×

Еспч – за детей

Европейский Суд признал решение национального суда по делу Агеевых об отмене усыновления безосновательным и обязал Россию его пересмотреть
18 апреля Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу «Агеевы против России» (Ageyevy v. Russia, № 7075/10). Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева, представлявшая интересы супругов Агеевых в последних процессах в национальных судах и готовившая жалобу в Европейский суд, специально для «АГ» прокомментировала позицию Суда по этому делу.
18 апреля Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу «Агеевы против России» (Ageyevy v. Russia, № 7075/10). Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева, представлявшая интересы супругов Агеевых в последних процессах в национальных судах и готовившая жалобу в Европейский суд, специально для «АГ» прокомментировала позицию Суда по этому делу.

Хроника событий
Мы рассказывали о деле Агеевых еще в 2012 г. (№ 9 (122)) в материале «Право на поводу у прессы». Напомним, что в 2008 г. Лариса и Антон Агеевы усыновили двоих детей, а 20 марта 2009 г. с одним из них произошел несчастный случай, в результате которого тот получил ожоги и другие травмы. Сотрудник больницы, в которую привезли ребенка, распространил информацию о случившемся в СМИ. Часть журналистов и представитель власти позволили себе публично сделать ложные заявления о жестоком обращении родителей с детьми, а также имели беспрепятственный допуск в больницу.

В июне 2009 г. Агеевы попытались инициировать уголовное дело в отношении людей, незаконно распространявших информацию об их частной жизни, большей частью ложную. Уголовное дело по факту разглашения тайны усыновления было возбуждено в ноябре 2009 г., но привлечь кого-либо к ответственности следствие оказалось неспособным.

Уже 26 марта 2009 г. против Ларисы было возбуждено дело по подозрению в причинении физического вреда ребенку. Позже обвинение было предъявлено и Антону. А 28 марта сотрудники опеки вынесли решение об отобрании детей и на следующий день забрали их. Юридическим основанием такого решения стала неогороженная от свободного доступа детей лестница. С момента отобрания до июня 2010 г. Агеевым не разрешалось видеться с детьми.

В июне 2012 г. Преображенский районный суд г. Москвы отменил усыновление в отношении обоих детей, обосновав свое решение якобы ненадлежащей заботой об их здоровье: супруги не получили на детей медицинский полис, чтобы наблюдаться в районной поликлинике, а лечили их в платных специализированных клиниках. Мосгорсуд оставил это решение в силе.

21 января 2010 г. заявители обратились в Европейский суд по правам человека, указав в жалобе на нарушение ст. 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни): неспособность государства оградить семью от вмешательства СМИ и общественности; нецелесообразность отобрания детей при ничтожности основания для этого; необоснованность и отсутствие необходимости в отмене усыновления и помещении детей под опеку государства, отсутствие у родителей доступа к детям.

Уголовное дело, возбужденное по факту причинения физического вреда здоровью, было передано в суд в декабре 2009 г. В итоге Лариса Агеева была признана виновной в умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ) и невыполнении обязанностей по воспитанию ребенка, сопряженном с насилием (ст. 156 УК РФ). Она была приговорена к году и 8 месяцам исправительных работ. Антона полностью оправдали. Мособлсуд оставил приговор без изменения.

В связи с осуждением Ларисы была подготовлена вторая жалоба в ЕСПЧ с указанием на нарушение права на справедливое судебное разбирательство.

В марте 2011 г. оправданный Антон обратился в Преображенский районный суд с заявлением о восстановлении его в правах усыновителя по аналогии с восстановлением родительских прав. Суд отказал, кассация в Мосгорсуде также ничего не дала.

Таким образом, все возможности национальных средств защиты были исчерпаны, надежда оставалась только на решение ЕСПЧ.

Позиция ЕСПЧ
И 18 апреля Европейский суд вынес постановление по делу «Агеевы против России», установив целый ряд нарушений ст. 8 Конвенции. Суд признал отмену усыновления безосновательной и обязал Россию пересмотреть это решение. В качестве компенсации морального вреда власти РФ должны выплатить заявителям 55 тысяч евро, в счет компенсации издержек на представительство дела в ЕСПЧ — 12 тысяч евро.

Во-первых, ЕСПЧ признал нарушение в части отмены усыновления. Он счел такое решение необоснованным, а выводы суда назвал явно поверхностными и не отражающими всестороннее изучение материалов дела при принятии судьбоносного для детей решения.

Во-вторых, Суд счел нарушением Конвенции действия российских властей, которые повлекли за собой широкую огласку и появление ложных выводов о деле Агеевых в прессе: беспрепятственный доступ журналистов, съемочных групп и фотографов к ребенку, когда он находился в больнице, а также распространение данной информации без согласия законных представителей детей;

неспособность властей защитить Ларису Агееву от посягательств на ее личную жизнь и распространение в СМИ ложной информации о ней;

неспособность властей сохранить тайну усыновления, попадание этой информации в СМИ, неспособность провести эффективное расследование по этому вопросу.

В отношении последнего нарушения Суд отметил, что уголовное дело по жалобам заявителей на нарушение тайны усыновления было возбуждено только спустя год после их обращения. Но даже тогда следователи не выполнили совершенно очевидных следственных действий и приостановили уголовное дело в связи с отсутствием лиц, подлежащих привлечению к ответственности. И это несмотря на то, что в материалах уголовного дела все сведения имелись.

Вынесенное постановление касается только первой жалобы. Как отметила Надежда Ермолаева, Суд в данном постановлении указал, что может принять решение о незаконности отмены усыновления, невзирая на выводы суда по уголовному делу.

Нарушение принципа равенства
В интервью 2012 г. Надежда Ермолаева упомянула о возможной подаче жалобы в Конституционный Суд с заявлением о проверке ряда положений Семейного кодекса РФ на соответствие его Конституции. По мнению адвоката, СК, не предусматривающий возможности восстановления усыновления по аналогии с восстановлением родительских прав, нарушает конституционный принцип равенства.

Пока заявители не обратились в КС, и Ермолаева не может сказать, когда точно это произойдет. Однако она отметила, что несмотря на то, что Суд не рассмотрел дело по ст. 14 Конвенции (запрещение дискриминации), в вынесенном постановлении он уделил внимание и этой проблематике. В ряде своих выводов он указал, что связь между усыновителями и детьми настолько же прочна, насколько прочна связь между биологическими родителями и их детьми.

Адвокат с заявителями будут добиваться пересмотра решения на национальном уровне. После вступления в силу решения ЕСПЧ (это произойдет через три месяца, если Правительство не оспорит его в Большой палате), они намерены подать заявление о пересмотре решения об отмене усыновления ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

«Можно говорить об этом уверенно, — сказала Ермолаева, — потому что в тексте постановления Европейский суд прямо говорит о том, что решение должно быть пересмотрено в соответствии с положениями действующего гражданского законодательства, и именно это, а не просто выплата компенсации, присужденной Судом, будет рассматриваться как эффективное исполнение РФ своих обязательств, вытекающих из постановления ЕСПЧ».

«В определенной мере можно констатировать, что решение обнажает глубокие проблемы не столько системы защиты прав детей и родителей у нас в стране, сколько проблемы в судебной системе в целом. Очень неприятно читать о национальных судах фразы из серии “изучение материалов дела Преображенским районным судом при рассмотрении вопроса об отмене усыновления было явно поверхностным“. Кроме того, данное решение действительно продемонстрировало большие недостатки в системе защиты прав детей, которая зачастую не учитывает интересы детей и позволяет превалировать над ними политическим и PR-интересам. Кроме того, хочется верить, что на это решение обратят внимание представители СМИ и извлекут из него определенные уроки, потому что то, что происходило в отношении семьи Агеевых, является категорическим нарушение не только норм Конвенции, но и журналисткой этики», –считает адвокат.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»


Рассказать: