×

Telegram подал жалобу на отказ ВС признать приказ ФСБ о предоставлении ключей недействующим

В жалобе указано, что приказ ведомства противоречит Конституции России, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и действующему законодательству
Фото: «Адвокатская газета»
В частности, отмечается, что исполнение требования ФСБ России предоставить ключи для декодирования сообщений пользователей позволило бы ведомству осуществлять контроль за перепиской всех пользователей Telegram, а не только лиц, заподозренных в преступлениях.

Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев, представлявший интересы руководства Telegram, направил в Апелляционную коллегию ВС жалобу на решение Верховного Суда, которым тот отказал признать недействительным Приказ ФСБ России от 19 июля 2016 г. № 432, которым был утвержден Порядок предоставления ведомству информации, необходимой для декодирования электронных сообщений пользователей. 

Как ранее писала «АГ», основная претензия к этому приказу ФСБ России заключается в том, что он противоречит уголовно-процессуальному законодательству, поскольку устанавливает внесудебный порядок получения сведений, составляющих тайну переписки. Между тем тайна переписки может быть ограничена только при наличии нескольких обязательных условий и только в строгом соответствии с порядком, предусмотренным законом. В ст. 9 Закона об ОРД и ст. 113 и 186 УПК РФ установлено, что получение доступа и осуществление контроля за перепиской граждан возможны лишь при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения.

Читайте также
ВС отказал Telegram в признании недействующим приказа ФСБ о предоставлении ключей дешифровки
Как отметила представитель ФСБ, в запросе о предоставлении сведений о декодировании информации говорится о переписке конкретных граждан, а не всех пользователей мессенджера
20 Марта 2018 Новости

Как отмечается в жалобе, в административном заявлении истец указывал, что положения документа устанавливают внесудебный порядок получения сведений, составляющих тайну переписки, и поэтому противоречат федеральному законодательству. Однако Верховный Суд посчитал, что информация, необходимая для декодирования электронных сообщений, не отнесена к информации ограниченного доступа. Такой же позиции придерживались и ответчики. 

В жалобе Рамиль Ахметгалиев отметил, что по данному поводу в постановлении по делу «Роман Захаров против Российской Федерации» ранее высказался Европейский Суд, который пояснил, что «российские правовые нормы, регулирующие перехват сообщений, не предусматривают адекватных и эффективных гарантий против произвола и риска злоупотребления, который присущ любой системе тайного наблюдения и который является особенно высоким в системе, где спецслужбы и полиция обладают прямым доступом, с помощью технических средств, ко всем мобильным телефонным переговорам».

Адвокат подчеркнул, что с помощью мессенджера обеспечивается личная переписка между гражданами, и добавил, что, учитывая ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 23 Конституции РФ, профессиональной обязанностью компании Telegram является обеспечение неприкосновенности частной жизни граждан. Тайна переписки может быть ограничена только при наличии нескольких обязательных условий и на основании судебного решения. 

Рамиль Ахметгалиев указал, что в соответствии со ст. 9 Закона об оперативно-розыскной деятельности и ст. 13 и 186 УПК РФ получение доступа и осуществление контроля за перепиской граждан возможны лишь при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, которое в последующем направляется в соответствующую организацию.

Кроме того, в жалобе отмечается, что ФСБ России запрашивала ключи для декодирования сообщений пользователей, что позволило бы осуществлять контроль за перепиской всех пользователей Telegram. При таких условиях, по мнению адвоката, высокие гарантии защиты права на тайну переписки должны распространяться не только собственно на сами электронные сообщения, но и касаться информации, необходимой для декодирования таких сообщений. Также Рамиль Ахметгалиев указал, что в данном случае Суд не рассмотрел доводов истца с позиции соблюдения необходимого баланса между защитой публичных и частных интересов, так как приказ обязывает передать ФСБ России ключи дешифрования, которые позволили бы получить доступ к переписке всех пользователей данного мессенджера, а не только лиц, заподозренных в преступлениях.

Сослался адвокат и на то, что приказ был подписан 19 июля 2016 г., тогда как поправка в закон, во исполнение которой тот подготовлен, вступила в силу только 20 июля 2016 г., то есть документ был принят на основании недействующего федерального закона.

Читайте также
Telegram вынудил ФСБ изменить Порядок предоставления ключей дешифрования?
На следующий же день после поступления иска интернет-компании в ВС ведомство скорректировало оспариваемые положения приказа, прописав срок и способ предоставления информации
29 Марта 2018 Новости

В жалобе отмечено, что ст. 10.1 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации регламентирует взаимоотношения организатора распространения информации и федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности. Так, в соответствии с п. 4.1 ст. 10.1 организатор распространения информации обязан предоставлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности соответствующую информацию. Пунктом 4 ст. 10.1 того же закона закреплено, что единственным органом, наделенным полномочиями по установлению Порядка взаимодействия организаторов распространения информации в сети «Интернет» с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ, является Правительство РФ.  Таким образом, по мнению адвоката, оспариваемый нормативный правовой акт принят не уполномоченным на то органом. 

По мнению Рамиля Ахметгалиева, приказ также противоречит законодательству о противодействии коррупции. Он указал, что в соответствии с Законом о противодействии коррупции и Законом об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов коррупциогенными факторами являются положения, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.

Адвокат указал, что оспариваемые нормы содержат неопределенные требования о передаче информации и условиях ее хранения. Он добавил: несмотря на то что запрашиваемая информация является особо охраняемой, ФСБ России требовала ее передачи на электронную почту, которая указана в качестве общего контактного адреса на официальном веб-сайте ФСБ. В соответствии с информацией, размещенной на сайте, данная почта является одним из каналов обращения граждан в Службу, по которым запрещено передавать сведения ограниченного распространения, к которым, по мнению Рамиля Ахметгалиева, относится запрошенная ФСБ информация о дешифровании переписки между пользователями мессенджера Telegram. При этом в соответствии с инструкцией о рассмотрении обращений граждан РФ в органах ФСБ обработка любых сообщений, поступивших по электронной почте, осуществляется сотрудниками секретариата ФСБ. Таким образом, приказ не содержит никаких требований к организационно-правовым мерам по обеспечению секретности полученных сведений.

Рассказать:
Дискуссии
Борьба Telegram за тайну переписки
Борьба Telegram за тайну переписки
Интернет-право
10 Января 2019