будут подлежать не только сами доказательства, но и фактические обстоятельства дела, которые были выстроены обвинением на основе собранных и представленных суду доказательств.

Таким образом, анализ, оценка и переоценка доказательств обвинения, приведенные защитой, должны тесно переплетаться и быть связаны с оспариванием самих фактических обстоятельств дела, поскольку без оценки и переоценки юридических фактов невозможно прийти к заключению, что выводы, изложенные в предъявленном подсудимому обвинении, не подтверждаются рассмотренными судом доказательствами.

Анализ содержания каждого доказательства позволяет суду понять, достоверны сведения из этого доказательства либо сомнительны, конкретны или абстрактны, свидетельствуют ли они о полноте или неполноте информации об изучаемом обстоятельстве, обладают ли логической связанностью. Исследование доказательств посредством логического анализа как раз и направлено на проверку судом правильности фактических данных и их соответствия реальным событиям. Проверка должна осуществляться путем не только анализа доказательств, но и использования синтеза, т.е. сопоставления проверяемого доказательства с другими, без этого ни обвинение, ни защита, ни суд обойтись не могут. Требование о сопоставлении проверяемого доказательства с другими прямо закреплено в ст. 87 УПК и составляет элемент процесса доказывания по уголовному делу.

С одной стороны, процесс доказывания невозможен без оценки доказательств, являющейся одним из обязательных его элементов, и проверки таковых путем сопоставления их с другими имеющимися в деле доказательствами, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое, с другой – адвокат согласно законодательно установленным нормам не провомочен не только оценивать, но и проверять доказательства. Это лишает его какой-либо возможности участвовать в судебном процессе наравне с прокурором и оспаривать предъявленное подсудимому обвинение.

Оценка доказательств – это мыслительная деятельность, состоящая в анализе и синтезе содержания и формы доказательства и завершающаяся выводом, как предусмотрено ч. 1 ст. 88 УПК. Таким образом, очевидна необходимость применения анализа, синтеза и оценки доказательств для вынесения приговора. Только в синергии этих трех составляющих процесса доказывания приговор будет отвечать задачам и целям правосудия и свидетельствовать о его обоснованности и мотивированности.

Деятельность по проверке доказательств, осуществляемая посредством их анализа и синтеза, завершающаяся оценкой всей совокупности доказательств, должна подводить суд к итоговым выводам и ответам на поставленные в ст. 299 и 302 УПК вопросы. Именно оценка всей совокупности доказательств является наиболее ответственным моментом в деятельности суда при вынесении приговора.

Читайте также
КС: Доводы подсудимого и защиты в суде присяжных о том, что преступление совершено другим лицом, не нарушают пределы судебного разбирательства
Как указал Суд, ст. 252 УПК РФ не содержит положений, ограничивающих право подсудимого приводить доказательства и доводы, опровергающие позицию обвинения, в том числе свидетельствующие о непричастности к преступлению и о его совершении другим лицом
19 Января 2021 Новости

В силу ст. 15 УПК функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Выходит, что законом предпосылки состязательности сторон перед судом заложены, но для стороны защиты в сравнении со стороной обвинения нормами закона не обеспечены, что непременно должно быть исправлено законодателем для достижения целей назначения уголовного судопроизводства.

Только нормы закона, обеспечивающие право защиты на оценку и переоценку доказательств, придадут обоснованность толкованию норм закона, подобному изложенному в Определении Конституционного Суда РФ от 25 ноября 2020 г. № 2634-О, о том, что УПК не содержит положений, ограничивающих право подсудимого приводить доказательства и доводы, опровергающие позицию обвинения, в том числе свидетельствующие о непричастности к преступлению и о его совершении другим лицом.


Рассказать:
Другие мнения
Котлов Василий
Котлов Василий
Адвокат МКА «Традиция»
За неисполнение судебных решений госоргану грозит «наказание рублем»
Арбитражное право и процесс
ВС демонстрирует тенденцию к изменению подхода к взысканию астрента
12 Апреля 2021
Цветкова Ирина
Цветкова Ирина
Адвокат, LLM, основатель сервиса судебного финансирования PLATFORMA
Коллективные иски – проблемы правоприменения
Гражданское право и процесс
Почему необходимо менять отношение судей к их рассмотрению
09 Апреля 2021
Денисов Вячеслав
Денисов Вячеслав
Адвокат АП Новосибирской области
Не уверен – не визируй
Уголовное право и процесс
Любой финансовый документ, подписанный должностным лицом госучреждения, может стать поводом к возбуждению уголовного дела
08 Апреля 2021
Чепелёв Владислав
Чепелёв Владислав
Юрист Института права и публичной политики
Административное выдворение «длиною в жизнь»
Конституционное право
КС призвал суды тщательно рассматривать дела о миграционных нарушениях в отношении апатридов
06 Апреля 2021
Фищук Александр
Фищук Александр
Адвокат АП Краснодарского края
«Правоприменительный айсберг» налогового права
Налоговое право
Почему многие из налоговых споров эффективно решаются только на стадии досудебного урегулирования
01 Апреля 2021
Ульянова Алена
Ульянова Алена
Адвокат АП Томской области
Проблемы участия несовершеннолетних в гражданском процессе
Гражданское право и процесс
Чтобы суд узнал мнение самого ребенка, подход к этому вопросу надо полностью изменить
01 Апреля 2021
Яндекс.Метрика