×
Забуга Евгений
Забуга Евгений
Член квалификационной комиссии АП Омской области, к.ю.н.

На рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”» (далее – Закон об адвокатуре), в отношении которого в настоящее время ведется активная дискуссия.

Считаю возможным выразить мнение по поводу нескольких новелл, предлагаемых в части дисциплинарного производства, в силу особой значимости последнего в профессиональной деятельности каждого адвоката.

Так, законопроектом предлагается дополнить ч. 7.1 ст. 37 Закона об адвокатуре (о праве президента ФПА РФ в исключительных случаях возбуждать дисциплинарное производство) следующими предложениями:

  • «Квалификационная комиссия и совет обязаны в течение трех месяцев со дня возбуждения дисциплинарного производства рассмотреть указанное дисциплинарное дело и уведомить Федеральную палату адвокатов о принятом решении»;
  • «Президент Федеральной палаты вправе истребовать дисциплинарное дело из адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, совет которой обязан обеспечить получение президентом Федеральной палаты адвокатов дисциплинарного дела в течение семи календарных дней со дня истребования, и передать дисциплинарное дело в Комиссию по этике и стандартам, которая обязана рассмотреть его в течение месяца»;
  • «В случае если Комиссия по этике и стандартам придет к выводу о противоречии решения совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации по дисциплинарному делу нормам настоящего Федерального закона и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, она направляет соответствующее заключение и дисциплинарное дело в Совет Федеральной палаты адвокатов, который обязан рассмотреть их в течение месяца».

При этом согласно законопроекту предлагается полномочие Совета Федеральной палаты адвокатов по отмене решения по дисциплинарному делу с направлением дела на новое рассмотрение в адвокатскую палату субъекта РФ, органы которой рассматривали дело, или в иную адвокатскую палату субъекта РФ с обязательными для исполнения адвокатскими палатами указаниями, в том числе в части толкования подлежащих применению норм права, оценки как ранее установленных, так и вновь выявленных фактических обстоятельств.

Безусловно, процитированные предложения законодателя носят революционный характер.

Так, КПЭА содержит в себе минимальный набор процессуальных (процедурных) норм, которые используются в дисциплинарном производстве. В силу ограниченной регламентации каждая адвокатская палата придает процедурным нормам толкование через призму наработанной практики и сложившихся в конкретном регионе профессиональных традиций.

Подобная практика не может считаться негативной, но для современного этапа развития отечественной адвокатуры характерна стандартизация, выработка единого механизма и толкования спорных (дискуссионных) вопросов адвокатской деятельности.

Такой подход представляется верным, поскольку равно как не может быть «законности калужской и казанской…», так не может быть и диаметрально противоположных подходов к разрешению дисциплинарных дел. Недопустимо, когда за один и тот же проступок в одном регионе прекращают статус адвоката, а в другом объявляют замечание или предупреждение.

Возможно, среди адвокатов найдется немало противников рассматриваемых предложений законодателя, однако первоначально стоит задаться вопросом: за что мы (адвокаты) чаще всего критикуем судебную систему и правосудие в целом?

Считаю, что ответ лежит на поверхности – за непредсказуемость и обвинительный уклон.

Общеизвестно, что окончательность принимаемого решения (то есть невозможность его повторной проверки независимым лицом) порождает проявления произвола.

Законопроект как раз и направлен на предоставление участникам дисциплинарного производства больших гарантий для защиты своих прав и интересов, что в перспективе может уменьшить и количество обращений в суды общей юрисдикции с исками об оспаривании решений советов региональных адвокатских палат.

Полагаю, что данные новеллы приведут к повышению качества дисциплинарного производства, а также поспособствуют унификации дисциплинарной практики, что сделает ее более прозрачной и понятной.

Однако считаю, что один момент рассматриваемых изменений должен быть уточнен в законопроекте. Он касается полномочия президента ФПА истребовать дело из адвокатской палаты субъекта РФ и передать для рассмотрения в Комиссию по этике и стандартам.

Так, законопроект не связывает это полномочие с каким-либо поводом, то есть порождает тем самым часто критикуемую правовую неопределенность.

Представляется, что подобная неопределенность может быть устранена указанием на то, что рассматриваемое полномочие президент ФПА может реализовать (по своему усмотрению) в случае поступления к нему обращений от сторон (участников) дисциплинарного производства.

Предлагаемая идея базируется прежде всего на ст. 23 КПЭА, согласно которой разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

Согласно ст. 19 КПЭА участниками дисциплинарного производства являются органы и организации, обратившиеся с жалобой, представлением, обращением, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, а также представители перечисленных лиц, органов и организаций.

Состязательность и равенство являются базовыми принципами процедуры рассмотрения любого дела (вне зависимости от вида судопроизводства либо производства), а потому принятие решения по дальнейшему движению дисциплинарного дела должно оставаться за участниками дисциплинарного производства.

Таким образом, считаю целесообразным дополнение законодательного предложения и изложение его в следующей редакции «В случае письменного обращения участника дисциплинарного производства президент Федеральной палаты адвокатов РФ вправе истребовать дисциплинарное дело из адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, совет которой обязан обеспечить получение президентом Федеральной палаты адвокатов дисциплинарного дела в течение семи календарных дней со дня истребования, и передать дисциплинарное дело в Комиссию по этике и стандартам, которая обязана рассмотреть его в течение месяца».

Рассказать:
Другие мнения
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Защита прав адвокатов должна стать основной деятельностью адвокатских палат
Адвокатура, государство, общество
Ответ на десять тезисов Алексея Королёва
20 Марта 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Как адвокат Редькин через лес пошел
Защита прав адвокатов
Сегодня в Совете Федерации проходит круглый стол на тему «Защита прав адвокатов как инструмент обеспечения правосудия». В связи с этим карикатурист Сергей Ёлкин напоминает, что профессиональные гарантии независимости адвоката служат всем гражданам страны
20 Марта 2019
Мельник Екатерина
Мельник Екатерина
Адвокат АП Московской области
Что бьет по карману молодых адвокатов
Правовые вопросы статуса адвоката
Зарабатывание денег не должно быть важнее квалифицированной юридической помощи
20 Марта 2019
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов»
Успешным адвокатам «понукания» для самоподготовки не нужны
Повышение квалификации
Стандарт должен стимулировать профессиональное развитие тех, кому это необходимо
19 Марта 2019
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы
Проекты полезны, но требуют доработки
Повышение квалификации
Наиболее «острые» вопросы, касающиеся проектов Стандарта повышения квалификации
18 Марта 2019
Баулин Олег
Баулин Олег
Президент АП Воронежской области
О презентации Фонда поддержки адвокатов
Адвокатура, государство, общество
Неформальные объединения: защита адвокатов или средство достижения собственных целей
15 Марта 2019