×

ВС разберется, законен ли обвинительный приговор при отсутствии тел жертв преступлений

Защита осужденного настаивает, что события преступления не были установлены, но адвокат потерпевших настаивает на достаточности собранных доказательств
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Юрий Шевяков, представляющий интересы стороны потерпевших, рассказал «АГ», почему, на его взгляд, доводы апелляционной жалобы осужденного и его защитника не имеют под собой оснований.

13 марта 2018 г. в ВС РФ была направлена апелляционная жалоба на приговор Белгородского областного суда, вынесенный с участием присяжных, в отношении бывшего сотрудника полиции С., которого присяжные признали виновным в совершении двух убийств, одно из которых было сопряжено с изнасилованием. Суд приговорил его к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, а также обязал возместить моральный вред матерям погибших девушек.

Бывшего полицейского обвинили в убийстве двух девушек, неожиданно для всех пропавших без вести с разницей в два года – в 2014 и 2016 гг. С. был близко знаком с обеими – с первой из них он жил в соседних подъездах, а вторая исчезла после ночевки в его квартире. Собранные доказательства указывали на причастность С. к исчезновению второй девушки, а сходность обстоятельств дала основания подозревать его и в причастности к пропаже первой.

Подробнее об обстоятельствах данного дела в «Мнениях» на сайте «АГ» рассказал адвокат АП Белгородской области Юрий Шевяков, представлявший интересы потерпевших родственников убитых девушек.

Адвокат сообщил, что первоначально защитник С. ориентировал того на отрицание причастности к преступлениям. Однако после предъявления обвинения С. отказался от услуг своего адвоката и в подробностях признался в совершении убийств, а также в изнасиловании второй из пропавших девушек, рассчитывая, что сотрудничество со следствием приведет к смягчению наказания. Также С. сообщил о сокрытии им трупов на свалке, при этом тела девушек так и не были найдены.

Однако через некоторое время после дачи признательных показаний С. отказался от своих слов. При этом обвиняемый обратился к тому же адвокату, от услуг которого отказался ранее, после чего стал придерживаться линии защиты, согласно которой признательные показания были получены в результате применения недозволенных методов расследования. Выражая свое отношение к предъявленному в окончательной редакции обвинению, бывший сотрудник полиции настаивал, что первая девушка к нему домой не приходила, а вторая утром вышла навстречу вызванному им с ее телефона такси, и больше он ее не видел.

«Тогда стороной защиты было заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, что, на мой взгляд, даже упростило обвинению процесс доказывания», – сообщил «АГ» Юрий Шевяков.

Как рассказал Юрий Шевяков, среди прочих доказательств, на основании которых присяжные пришли к выводу о виновности экс-полицейского, была видеозапись изнасилования второй девушки, снятая им самим в последние часы ее жизни. Обвиняемый настаивал на том, что запечатленное на видео было совершено по обоюдному согласию и являлось «ролевой игрой», однако, как передал адвокат потерпевших, присяжные были шокированы увиденным, а запечатленные просьбы девушки прекратить насилие опровергали доводы об обоюдном согласии.

Тем не менее обвиняемый продолжал отрицать свою вину; одним из важных аргументов его защитника, как отметил Юрий Шевяков, было то, что тела убитых так и не были найдены. Несмотря на это присяжные единогласно признали вину С. доказанной, но сторона защиты с таким приговором не согласилась. Выступая в средствах массовой информации, процессуальный оппонент Юрия Шевякова неоднократно называл приговор беспрецедентным и опасным для правосудия, поскольку его подзащитный осужден за убийство двух лиц при отсутствии не только тел, но и их следов.

Осужденный и его защитник направили в Верховный Суд апелляционные жалобы на приговор, в которых просили отменить его и направить дело на новое рассмотрение. В своей жалобе сторона защиты ссылается на то, что при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей председательствующий судья не воспользовался правом, предоставленным ему ч. 5 ст. 348 УПК РФ, и не принял решения о роспуске коллегии присяжных, признав их обвинительный вердикт вынесенным в отношении невиновного. Также, по мнению защитника, при составлении вопросного листа в него были включены сведения об «иных обстоятельствах совершения преступления», что было недопустимо.

Кроме того, в жалобе указано, что, «даже если учитывать факт доказанности событий преступлений и виновности С.», приговор является не только незаконным, но и несправедливым, так как суд не учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной и признание С. вины и вынес чрезмерно суровый приговор.

«С доводами защиты потерпевшая сторона, конечно же, не согласна. Если С. хотел, чтобы вопросы его виновности решались профессиональным судьей, то какой смысл тогда был в заявлении ходатайства о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных?» – прокомментировал Юрий Шевяков.

В своих возражениях на апелляционную жалобу он, в частности, указал, что оснований для роспуска коллегии присяжных не было, так как у председательствующего не было оснований для признания обвинительного вердикта вынесенным в отношении невиновного.

«В ходе судебного разбирательства в полной мере установлены и исследованы все обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в том числе события преступлений и участие в их совершении осужденного. Совокупность собранных доказательств признана коллегией присяжных достаточной и убедительной для вынесения обвинительного вердикта. Соответствие представленных доказательств требованиям относимости, допустимости и достоверности проверено председательствующим, нарушений уголовно-процессуального законодательства при получении этих доказательств не выявлено», – указал адвокат. Также он подчеркнул, что после оглашения обвинительного вердикта вопрос о роспуске коллегии присяжных заседателей стороной защиты не ставился.

«Что касается вопросного листа, то никаких нарушений при его составлении, на мой взгляд, не было. Очевидно, что предлагаемая стороной защиты формулировка вопросов не позволила бы присяжным как-либо ответить на вопрос о наличии события преступления (деяния как такового), поскольку предложенная им в этом случае редакция вопросного листа не содержала бы предусмотренных законом минимальных сведений об обстоятельствах преступления», – добавил Юрий Шевяков.

Говоря о доводах защиты С. о том, что назначенное наказание не соответствует тяжести совершенных им преступлений, представитель потерпевших указал, что они являются необоснованными, поскольку наказание назначено с учетом наличия отягчающего обстоятельства – того, что С. отнял у матерей девушек возможность предать их тела земле.

«Если С. действительно после приговора признал вину и готов выдать тела, то не удивлюсь, что потерпевшие сами попросят снизить ему размер наказания. Ну а если это его очередная “ролевая игра”, то о каком признании вины в этом случае может идти речь?» – заключил Юрий Шевяков и добавил, что пожизненное лишение свободы в полной мере отвечает целям восстановления социальной справедливости.

Рассказать: