×

Удержание комиссионного вознаграждения не является зачетом

Верховный Суд решил, что условие договора об удержании комиссионного вознаграждения не может квалифицироваться как зачет требований по этому договору, поскольку относится к порядку расчетов сторон
Фотобанк Freepik
По словам одного из экспертов «АГ», Верховный Суд последовательно указывает правоприменителям, что юридически неправильно «под одну гребенку» ломать все расчеты контрагентов с должником, находящимся в банкротстве. Другой, поддержав подход Экономколлегии, отметил, что в противном случае суд вмешивается в предпринимательскую деятельность сторон. По мнению третьего эксперта, суть спора была в другом: неперечисление денег комитенту обусловлено тем, что комиссионер удержал не свое вознаграждение, а заранее оцененные убытки.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ разграничила сальдирование и зачет применительно к договору комиссии, комитент по которому находится в процессе банкротства (Определение от 27 октября 2020 г. № 305-ЭС20-10019 по делу А40-159817/2019).

Довод о сальдо в пользу комиссионера услышал только Верховный Суд

В апреле 2006 г. Внешнеэкономическое объединение «Тяжпромэкспорт», заключив с Машиностроительным концерном ОРМЕТО-ЮУМЗ договор комиссии, обязалось реализовать технологическое оборудование, которое производил комитент, – поучаствовать в тендере на строительство агломерационной фабрики для металлургического завода в Индии.

В июне 2019 г. концерн, находясь в процедуре наблюдения, подал иск о взыскании с внешнеэкономического объединения 1,5 млн долларов. Истец исходил из того, что комиссионер реализовал товар, но перечислил комитенту не все полученные деньги.

АС г. Москвы удовлетворил требование концерна, а две последующие инстанции поддержали эту позицию. При этом довод ответчика о сложившемся в его пользу сальдо взаимных предоставлений по этому договору суды отклонили, сославшись на запрет, установленный абз. седьмым п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве. Согласно этой норме с даты вынесения определения о введении наблюдения не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве очередность удовлетворения требований кредиторов.

Однако Верховный Суд, рассмотрев кассационную жалобу «Тяжпромэкспорта», пришел к выводу, что нижестоящие инстанции не исследовали и не оценили ряд имеющих значение для дела обстоятельств. Так, внешнеэкономическое объединение неоднократно ссылалось на то, что в акте сверки взаимных расчетов они с комитентом согласовали причитающуюся сумму вознаграждения и порядок ее удержания, а также на то, что по прекращенному договору сальдо сложилось в пользу комиссионера.

Ответчик обращал внимание судов и на то, что не получил оплату от иностранного заказчика. В то же время в договоре комиссии было условие о том, что комиссионер обязан обеспечить перевод платежей на счет комитента с момента поступления денег от иностранного заказчика за вычетом своего вознаграждения.

При этом, подчеркнул ВС, отклоняя довод ответчика о сложившемся в его пользу сальдо взаимных предоставлений со ссылкой на запрет, установленный абз. седьмым п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, суды не учли, что условие об удержании комиссионного вознаграждения не может квалифицироваться как зачет требований в рамках договора комиссии, поскольку относится к порядку расчетов сторон.

Дело направилось на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты «АГ» обратили внимание на разные аспекты определения

Управляющий партнер АБ «Джейнови» Вадим Байбуз отметил, что это не первое определение высшей инстанции на эту тему: «Верховный Суд последовательно указывает правоприменителям, что юридически неправильно “под одну гребенку” ломать все расчеты контрагентов с должником, находящимся в банкротстве».

Условие, относящееся к порядку расчетов, не может быть квалифицировано как зачет требований одной стороны против требований другой стороны в рамках одного и того же договора, подчеркнул адвокат. «Однако следует отметить, что коллегия Верховного Суда к определению категорий договоров, к которым применяется такая позиция, подходит избирательно. Ранее это были договоры подряда, затем факторинга, а теперь, как мы видим, договор комиссии», – добавил он.

Вывод о том, что действия, направленные на установление сложившегося в пользу заказчика сальдо взаимных предоставлений по договору, не являются сделкой, противоречащей ст. 61.3 Закона о банкротстве, поскольку в этом случае отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение стороной предпочтения, был сделан применительно к договору подряда в Определении ВС от 29 января 2018 г. № 304-ЭС17-14946. «При этом, как указала тогда судебная коллегия, аналогичный вывод вытекает из смысла абз. четвертого п. 13 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 63 “О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве”. И это несмотря на то, что в этом абзаце речь идет о сальдировании при исполнении договоров выкупного лизинга, – отметил Вадим Байбуз. – Согласно позиции Экономколлегии, заинтересованные лица в соответствии со ст. 65 АПК должны доказать, что сторона договора помимо определения завершающего сальдо произвела зачет каких-либо требований другой стороны против своих требований».

Более того, подчеркнул адвокат, в случаях, когда в ходе расчетов сторон имел место факт усиления правовой конструкции заключением соглашений о взаимозачете, Верховный Суд указывал на отсутствие правового значения таких соглашений при имеющихся признаках сальдирования.

Читайте также
Снижение оплаты подрядных работ из-за несвоевременной их сдачи не является сделкой с предпочтением
ВС пояснил, что действия заказчика по вычету неустойки из выплаты подрядчику в связи с несвоевременной сдачей им работ не являются основанием для признания недействительными действий по сальдированию как сделки с предпочтением
05 Сентября 2019 Новости

Юрист практики разрешения споров BCLP Сергей Блинов считает, что это определение является закономерным продолжением той судебной практики, которая сложилась еще в 2019 г.: «В августе 2019 г. Экономическая коллегия под председательствованием судьи Ивана Разумова в деле № А40-151644/2016 сформулировала важную правовую позицию, суть которой сводится к тому, что действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о несостоятельности, так как в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения: причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования».

Таким образом, пояснил эксперт, вывод Экономколлегии о том, что условие об удержании комиссионного вознаграждения не может квалифицироваться как зачет требований, распространяет на договор комиссии ранее сформированный подход к сальдированию обязательств в банкротстве. «Действительно, комитент не вправе рассчитывать на получение денежных средств в полном размере, поскольку договором предусмотрена обязанность комиссионера перечислить денежные средства за вычетом комиссионного вознаграждения и иных расходов, связанных с выполнением поручения. В противном случае будет допущено вмешательство суда в предпринимательскую деятельность сторон и достигнутые договоренности между ними», – полагает Сергей Блинов.

Он также отметил правильность указания ВС на необходимость дать оценку условию договора о том, что комиссионер обязан обеспечить перевод платежей на счет комитента с момента поступления денежных средств от иностранного заказчика и за вычетом суммы комиссионного вознаграждения: «В противном случае комиссионер принимает на себя риски неисполнения третьим лицом обязательств по оплате в отсутствие со своей стороны ручательства за исполнение сделки (делькредере), что противоречило бы как общим нормам законодательства о договоре комиссии, так и условиям самого договора».

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что суть спора была в другом: неперечисление денег комитенту обусловлено тем, что комиссионер удержал не свое вознаграждение, а заранее оцененные убытки – суммы санкций, примененных иностранным заказчиком.

При этом, подчеркнул эксперт, ВС не учел положения ст. 997 ГК, согласно которой комиссионер вправе в соответствии со ст. 410 ГК удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех средств, поступивших к нему за счет комитента. «А ст. 410 ГК как раз и регулирует зачет встречных однородных требований! Если в отношении комиссионного вознаграждения формальная логика ВС понятна, то в отношении убытков такой вывод не совсем логичен и обоснован», – считает Юнис Дигмар.

Так, пояснил он, Экономколлегия сослалась на ст. 993 ГК РФ, в которой дано четкое указание комиссионеру немедленно сообщать комитенту о ненадлежащем исполнении третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером. «Однако, исходя из текстов судебных актов, доказательств такого извещения в материалы дела не представлено. Если комиссионер не подтвердит направление уведомления об удержании убытков из цены оборудования в спорный период (а не после введения наблюдения), тогда вполне обоснованно говорить о правомерности запрета на зачет, который и применили нижестоящие суды», – заключил адвокат.

Рассказать:
Яндекс.Метрика