×

КС: заключившее досудебное соглашение лицо при допросе по основному делу не является свидетелем

Суд напомнил, что такое лицо не подлежит уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, а также, вопреки доводам заявителя, не является свидетелем в уголовно-процессуальном смысле
Один из адвокатов обратил внимание на то, что статус обвиняемых при выделении уголовного дела не всегда регулируется ст. 56.1 УПК и требует дифференцированного подхода к его регулированию. По мнению второго эксперта, выводы Суда разъясняют уже сложившуюся судебную практику.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1893-О/2019 по жалобе гражданина Дмитрия Устимкина, который просил признать не соответствующими Конституции ряд норм Уголовно-процессуального кодекса и Закона об обеспечении доступа к информации о деятельности судов.

По мнению заявителя, ч. 2 и 8 ст. 56, ч. 2 ст. 278 и глава 40 УПК противоречат Конституции, поскольку в соответствии с ними вступивший в законную силу постановленный в особом порядке приговор не препятствует повторному возбуждению уголовного дела о том же преступлении, проведению расследования и вынесению по этому делу приговора по иным фактическим обстоятельствам. При этом ранее осужденное в особом порядке лицо может быть привлечено к участию в этом деле в качестве свидетеля для дачи показаний в отношении соучастника.

Дмитрий Устимкин также оспаривал конституционность п. 8 ч. 3 ст. 389.28 и ч. 2 ст. 389.33 УПК во взаимосвязи со статьей 401.15 данного Кодекса, поскольку, как он полагал, вынесение апелляционного определения на основании утративших силу норм уголовно-процессуального закона не относится к существенным нарушениям, повлиявшим на исход дела и подлежащим обязательному устранению.

Заявитель также посчитал не соответствующими Конституции п. 2 ст. 4 и ст. 15 Закона об обеспечении доступа к информации о деятельности судов, поскольку они, по его мнению, позволяют размещать на официальном сайте суда в сети Интернет судебный акт, содержащий недостоверную информацию.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд напомнил о его позиции, содержащейся в Постановлении от 20 июля 2016 г. № 17-П, согласно которой обвиняемый и осужденный по выделенному уголовному делу не может при рассмотрении судом основного уголовного дела в отношении его соучастника наделяться процессуальным статусом обвиняемого (подсудимого) по указанному основному делу. Соответственно, обвиняемого и осужденного по выделенному делу нельзя допрашивать как подсудимого. Из постановления следует, что такое лицо дает показания по правилам, регулирующим допрос свидетеля.

Читайте также
КС не решил проблему
Последствия нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут компенсировать отсутствие ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ
19 Октября 2016 Мнения

При этом в акте от 20 июля 2016 г. КС подчеркнул, что в данном случае само по себе распространение норм, регулирующих допрос свидетеля, на процедуру дачи показаний лицом, уголовное дело которого выделено в отдельное производство, не превращает его в свидетеля в собственном смысле этого слова. Как указал Суд, причина в том, что такое лицо одновременно является обвиняемым по выделенному делу, в то время как в рамках основного дела обвиняются его возможные соучастники.

На этом основании еще в 2016 году Конституционный Суд сделал вывод, что при допросе по основному делу лица, обвиняемого в рамках выделенного уголовного дела в совершении того же деяния, по которому ведется производство по основному делу, указанное лицо не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, поскольку оно в данном случае не является субъектом преступлений, предусмотренных ст. 307 и 308 Уголовного кодекса. При этом КС отметил, что отсутствие такого предупреждения не предопределяет оценку показаний как недопустимых доказательств.

Читайте также
Особый, но не свидетель
ФПА предлагает законодателю учесть и отразить в УПК положения, сформулированные Конституционным Судом
06 Февраля 2017 Новости

В то же время, как указано в постановлении, процедура допроса лиц, уголовные дела по обвинению которых выделены в отдельное производство и в отношении которых по результатам состоявшегося судебного разбирательства был вынесен вступивший в законную силу обвинительный приговор, а равно оглашение ранее данных ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний должны обеспечивать право обвиняемого на эффективную судебную защиту, включая право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право не свидетельствовать против самого себя.

Руководствуясь этим, КС определил, что оспариваемые положения ст. 56 и 278 УПК не нарушают права заявителя в обозначенном в его жалобе аспекте.

