×

ВС защитил подрядчика, разграничив сферу действия законов о госзакупках и закупках отдельными видами юрлиц

Как указал Суд, при осуществлении закупок для государственных нужд основополагающим является эффективное расходование бюджетных средств, а при закупках отдельными видами юрлиц – эффективное удовлетворение потребностей самого заказчика
Одна из экспертов «АГ» указала, что из-за широкой диспозитивности 223-ФЗ на практике возникают ситуации, не урегулированные ни нормами этого закона, ни закупочными регламентами публично-правового субъекта, когда может потребоваться применение аналогии закона. По ее словам, в этом случае вопрос о невозможности применения норм 44-ФЗ к сделкам по 223-ФЗ не столь однозначен. Другая заметила, что при рассмотрении данного дела Верховный Суд учел факт удовлетворения потребностей заказчика на выполнение строительно-монтажных работ, подтвержденный в том числе подписанным им актом сдачи-приемки.

11 марта Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев дело № А33-21242/2018, пришла к выводу о необходимости разграничивать правоотношения, регулируемые Законом о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц № 223-ФЗ, с одной стороны, и Законом о контрактной системе в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд № 44-ФЗ, с другой (Определение № 302-ЭС19-16620).

Автономное учреждение отказалось оплатить работы добровольно

В августе 2017 г. Краевое государственное автономное профессиональное образовательное учреждение «Красноярский техникум сварочных технологий и энергетики» (заказчик) заключило договор подряда на выполнение строительно-монтажных работ с ИП Галиной Прокопчук (подрядчик). В сентябре 2017 г. стороны подписали акт сдачи-приемки работ на сумму 1,8 млн руб.

Поскольку учреждение не раслатилось, в июле 2018 г. предприниматель направила претензию с требованием погасить задолженность. Ответа не последовало, и Галина Прокопчук обратилась в АС Красноярского края. Сразу после этого техникум подал иск о признании договора, на основании которого возник спорный долг, ничтожной сделкой.

Суды отказались взыскать задолженности, применив нормы Закона № 44-ФЗ

Первая инстанция отказала в удовлетворении требований предпринимателя и, удовлетворив иск учреждения, признала договор подряда недействительным. Третий арбитражный апелляционный суд и АС Восточно-Сибирского округа согласились с такой позицией.

Все три инстанции, руководствуясь ст. 166, 168, 422, 447 Гражданского кодекса и положениями Закона № 223-ФЗ, исходили из того, что предприниматель выполняла подрядные работы в отсутствие обязательства, поскольку договор заключен в нарушение Положения о закупках, утвержденного наблюдательным советом учреждения и регламентирующего закупочную деятельность этой организации, а также без соблюдения конкурентных процедур, предусмотренных Законом № 223-ФЗ. Суды также учли, что изменения в план закупок учреждения на 2017 г. относительно выполненных по договору работ не вносились, сведения о договоре также не были внесены в план закупок на этот год и в единую информационную систему.

Читайте также
Госзакупки под контролем
Верховный Суд представил Обзор судебной практики по применению законодательства в сфере госзакупок
05 Июля 2017 Новости

Дополнительно они сослались на выводы Президиума ВАС РФ, изложенные в постановлениях от 4 июня 2013 г. № 37/13 и 28 мая 2013 г. № 18045/12, а также позицию Верховного Суда, отраженную в Обзоре судебной практики № 3 за 2015 г. от 25 ноября 2015 г. и Обзоре судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд от 28 июня 2017 г. Согласно указанным актам при отсутствии государственного контракта, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Законом № 44-ФЗ, фактическая поставка товара не может повлечь возникновения на стороне заказчика неосновательного обогащения.

Суды пришли к выводу, что привлечение подрядчика без соблюдения процедур, установленных Законом № 44-ФЗ, противоречит требованиям законодательства о контрактной системе, приводит к необоснованному ограничению числа участников закупок и не способствует выявлению лучших условий поставок товаров, выполнения работ или оказания услуг. По их мнению, осуществляя работы в отсутствие муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с Законом № 44-ФЗ, предприниматель не могла не знать, что работы производятся при отсутствии обязательства. При этом выполнение работ в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

Читайте также
Юристы высказались об идее создания единого кодекса о госзакупках
Такое предложение озвучила представитель Минфина на всероссийской конференции, посвященной новациям в Закон о контрактной системе
18 Сентября 2018 Новости

Кроме того, суды высказали мнение об общей направленности целей и задач законов № 223-ФЗ и № 44-ФЗ, указав, что данные акты регулируют сходные правоотношения с различным субъектным составом. В связи с этим три инстанции посчитали, что подход Закона № 44-ФЗ об отсутствии оснований для оплаты работ, выполненных без заключения государственного или муниципального контракта, следует применять и при разрешении спора о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости работ, выполненных по договору, заключенному с нарушением требований Закона № 223-ФЗ.

ВС разграничил сферу действия законов № 223-ФЗ и № 44-ФЗ

Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ указала, что нижестоящие инстанции пришли к верному выводу о регулировании правоотношений между сторонами спорного договора подряда Законом № 223-ФЗ. Однако, отказывая в удовлетворении иска предпринимателя, суды, по сути, исходили из отсутствия договора, заключенного по правилам Закона № 223-ФЗ, что, по их мнению, аналогично выполнению работ в отсутствие контракта, подлежащего заключению по правилам Закона № 44-ФЗ. Такой подход противоречит нормам, содержащимся в этих законах, подчеркнул ВС.

«Цели правового регулирования этих законов в силу прямого на то в них указания нельзя назвать аналогичными. В случае осуществления закупок для государственных или муниципальных нужд основополагающим является эффективное, зачастую экономное расходование бюджетных средств, а при закупках отдельными видами юридических лиц – эффективное удовлетворение потребностей самого заказчика, который самостоятельно устанавливает правила осуществления им закупок, утверждая соответствующее положение о закупках, определяя виды конкурентных процедур, критерии отбора», – пояснила экономколлегия. Кроме того, основой для разграничения служат также принципы осуществления закупок, которые различны при закупках для государственных нужд и для закупок отдельными видами юридических лиц.

Читайте также
ВС подтвердил арбитрабельность споров по договорам, регулируемым законодательством о закупках
При этом Суд указал: наличие инвестпрограммы, в рамках которой осуществлялись взаимоотношения сторон, само по себе свидетельствует о том, что их спор не мог быть предметом рассмотрения третейского суда
19 Февраля 2019 Новости

Суд напомнил о своей позиции, ранее высказанной в Определении от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС17-7240, согласно которой ч. 1 ст. 2 Закона № 223-ФЗ, а также организационно-правовые формы и правовой статус субъектов такой закупки свидетельствуют о воле законодателя на регулирование спорных отношений в целом как гражданско-правовых, т.е. основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Создавая такие юридические лица или участвуя в их деятельности, государство реализует невластные полномочия, подчеркнул ВС.

«При закупках, осуществляемых субъектами, указанными в нормах Закона № 223-ФЗ, стороны таких отношений выступают как юридически равноправные, никакая сторона не наделена властными полномочиями по отношению к другой стороне, что также свидетельствует о гражданско-правовом характере отношений», – еще раз отметил Суд. Соответственно, различные цели действия указанных законов и принципы осуществления закупок определяют особенности регулирования отношений, возникших при применении этих законов, а также правовые последствия несоблюдения субъектами закупок их требований.

Коллегия напомнила, что для правильного разрешения споров, связанных с применением законов № 44-ФЗ и № 223-ФЗ, Президиум Верховного Суда 28 июня 2017 г. утвердил Обзор судебной практики по Закону № 44-ФЗ, а 16 мая 2018 г. – Обзор по Закону № 223-ФЗ.

Читайте также
О правовых позициях ВС по практике применения Закона о закупках
Верховный Суд опубликовал Обзор судебной практики по применению Закона о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц
24 Мая 2018 Новости

В рассматриваемом деле, признавая спорный договор недействительным, суды применили правовой подход, основанный на положениях ч. 2 ст. 8 Закона № 44-ФЗ, согласно которому указанным в ней лицам запрещается совершать действия, которые приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок. Между тем, заметил ВС, поскольку Закон № 223-ФЗ не содержит, в отличие от Закона № 44-ФЗ, аналогичного явно выраженного запрета, а также учитывая цели Закона № 223-ФЗ, отраженные в нем принципы закупочной деятельности и гражданско-правовой характер отношений, у судов не было оснований для вывода о нарушении публичных интересов заключенным договором и, соответственно, признания сделки ничтожной.

Относительно несоблюдения действующего для учреждения Положения о закупке и нарушение обязанности своевременного размещения необходимой информации в Единой информационной системе информации о закупке Суд указал: «В связи с тем, что положения Закона № 223-ФЗ возлагают именно на заказчика вышеперечисленные обязанности по соблюдению закупочной деятельности, суды неправомерно возложили последствия нарушения процедуры заключения договора на предпринимателя, лишив его права на получение платы за выполненные работы, принятые учреждением по акту приема-передачи».

Кроме того, как указано в определении, поскольку иск учреждения направлен на оспаривание договора и имеет своей целью уклонение от оплаты переданных заказчику работ, судам следовало учесть, что в соответствии с п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в том числе если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. При этом в п. 20 Обзора по Закону № 223-ФЗ прямо указано, что заявление заказчика о недействительности договора и применении последствий его недействительности не имеет правового значения, если обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование недействительности, вызваны недобросовестными действиями самого заявителя, а предъявление иска направлено на уклонение от исполнения договорного обязательства.

Таким образом, пояснил Суд, правовые последствия для подрядчика, выполнившего работы по договору, заключенному с указанными нарушениями Закона № 223-ФЗ, не идентичны последствиям выполнения работ с нарушениями Закона № 44-ФЗ. «Оспаривание заказчиком, допустившим собственные неправомерные действия при заключении договора в нарушение правил Закона № 223-ФЗ, не является при установленных по делу обстоятельствах основанием для признания договора ничтожной сделкой и не влечет отказ в иске подрядчика о взыскании задолженности за выполненные работы», – заключила экономколлегия. На этом основании акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Красноярского края.

Эксперты согласились с позицией ВС

Партнер компании You & Partners Евгения Зусман сообщила, что применение судами к закупкам по Закону № 223-ФЗ положений Закона № 44-ФЗ – не единичная практика. В качестве примера юрист привела Определение ВС РФ от 29 августа 2019 г. по делу № 305-ЭС19-8124, о котором ранее писала «АГ».

Читайте также
Когда исполнитель заплатит неустойку за нарушение договора, заключенного в рамках Закона о закупках?
Как пояснил ВС, к заключенным в рамках Закона № 223-ФЗ договорам не применимы правительственные правила о штрафе за ненадлежащее исполнение контрактных обязательств исполнителями, подрядчиками и поставщиками
12 Сентября 2019 Новости

По слова эксперта, также суды нередко пытаются применить нормы Закона № 44-ФЗ и к другим соглашениям с участием государства, например к концессионным, хотя для их заключения установлена отдельная конкурсная процедура в специальном законодательстве. В частности, такую ошибку допустил АС Северо-Западного округа в постановлении № Ф07-10703/2019 от 10 октября 2019 г. по делу № А05-14459/2018.

«С точки зрения правовой квалификации применимости норм 44-ФЗ к сделкам по 223-ФЗ ситуация не столь однозначна. С одной стороны, эти законы имеют разные цели регулирования, распространяются на разных заказчиков. В этой связи применение норм 44-ФЗ к правоотношениям по 223-ФЗ создает правовую неопределенность и риски для участников любой сделки по 223-ФЗ, – отметила юрист. – С другой стороны, с учетом большой диспозитивности 223-ФЗ на практике возникают ситуации, не урегулированные ни нормами 223-ФЗ, ни закупочными регламентами публично-правового субъекта, когда может потребоваться применение аналогии закона. И если применение норм 44-ФЗ к правоотношениям по концессии точно выглядит необоснованным, поскольку соответствующее законодательство полноценно регулирует вопросы заключения и исполнения концессионных соглашений, то в случае с соглашениями по 223-ФЗ ситуация, повторюсь, не столь однозначна».

Читайте также
Специализация норм УК РФ в контексте нарушений в сфере закупок
Усилена ответственность за нарушения в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд
19 Июня 2018 Мнения

С учетом позиции Верховного Суда РФ Евгения Зусман рекомендует заказчикам, на которых распространяются нормы 223-ФЗ, пересмотреть свои закупочные регламенты и включать в них ясные и однозначные условия осуществления тендерных процедур и заключения соглашений для предотвращения споров между сторонами о применимом законодательстве. Поставщику же, по ее мнению, необходимо дополнительно проверять условия проведения тендерных процедур на соответствие законодательству, конкурсной документации и закупочному регламенту заказчика.

Юрист коммерческой группы юридической фирмы VEGAS LEX Алина Зайцева полагает, что в рамках данного дела Верховный Суд выразил однозначную позицию о том, что при разрешении споров, связанных с применением законов № 223-ФЗ и № 44-ФЗ, необходимо применять различные подходы, учитывающие особенности целей и базовых принципов указанных законов. Она сообщила о том, что аналогичная позиция изложена в Определении ВС от 11 марта 2020 г. № 308-ЭС19-13774 по делу № А32-28627/2015.

Алина Зайцева отметила, что при рассмотрении комментируемого дела Верховный Суд учел факт удовлетворения потребностей заказчика на выполнение строительно-монтажных работ, подтвержденный в том числе подписанным с его стороны актом сдачи-приемки, в связи с чем пришел к выводу, что суды неправомерно возложили последствия нарушения процедуры заключения договора на исполнившего обязательства подрядчика.

«Следует отметить, что Верховный Суд и ранее обращал внимание на то, что при оценке правомерности и обоснованности действий заказчиков-субъектов по Закону № 223-ФЗ, в том числе при формировании ими системы закупок, следует учитывать право последних на своевременное и качественное удовлетворение потребностей. Указанный правовой подход отражен в Определении Верховного Суда от 31 июля 2017 г. № 305-КГ17-2243 по делу № А40-3315/2016, а также в п. 7 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с применением Закона № 223-ФЗ», – заключила эксперт.

Рассказать: