×

Правомерен ли зачет неустойки против основного долга?

ВС рассмотрел взаимные претензии комиссионера и комитента под неформальным углом
Горин Егор
Горин Егор
Партнер, руководитель практики судебной защиты КСК групп

Вопрос о зачете неустойки обсуждается на всех уровнях юридического сообщества. Практика судов, не допускающая возможности зачета неустойки против основного долга, сформировалась еще в конце ХХ в. и была достаточно устойчивой. Она опиралась на два аргумента:

  • эти требования имеют разную правовую природу;
  • требование об уплате неустойки не носит бесспорный характер в силу возможности его коррекции судом на основании ст. 333, 401 и 404 ГК РФ.

Президиум ВАС РФ признавал встречные требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности однородными, по крайней мере, дважды1. Однако нижестоящие суды продолжали принимать решения, основанные на концепции, главенствовавшей в прошлом столетии2

В 2016 г. Верховный Суд РФ3 указал на возможность применения ст. 333 ГК к зачтенной в счет основного долга неустойке, а также на последствия ее снижения.

К сожалению, правоприменительная практика иногда идет вразрез с позициями судов высших инстанций, а до Верховного Суда дела, связанные с зачетом неустойки против основного долга, доходят крайне редко – большинству заявителей отказывают в передаче жалоб на рассмотрение.

Яркой иллюстрацией противоречивости судебной практики является рассмотренное судами трех инстанций дело № А41-108637/154, в котором дано развернутое обоснование невозможности зачета неустойки против основного долга:

  • в договоре не предусмотрено право заказчика на удержание неустойки;
  • ст. 410 ГК подразумевает бесспорность и основного, и встречного обязательства;
  • подрядчик не согласен с произведенным зачетом;
  • зачтенное обязательство небесспорно сразу по двум причинам: во-первых, оно требует самостоятельного рассмотрения применительно к ст. 309, 401, п. 3 ст. 405 ГК; во-вторых, размер требования может быть уменьшен судом по ст. 333 ГК;
  • зачтенные требования неоднородны, так как неустойка – это мера ответственности, а оплата работ производится в ходе исполнения договора, поэтому при зачете подрядчик лишается возможности заявить о применении ст. 333 ГК;
  • основанием действительности зачета является соблюдение не только условий встречности, однородности, наступления срока исполнения, но и бесспорности требований;
  • в отсутствие бесспорности требования об уплате неустойки зачет недействителен.

Аргументы, изложенные в данном деле, на мой взгляд, противоречат как положениям ГК, так и правовым позициям высших судебных инстанций.

В рассматриваемом случае дело осложнено, к тому же, специальными нормами, регулирующими процедуры банкротства. Так, зачет может быть признан недействительной сделкой, если одному из кредиторов должника оказано предпочтение или изменилась очередность удовлетворения требований кредитора по обязательствам. Такой зачет оспаривается5, если он совершен после принятия заявления о признании должника банкротом или в течение месяца до принятия такого заявления (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Но и без дела о банкротстве не все так однозначно. Суть спора сводится к тому, что производитель-комитент отгрузил продукцию поставщику-комиссионеру с неоднократным нарушением сроков и отступлениями по качеству. Заказчик оборудования, в свою очередь, применил санкции и удержал 5% от суммы договора. Производитель решил взыскать с комиссионера недополученное.

Суды трех инстанций посчитали возможным и правильным взыскать этот эфемерный долг с комиссионера. Вопрос о наличии вины производителя как кредитора (ст. 404 ГК) и поставщика как исполнителя (ст. 401 ГК) судами не рассматривался. 

Коллегия по экономическим спорам Верховного Суда в Определении от 27 октября 2020 г. № 305-ЭС20-10019 по делу № А40-159817/2019 разграничила сальдирование и зачет применительно к договору комиссии, комитент по которому находится в процессе банкротства. Она обратила внимание на положение п. 1 ст. 993 ГК, освобождающего комиссионера от ответственности перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, и направила дело на пересмотр в суд первой инстанции.

Читайте также
Удержание комиссионного вознаграждения не является зачетом
Верховный Суд решил, что условие договора об удержании комиссионного вознаграждения не может квалифицироваться как зачет требований по этому договору, поскольку относится к порядку расчетов сторон
05 Ноября 2020 Новости

Кроме того, судьи Коллегии по экономическим спорам рассмотрели ситуацию с взаимными претензиями комиссионера и комитента под очень интересным и неформальным углом, квалифицировав удержание причитающихся комитенту средств не как зачет неустойки против основного долга, а как особенность осуществления расчетов – надлежащего исполнения обязательств.

Такая практика закреплена на уровне ВАС6 и Верховного Суда7 в спорах об исполнении договора подряда или оказания услуг. Итоговая стоимость работ или услуг на практике зачастую уменьшается пропорционально величине неустойки. В этом случае удержание неустойки из платы по договору является не зачетом, а иным способом прекращения обязательств, согласованным сторонами в соответствии со ст. 407 ГК.

Важно отметить, что данный судебный акт принят в соответствии с критериями доктрины справедливости. Несмотря на то что влияние рассматриваемого определения на повседневную практику большинства компаний незначительно, применение доктринального подхода и воплощение принципов справедливости в правосудии позволяют надеяться на успех в некоторых ситуациях, выглядящих безнадежными.


1 Постановления Президиума ВАС РФ от 10 июля 2012 г. № 2241/12 по делу № А33-7136/2011 и от 19 июня 2012 г. № 1394/12 по делу № А53-26030/2010.

2 Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 апреля 2012 г. № 13АП-743/12 по делу № А56-14752/2011 и ФАС Северо-Западного округа от 29 июня 2012 г. № Ф07 714/12 по делу № А56-14752/2011.

3 Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», п. 79.

4 Пример приведен в «Вестнике экономического правосудия Российской Федерации», 2019, № 2.

5 Постановление Президиума ВАС от 19 февраля 2013 г. № 8364/11 по делу № А40-158480/09-44-854.

6 Постановление Президиума ВАС от 19 июня 2012 г. № 1394/12 по делу № А53-26030/2010.

7 Определение ВС от 29 августа 2019 г. № 305-ЭС19-10075.

Рассказать:
Другие мнения
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
Конфронтация нецелесообразна
Уголовное право и процесс
К чему приведет демонстративный отказ от вставания при оглашении промежуточных актов в уголовном судопроизводстве
21 Января 2021
Астапенко Павел
Астапенко Павел
Адвокат АБ Санкт-Петербурга «СиТиЭл»
При избрании меры пресечения не бывает мелочей
Уголовное право и процесс
Неформальный подход суда как гарантия обоснованного решения по ходатайству следователя
20 Января 2021
Кобзарев Игорь
Кобзарев Игорь
Адвокат, управляющий партнер КА «МАРК ЛАБЕОН»
Техническая ошибка – не препятствие для снижения оборотного штрафа
Производство по делам об административных правонарушениях
Суд вправе изменить размер штрафа, оценив доказательства ошибки в расчетах
20 Января 2021
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Член Совета АП Белгородской области
Игра в «испорченный телефон»
Уголовное право и процесс
Вырванная из контекста фраза стала основанием для привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 296 УК РФ
19 Января 2021
Серков Аркадий
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Передача права использования электронной подписи
Гражданское право и процесс
На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
19 Января 2021
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
«Единственное жилье банкрота» и другие истории
Арбитражное право и процесс
Эксперты прокомментировали позиции ВС РФ в делах о банкротстве за 4-й квартал 2020 г.), дошедших до высшей инстанции
19 Января 2021