Относительно оспаривания главы 40 уголовно-процессуального закона Суд отметил, что ее предметом является только особый порядок принятия судебного решения при согласии с обвинением. Указанные нормы, по мнению КС, не регулируют процедуру возбуждения уголовного дела, установление фактических обстоятельств в ходе предварительного расследования и правила вынесения приговоров по делам, рассмотренным в общем порядке.

Более того, подчеркнул Суд, представленные заявителем материалы не подтверждают применение норм главы 40 УПК в конкретном деле, которое было разрешено в общем порядке. То же самое КС обозначил относительно оспаривания положений Закона об обеспечении доступа к информации о деятельности судов: заявитель не подтвердил применения соответствующих норм в конкретном деле с его участием.

Оценив положения п. 8 ч. 3 ст. 389.28, ч. 2 ст. 389.33, ст. 401.15 УПК, КС указал, что указанные нормы не регулируют действие уголовно-процессуального закона во времени и, соответственно, прав заявителя в обозначенном им аспекте не нарушают. Кроме того, сославшись на ряд ранее вынесенных им определений, Суд еще раз пояснил, что ст. 401.15 уголовно-процессуального закона какой-либо неопределенности не содержит и отвечает назначению и месту кассационного производства как дополнительного способа защиты прав участников уголовного процесса.

Редакция «АГ» попыталась получить комментарий от представителя Дмитрия Устимкина в Конституционном Суде, однако связаться с адвокатом не удалось.

Комментируя определение КС, адвокат практики уголовного права и процесса АБ «Инфралекс» Александр Васанов сообщил, что законодательное регулирование по первому из рассмотренных в нем вопросов нельзя назвать совершенным.

Он напомнил, что около года назад введена в действие ст. 56.1 УПК, регулирующая статус лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. «В этой статье прямо указано, что такие лица не могут быть привлечены к ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, что полностью согласуется с позицией Конституционного суда», – сказал адвокат.

Читайте также
Владимир Путин подписал закон о новом участнике уголовного процесса
В УПК закреплен статус лица, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве
31 Октября 2018 Новости

Вместе с тем, как сообщил Александр Васанов, до сих пор не урегулирован статус лиц, производство в отношении которых выделено по другим основаниям. «Такое возможно по групповым делам, когда, например, в отношении ряда обвиняемых дело выделяется и направляется в суд, а в отношении остальных предварительное расследование продолжается (для их розыска или установления). Однако и в этом случае позиция КС о недопустимости предупреждения данных лиц об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК является безусловной в силу общности обвинений и конституционного права не свидетельствовать против себя», – пояснил он.

По словам адвоката, возможны и другие ситуации: «Дело может быть выделено в отдельное производство в связи с тем, что лицо подозревается в совершении преступления, которое не связано с деяниями, вменяемыми в вину по основному уголовному делу. В этом случае основания для наделения лица, обвиняемого по новому делу, иммунитетом от ответственности за заведомо ложные показания и отказ от дачи показаний в рамках основного дела значительно слабее, так как эти показания не связаны с фактическими обстоятельствами основного обвинения и не могут рассматриваться как "свидетельствование" против себя».

Он также отметил, что напрямую не урегулирован и статус лиц, обвиняемых по основному делу, применительно к их возможному участию в следственных действиях по выделенному уголовному делу, что также порождает неясности в правоприменении.

По мнению адвоката, вопросы статуса обвиняемых в связи с возможным выделением уголовного дела не являются однородными и требуют дифференцированного подхода к их регулированию. «Конституционным Судом в данном определении они затронуты лишь отчасти, некая правовая неопределенность института выделения уголовного дела все еще сохраняется», – заключил Александр Васанов.

Адвокат Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Татьяна Сустина отметила, что на практике часто возникают ситуации, когда обвиняемый по выделенному делу допрашивается в качестве свидетеля по основному. «В данном случае он наделяется особым статусом: может отказаться давать показания или давать показания такие, какие считает нужным, без риска привлечения к уголовной ответственности за заведомо ложные показания», – сказала она.

По мнению адвоката, выводы Конституционного Суда разъясняют уже сложившуюся судебную практику. «Заявитель, по всей видимости, хотел таким образом детализировать закон», – предположила Татьяна Сустина.

Рассказать:
Дискуссии
Новый участник процесса
Новый участник процесса
Уголовное право и процесс
13 Сентября 2019