×

ЕСПЧ признал нарушением отказ провести полноценное расследование причин самоубийства

Суд указал, что отказ в возбуждении уголовного дела при наличии достоверных сведений жестокого обращения свидетельствует о неспособности государства выполнить процессуальные обязательства в соответствии с положениями Конвенции
Фото: «Адвокатская газета»
Один их экспертов «АГ» полагает, что с учетом обозначения Европейским Судом «слабого» места в системе доследственных проверок органам государственной власти, вероятно, следует ограничить возможность вынесения повторных отказов в возбуждении уголовного дела после признания предыдущего отказа незаконным. Второй отметил, что если следователи будут отвечать «рублем» из своего кармана за свою некачественную работу, то таких дел против России станет меньше.

28 мая Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Удут против России», заявительница по которому Наиля Удут жаловалась на неэффективное расследование смерти дочери.

Попытка добиться расследования самоубийства

В 2007 г. З. была найдена повесившейся в квартире, где она жила с мужем Ч. и двумя малолетними детьми. Вскрытие показало, что помимо признаков удушения на лице, предплечье и голенях имелись множественные ушибы и ссадины, возникшие от ударов другого человека незадолго до смерти. Кроме того, в организме З. был обнаружен алкоголь.

Мать погибшей, Наиля Удут, обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Ч. в Ненецкую областную прокуратуру. Мать З. посчитала, что он своими насильственными действиями довел дочь до самоубийства.

В период между 2007 г. и 2009 г. было принято 12 постановлений следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, однако впоследствии все они были отменены прокурором или Нарьян-Марским городским судом Ненецкого автономного округа как незаконные и необоснованные.

В 2011 г. руководитель СУ СК РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу отменил очередное постановление следователя об отказе в возбуждения дела. Он указал, что следователь не принял во внимание показания свидетелей о том, что Ч. регулярно избивал З. Через некоторое время было возбуждено уголовное дело по ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства), однако в последующем оно было прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

Одновременно с этим в 2008 г. в отношении Ч. было возбуждено уголовное дело в соответствии с п. 1 ст. 117 УК (истязание). В последующем с 2008 г. по 2010 г. следователь неоднократно выносил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, однако 24 июня 2010 г. оно все-таки было возбуждено, а Наиля Удут признана потерпевшей.

13 апреля 2011 г. преступление Ч. было переквалифицировано на ч. 1 ст. 116 УК (побои). Так как обвинения по этой статье могут быть предъявлены только по заявлению потерпевшего, уголовное дело прекратили.

Рассмотрение дела в Европейском Суде

Наиля Удут обратилась в ЕСПЧ с жалобой, в которой она указала, что национальные власти в нарушение ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не провели эффективного расследования смерти ее дочери. Женщина попросила взыскать с государства 50 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 5 750 евро на расходы по делу.

Правительство утверждало, что расследование соответствовало ст. 2 Конвенции, так как оно началось сразу же после того, как правоохранительные органы получили заключение относительно смерти З., и длилось полтора месяца. Продолжительность расследования была вызвана многочисленными жалобами, поданными заявительницей, в которых она приводила новые сведения о предполагаемых преступлениях Ч. Кроме того, правительство посчитало заявленную сумму завышенной.

Читайте также
ЕСПЧ присудил 20 тыс. евро заключенному, пострадавшему при попытке побега других лиц
Суд выявил материальные и процессуальные нарушения ст. 3 Конвенции при перевозке заявителя в переполненном автозаке, где его ранили в перестрелке между полицейскими и задержанными, затеявшими побег
22 Января 2019 Новости

Вынося решение, Европейский Суд обратил внимание на то, что в период с 2007 г. по октябрь 2011 г. было вынесено 21 постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, которые были отменены прокурором и судом как незаконные и необоснованные. ЕСПЧ сослался на свое Постановление «Ильгиз Халиков против России», о котором ранее писала «АГ», и указал, что отказ в возбуждении уголовного расследования при наличии достоверных сведений жестокого обращения или лишения жизни свидетельствует о неспособности государства выполнить процессуальные обязательства в соответствии со ст. 2 и 3 Конвенции.

Суд отметил, что неоднократное вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела свидетельствует о некачественном расследовании выяснения причин смерти З. ЕСПЧ посчитал, что в соответствии с имеющимися материалами дела будет справедливо присудить заявительнице 19 500 евро в качестве морального вреда и 2 200 евро в качестве расходов на услуги представителя.

Оценка значимости постановления

В комментарии «АГ» директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин отметил, что среди практики, вызывающей претензии ЕСПЧ в части отсутствия эффективного расследования по ст. 2 и 3 Конвенции, в первую очередь следует обозначить необоснованные отказы в возбуждении уголовных дел, которые становятся причиной задержки проведения полноценного расследования. При этом, указал он, для обычных дел более характерна такая практика, как многократное проведение доследственных проверок.

«В данном деле ЕСПЧ еще раз четко и однозначно обозначил позицию о недостаточности действий в порядке ст. 144–145 УПК РФ для эффективного расследования преступления, когда на протяжении многих месяцев органами следствия не было вынесено ни одного законного постановления, то есть имел место факт многочисленных незаконных отказов в возбуждении уголовного дела. Таким образом, позитивные обязательства государства в части обеспечения проведения эффективного расследования не выполнены», – отметил юрист.

По его мнению, в Российской Федерации в настоящее время сложилась порочная практика вынесения заведомо незаконных, порой очевидно неполноценных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, а также практика рассмотрения заявлений о преступлении не процессуальным порядком без вынесения постановления.

Как указал Сергей Охотин, органы следствия и прокуратуры руководствуются исключительно временным фактором: вынося и отменяя незаконные постановления, они создают своего рода «карусель», цель которой – не допустить ни эффективного расследования, ни решения, которое может быть обжаловано: «Цель – дождаться момента, когда заявитель устанет кататься на этой “карусели”, что обычно и происходит, и только единицы самых упорных доходят до ЕСПЧ». При этом он считает, что суды, через которые путем обращения в порядке ст. 125 УПК РФ «лежит путь» в ЕСПЧ, тоже всеми силами стараются не допустить исчерпания национальных средств правовой защиты и избегают вынесения окончательных постановлений.

Читайте также
КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении
Суд подтвердил возможность неоднократности отказа в возбуждении дела, даже если ранее была выявлена неправомерность аналогичных решений, но указал, что повторный отказ не может основываться на тех же обстоятельствах и опираться на те же материалы проверки
10 Апреля 2019 Новости

Сергей Охотин указал, что с учетом обозначения Европейским Судом «слабого» места в системе доследственных проверок органам государственной власти, вероятно, следует ограничить возможность вынесения повторных отказов в возбуждении уголовного дела после признания предыдущего отказа незаконным. В таких случаях будет обеспечиваться эффективное полноценное расследование.

Адвокат Центра международной защиты прав человека Сергей Князькин отметил, что практика Европейского Суда по возмещению морального ущерба в связи с неэффективным расследованием уголовного дела по фактам гибели ближайшего родственника достаточно разнообразна, однако суммы возмещения морального ущерба по таким делам всегда составляют десятки тысяч евро. «Не исключением стало и дело “Удут против России”, где государство не было виновато в смерти человека, но Суд признал, что расследование дела было неэффективным и чрезмерно затянутым. Сумма компенсации по указанному делу является средней по практике ЕСПЧ», – указал он.

Сергей Князькин подчеркнул, что Европейский Суд неоднократно признавал, что в России имеется негативная тенденция, когда необоснованные отказы органов следствия в возбуждении уголовного дела приводят к тому, что заявители проходят несколько административных кругов по жалобам, как в рассматриваемом деле.

«Особенно проблемная практика имеется в России по отказам в возбуждении уголовных дел, связанных с причинением вреда здоровью жены от рукоприкладства мужа. Сформировавшееся бытовое сознание “вины” женщины в любом семейном конфликте приводит к тому, что органы следствия неохотно возбуждают уголовные дела по таким фактам», – отметил адвокат. По его мнению, решение проблемы видится в принятии закона о профилактике домашнего насилия, который позволит изменить правосознание общества в сторону защиты прав женщин.

«Полагаю, что Россия сделает соответствующие выводы по делу “Удут против России” и выработает меры, которые позволят повысить эффективность расследования уголовных дел, по которым выносятся так называемые “отказные” решения. Кроме того, регрессная материальная ответственность следователей по решениям Европейского Суда, которыми будут установлены факты неэффективного уголовного расследования, позволит изменить ситуацию в лучшую сторону. Если следователи будут отвечать “рублем” из своего кармана за свою некачественную работу, то таких дел в Европейском Суде против России будет меньше», – посчитал Сергей Князькин.

Рассказать: