×
Забуга Евгений
Забуга Евгений
Член квалификационной комиссии АП Омской области, к.ю.н.
25 октября 2016 г. Конституционным Судом РФ вынесено определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.С. Федосеева на нарушение его конституционных прав п. «а» ч. 7 ст. 79 УК РФ и ст. 396–400 УПК РФ.

Основным доводом жалобы являлось указание на то, что несоответствующим Конституции России является назначение судами к исполнению всей оставшейся неотбытой части наказания при отмене условно-досрочного освобождения начиная с момента освобождения по УДО.

В определении Конституционный Суд РФ достаточно лаконично мотивировал отказ в принятии жалобы, сославшись на толкование понятия «неотбытое наказание», приведенное в п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 58.

Так, согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, неотбытым наказанием, в частности, следует считать срок, на который осужденный был фактически условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания.

Представляется, что логика, заданная Верховным Судом РФ, является верной с точки зрения как справедливости, так и здравого смысла.

В теории уголовного права устоялось мнение о том, что условно-досрочное освобождение является одним из проявлений принципа гуманизма (комментарий к Уголовному кодексу РФ под ред. А.В. Бриллиантова).

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть с учетом времени содержания под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Было бы опрометчиво полагать, что условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является необратимым. УК РФ четко обозначил четыре обстоятельства, которые могут повлечь отмену условно-досрочного освобождения.

При этом особо отмечу, что в большинстве описанных в ч. 7 ст. 79 УК РФ случаев отмена условно-досрочного освобождения является правом, а не обязанностью суда. Таким образом, суд может сохранить условно-досрочное освобождение. И только лишь в случае, если осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, суду императивно предписано назначить последнему наказание по совокупности преступлений.

Можно констатировать, что уголовный закон более чем лоялен к осужденным при разрешении вопроса об отмене условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Представляется, что применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания является не чем иным, как реакцией государства на позитивное посткриминальное поведение лица, осужденного за совершение преступления.

Однако после условно-досрочного освобождения уголовно-правовые последствия продолжают (сохраняют) свое действие вплоть до момента погашения или снятия с лица судимости. Это указывает на то, что нормы УК РФ должны толковаться в системе.

Более того, не стоит забывать и про цели уголовного наказания, прямо обозначенные в законе, среди которых названы: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

В случае же, если лицо совершает одно или несколько действий, названных в УК РФ в качестве оснований для отмены условно-досрочного освобождения, невозможно говорить о достижении названных выше целей наказания.

Поэтому формула достаточно проста: «нет правопослушного поведения после УДО – будь готов продолжить отбывание наказания с момента, когда был от него освобожден». Получается такая своеобразная уголовно-правовая «реституция», при которой осужденный возвращается в первоначальное положение.

Рассказать: