×

ВС пояснил порядок возникновения договорных отношений между поставщиком энергии и ее потребителем

ВС высказался за возможность применения норм договорного права к отношениям сторон, если одна из них ведет себя противоречиво, поэтому в ряде случаев исключается применение правил о бездоговорном потреблении электроэнергии
По мнению одного из экспертов «АГ», определение интересно в плане оценки доказательств, свидетельствующих о возникновении фактических договорных отношений между истцом и ответчиком. Другая отметила, что рассматриваемое дело является хорошим примером того, как определить начало течения срока исковой давности в схожих ситуациях.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 310-ЭС19-26999 по делу о взыскании задолженности гарантирующим поставщиком электроэнергии с потребителя при ее частичной оплате.

Суды удовлетворили иск энергоснабжающей организации частично

В январе 2007 г. ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» заключила с ОАО «Липецкэнерго» договор на оказание услуг по передаче электроэнергии. В двух последующих дополнительных соглашениях стороны уточнили порядок расчетов и то, что исполнитель присоединился путем реорганизации к обществу «МРСК Центра», которое стало его правопреемником.

Далее ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» (гарантирующий поставщик) заключила договор электроснабжения с ООО «ЛМЗ «Свободный Сокол» (потребитель), которое сдало в аренду оборудование труболитейного цеха обществу «ЛТК «Свободный Сокол» в мае 2013 г. В арендованных помещениях находились точки поставки электроэнергии, присоединенные к электросетям, ранее согласованные в договоре между гарантирующим поставщиком и собственником цеха. В связи с этим на арендатора имущества возлагалась обязанность по оплате эксплуатационных расходов (в том числе на энергоснабжение) на основании отдельного договора.

Общество «ЛТК «Свободный Сокол» обратилось в адрес гарантирующего поставщика с предложением заключить с ним самостоятельный договор энергоснабжения, который действовал с 25 октября 2013 г. по 6 августа 2015 г., при этом «ЛМЗ «Свободный Сокол» частично оплачивал приобретенную электроэнергию. В сентябре 2015 г. стороны заключили новый договор.

В рамках судебного спора (дело № А36-5116/2014) в пользу общества «МРСК Центра» с «Липецкой энергосбытовой компании» была взыскана задолженность, образовавшаяся за период с 13 мая 2013 г. по декабрь 2013 г. за услуги по передаче электроэнергии.

В дальнейшем энергосбытовая компания обратилась в суд и с иском к обществу «ЛТК «Свободный Сокол» о взыскании 415 млн руб. задолженности за потребленную в период с 13 мая 2013 г. по 31 марта 2015 г. электроэнергию, 307 млн руб. пени за четырехлетний период с последующим начислением неустойки до момента фактического исполнения обязательства по оплате долга. В обоснование исковых требований компания указала, что ответчик в спорный период потребил электроэнергию, оплату которой произвел не в полном объеме.

Суды трех инстанций удовлетворили иск частично, взыскав с ответчика 70 млн руб. основного долга за период с января 2014 г. по март 2015 г. включительно и 7,8 млн руб. пеней с продолжением их начисления по ставке 15% годовых до даты фактической оплаты долга. В удовлетворении остальной части иска было отказано. При этом суды исходили из доказанности обстоятельств оказания услуг по передаче электроэнергии в спорный период и учли доводы ответчика о пропуске истцом исковой давности в части взыскания задолженности за период с мая 2013 г. по ноябрь 2014 г. При расчете неустойки суды также сослались на то, что ответчик наделен статусом гарантирующей организации, осуществляющей холодное водоснабжение и водоотведение промышленных стоков на территории муниципального образования г. Липецк, в связи с чем при исчислении пени применяется абз. 10 п. 2 ст. 37 Закона об электроэнергетике. В свою очередь, суды применили положения ст. 333 ГК РФ к исчисленному размеру неустойки.

ВС поддержал выводы нижестоящих инстанций

«Липецкая энергосбытовая компания» обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который, изучив материалы дела № А36-16165/2017, не согласился с доводами заявителя.

Высшая судебная инстанция напомнила, что возможности сетевой организации квалифицировать потребление как бездоговорное и, соответственно, предъявить деликтный иск к потребителю о бездоговорном потреблении зависят от наличия или отсутствия договорных отношений между гарантирующим поставщиком и потребителем. Между тем между обществами ОАО «Липецкая энергосбытовая компания» и «ЛТК «Свободный Сокол» имели место иные споры, вытекающие из правоотношений по поставке электроэнергии последнему и обществу «ЛМЗ «Свободный Сокол» (дела № А36-4189/2011, А36-2697/2013, А36-1447/2017, А36-4006/2016, А36-1567/2017).

Верховный Суд высказался за возможность применения норм договорного права к отношениям сторон, если одна из сторон ведет себя противоречиво, например прямо заявляет об отказе от заключения договора или отсутствии договорных отношений, но своими действиями подтверждает наличие договорной связи. Таким образом, в ряде случаев исключается применение правил о бездоговорном потреблении (деликтный иск сетевой организации к новому потребителю о взыскании цены энергии с применением повышенного коэффициента). Это касается ситуаций, если гарантирующий поставщик, например, своим волеизъявлением расторгает договор с предыдущим потребителем; избегает письменного заключения договора c новым потребителем, от заключения которого он не мог отказаться (договор энергоснабжения является публичным); указывает новому лицу, которому переданы точки присоединения прежнего потребителя (о чем гарантирующий поставщик знает), и сетевой организации на отсутствие договорных отношений, но продолжает поставлять энергию в прежние точки присоединения и принимает плату за такую энергию; не исключает точки присоединения потребителя из договора с сетевой организацией, особенно в ситуации, когда судебным актом по другому спору установлено, что гарантирующий поставщик не может отказаться от предоставления энергии новому потребителю.

«В такой ситуации гарантирующий поставщик не может не знать о том, что принадлежащая ему энергия поставляется и используется новым потребителем, особенно в ситуации, когда приборы учета этой энергии находятся у сетевой организации, которая предоставляет соответствующие акты гарантирующему поставщику, и у самого гарантирующего поставщика», – отметил Суд.

Как указал ВС, суды пришли к правомерному выводу о том, что договорные отношения гарантирующего поставщика с ответчиком возникли с 13 мая 2013 г., и, соответственно, общество «ЛЭСК» должно было узнать о нарушении своего права на получение оплаты за электрическую энергию либо с момента, в который оно получило соответствующую информацию от нового потребителя и сетевой организации, если до этого момента наступил срок оплаты энергии, или с момента наступления такого срока, если гарантирующий поставщик получил эту информацию ранее.

Кроме того, он добавил, что вступившее в законную силу решение АС Липецкой области от 20 сентября 2016 г. по делу № А36-5116/2014 не является основанием возникновения договорных отношений сторон. Верховный Суд также заметил, что сомнения в квалификации отношений в качестве договорных или бездоговорных и, соответственно, об управомоченном на предъявление иска к новому потребителю лице должны были быть устранены после вступления в силу судебных актов, которыми зафиксирована неправомерность действий гарантирующего поставщика по ограничению режима потребления электроэнергии новым потребителем, но не с момента вступления в силу судебного акта об удовлетворении требований сетевой организации к гарантирующему поставщику об оплате оказанных услуг по договору.

Как пояснил ВС, нижестоящие инстанции не усмотрели в действиях ответчика исключительно намерения причинить вред другому лицу в обход закона с противоправной целью, а также иного злоупотребления правом. Следовательно, уплата части долга новым потребителем гарантирующему поставщику не может служить основанием для прерывания исковой давности по требованию об уплате оставшейся задолженности. Для применения к потребителю пониженной ставки неустойки необходимо наличие у него статуса ресурсоснабжающей организации, цель приобретения электроэнергии в данном случае значения не имеет. В рассматриваемом деле ответчик является гарантирующей организацией для централизованных систем холодного водоснабжения питьевой, технической водой и водоотведения промышленных стоков на территории муниципального образования г. Липецк. В связи с этим Верховный Суд оставил в силе решения нижестоящих инстанций, а кассационную жалобу заявителя – без удовлетворения.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Суда

Партнер юридической компании «Генезис» Василий Сосновский полагает, что Верховный Суд подробно исследовал вопрос о том, существовали ли между истцом и ответчиком фактические договорные отношения или нет.

«Нижестоящие суды пришли к выводу, что договорные отношения гарантирующего поставщика с ответчиком возникли с 13 мая 2013 г., и, соответственно, истец должен был узнать о нарушении своего права на получение оплаты за электроэнергию либо с момента, в который он получил соответствующую информацию о потреблении от нового потребителя и сетевой организации, если до этого момента наступил срок оплаты энергии, или с момента наступления такого срока, если гарантирующий поставщик получил такую информацию ранее. При этом суды не усмотрели в действиях ответчика исключительно намерения причинить вред другому лицу в обход закона с противоправной целью, а также иного заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом)», – отметил он.

По словам эксперта, уплата части долга новым потребителем гарантирующему поставщику не может служить основанием для прерывания исковой давности по требованию об уплате оставшейся задолженности. «Это и стало основанием для подтверждения позиций о том, что по части требований истец пропустил срок исковой давности, что и стало причиной для частичного удовлетворения требований истца. Таким образом, определение Верховного Суда интересно в плане оценки доказательств, свидетельствующих о возникновении фактических договорных отношений между истцом и ответчиком», – подытожил Василий Сосновский.

Партнер юридической компании Law & Commerce Offer Виктория Соловьёва полагает, что рассматриваемое дело является хорошим примером того, как определить начало течения срока исковой давности в схожих ситуациях и как обосновать наличие или отсутствие основания для применения п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ № 165 от 25 февраля 2014 г. «В рассматриваемом деле истец не учел, что в ситуации, приведенной в вышеуказанном разъяснении высшей судебной инстанции, до момента квалификации судом спорного договора как незаключенного существовала правовая неопределенность», – полагает она.

По словам эксперта, в рассматриваемом же споре такой неопределенности не было, о чем дополнительно свидетельствует ходатайство истца об изменении исковых требований и взыскании стоимости поставленной электроэнергии по договору энергоснабжения в деле о взыскании убытков. «Скорее всего, ссылка истца на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Липецкой области от 20 сентября 2016 г. по делу № А36-5116/2014 связана с тем, что это дело рассматривалось позже остальных. При этом все обстоятельства, которые могли вызывать у истца сомнения в квалификации отношений в качестве договорных или бездоговорных, были устранены ранее принятыми судебными актами», – предположила Виктория Соловьева.

Рассказать: