×
Воронович Юрий
Воронович Юрий
Адвокат адвокатского кабинета Вороновича Ю.П. г. Новокузнецка Кемеровской области № 42/316

С 1 января 2014 г. введены в действие ст. 217.2 УК РФ «Заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности» и ч. 4 ст. 9.1 КоАП РФ «Дача заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности».

Административные дела, возбуждаемые по ч. 4 ст. 9.1 КоАП РФ, – явление нередкое, и судебная практика содержит немало примеров, а вот практика расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, возбужденных по ст. 217.2 УК РФ, вовсе отсутствует.

Мне и моей коллеге, адвокату Марии Лучшевой из Новокузнецка пришлось столкнуться с реальной практикой предварительного следствия по уголовному делу, возбужденному по ч. 1 ст. 217 УК РФ, и добиться положительного для наших доверителей результата.

Для полного понимания всех особенностей расследования данного преступления следует отметить, что разграничение уголовного и административного составов заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности (далее – ЭПБ) проводится по объективной стороне деяния, а именно по последствиям.

Согласно ст. 217.2 УК РФ необходимым последствием состава преступления является причинение крупного ущерба (материальный состав) или возникновение угрозы смерти человека (формальный состав).

Для объективной стороны административного состава, предусмотренного ч. 4 ст. 9.1 КоАП РФ, важен лишь факт отсутствия последствий, необходимых для объективной стороны состава уголовно наказуемого деяния.

Существенное значение для определения всех признаков состава преступления, предусмотренного ст. 217.2 УК РФ, а также состава административного правонарушения, установленного ч. 4 ст. 9.1 КОАП РФ, имеют понятия, содержащиеся в нормах Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Закон о промышленной безопасности).

Обращение к данному закону делает понятным, кто является субъектом преступления или административного правонарушения в рассматриваемых составах, что представляет собой ЭПБ, кто имеет право ее проводить и какие объекты подлежат данной экспертизе.

Объективная сторона ст. 217.2 УК РФ и ч. 4 ст. 9.1 КоАП РФ подробно изложены в ч. 6 ст. 13 Закона о промышленной безопасности, где под заведомо ложным заключением ЭПБ понимается заключение, подготовленное без проведения указанной экспертизы или после ее проведения, но явно противоречащее содержанию материалов, представленных эксперту или экспертам в области промышленной безопасности и рассмотренных в ходе проведения экспертизы промышленной безопасности, или фактическому состоянию технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, зданий и сооружений на опасных производственных объектах, являвшихся объектами ЭПБ.

А теперь перейдем непосредственно к событиям, разворачивавшимся в нашем уголовном деле.

В октябре 2017 г. в г. Новокузнецке Кемеровской области следователем одного из районных отделов городского подразделения Следственного комитета РФ было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 217.2 УК РФ, по факту дачи экспертами в области промышленной безопасности одной коммерческой организации Кемеровской области заведомо ложного заключения ЭПБ, что могло повлечь смерть человека.

Основанием для возбуждения данного уголовного дела стал тот факт, что 25 мая 2017 г. сотрудником территориального подразделения Ростехнадзора в г. Белово при проверке технического устройства, применяемого на опасном производственном объекте, были выявлены нарушения требований промышленной безопасности. В частности, согласно заключению ЭПБ экспертов коммерческой организации инспектируемое оборудование находилось в исправном состоянии. Между тем, согласно сведениям системы позиционирования Flexcom, эксперты оборудование не исследовали.

Проведенной впоследствии проверкой были установлены нарушения, послужившие основанием для вынесения судебного решения о запрете эксплуатации данного оборудования.

В постановлении о возбуждении уголовного дела было указано, что в период с 22 марта по 28 апреля 2017 г. эксперты экспертной группы коммерческой организации, не посещая техническое устройство, применяемое на опасном производственном объекте 1 класса опасности на одном из угледобывающих предприятий Кемеровской области, подготовили заключение ЭПБ, которое 5 мая 2017 г. Сибирским управлением Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) г. Кемерово было внесено в реестр заключений ЭПБ с присвоением соответствующего регистрационного номера.

Следует отметить, что изначально и следствие, и защита считали, что предварительное следствие будет проводиться в Новокузнецке, где было подготовлено заключение ЭПБ. Несмотря на то что после возбуждения уголовного дела два эксперта были допрошены в качестве подозреваемых следователем из Новокузнецка, уголовное дело спустя более года после его возбуждения передали по территориальной подследственности в г. Кемерово.

Поводом для передачи явилось то, что согласно положениям ч. 5 ст. 13 Закона о промышленной безопасности заключение ЭПБ может быть использовано исключительно с даты его внесения в реестр заключений ЭПБ федеральным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности или его территориальным органом, каковым являлось территориальное подразделение Ростехнадзора в г. Кемерово.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ч. 2 ст. 152 УПК РФ, уголовное дело было передано для производства предварительного следствия в г. Кемерово – по месту окончания преступления.

В ходе производства предварительного расследования были установлены обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии признаков состава преступления в действиях подозреваемых экспертов, которые с самого начала отрицали свою вину, указывая на то, что у них не было необходимости посещать предприятие и осматривать инспектируемое оборудование в связи с тем, что в состав экспертной группы был включен специалист неразрушающего контроля, который согласно своей аттестации и распределению обязанностей на основании приказа о назначении экспертной группы осуществлял визуально-измерительный контроль объекта ЭПБ, по результатам чего был составлен акт. Данный акт с приложением полного пакета документов был передан экспертам, которые на основании представленных специалистом документов составили заключение ЭПБ.

Согласно п. 13 Правил проведения экспертизы промышленной безопасности, утвержденных Приказом Ростехнадзора от 14 ноября 2013 г. № 538 (далее – Правила экспертизы), экспертиза проводится с целью определения соответствия объекта экспертизы предъявляемым к нему требованиям промышленной безопасности и основывается на принципах независимости, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Пунктом 22 Правил экспертизы предусмотрено право экспертной организации привлекать к проведению технического диагностирования, неразрушающего контроля, разрушающего контроля технических устройств, а также к проведению обследований зданий и сооружений иные организации или лиц, владеющих необходимым оборудованием для проведения указанных работ. Кроме того, в случаях, когда заказчик имеет в своем штате специалистов по техническому диагностированию, обследованию зданий и сооружений, неразрушающему контролю, разрушающему контролю, уровень квалификации которых позволяет выполнять отдельные виды работ, допускаются привлечение данных специалистов заказчика к выполнению этих работ и учет результатов работ, выполненных указанными специалистами, при оформлении заключения экспертизы.

Таким образом, установленный нормативными правовыми актами порядок проведения осмотра технических устройств, а также требования о документальном оформлении факта проведения осмотра технических устройств не конкретизированы и определяются экспертной организацией самостоятельно исходя из специфики объекта экспертизы.

Что касается нарушений, выявленных сотрудником Ростехнадзора 25 мая 2017 г., то установлено, что они возникли уже после проведения ЭПБ.

Приведенные доводы стали основанием для вынесения постановления о прекращении уголовного дела в отношении экспертов по основаниям, установленным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 217.2 УК РФ.

P.S. Примерно за 2 месяца до появления указанного постановления следователь настойчиво разъясняла подозреваемым экспертам положения о судебном штрафе в надежде на то, что они согласятся на направление уголовного дела в суд с ходатайством о применении судебного штрафа. Следует заметить, что после полутора лет уголовного преследования наши подзащитные готовы были дрогнуть. Мне и адвокату М. Лучшевой стоило большого труда отговорить их от этого шага.

Рассказать:
Другие мнения
Зинуров Александр
Зинуров Александр
Адвокат АП г. Москвы
Декриминализация: больше вопросов, чем ответов
Уголовное право и процесс
Несмотря на разъяснения ВС, грань между допустимой и недопустимой защитой остается неопределенной    
16 Июля 2019
Фоменко Андрей
Процессуальная дееспособность в административном судопроизводстве
Административное судопроизводство
Должны ли все участники «цепочки передоверия» иметь диплом юриста?
12 Июля 2019
Осипов Артем
Осипов Артем
К.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина
«Хронические болезни» российской судебной практики
Уголовное право и процесс
Комментарий к Обзору ВС об уголовно-процессуальных аспектах в постановлениях ЕСПЧ
09 Июля 2019
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, кандидат наук, лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
Каковы для предприятия последствия изменения категории водного объекта и включения объекта в рыбохозяйственный реестр
Природоохранное право
Судебные перспективы
08 Июля 2019
Ибрянова Галина
Адвокат АП Санкт-Петербурга
Лишение родительских прав
Семейное право
Основание, процедура, особенности и проблемы процесса, тенденции судебной практики
28 Июня 2019
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия
Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Новые вызовы для клиентов банка
Гражданское право и процесс
О применении необоснованных мер «антиотмывочного» воздействия
28 Июня 2019