×

ВС подтвердил арбитрабельность споров по договорам, регулируемым законодательством о закупках

При этом Суд указал: наличие инвестпрограммы, в рамках которой осуществлялись взаимоотношения сторон, само по себе свидетельствует о том, что их спор не мог быть предметом рассмотрения третейского суда
Один из экспертов «АГ», согласившись с позицией ВС, отметил: избыточная аргументация может на практике привести к ошибочному выводу, что если инвестпрограмма реализуется за счет бюджетных средств или смешанным образом, то рассмотрение дела противоречит публичному порядку. Другой эксперт считает, что понятие арбитрабельности спора определено в свете противоречивой судебной практики по аналогичным делам, исходящей, в том числе, и от Верховного Суда.

21 января Верховный Суд РФ рассмотрел спор между двумя обществами, одно из которых пыталось получить исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда, а другое возражало, ссылаясь на неарбитрабельность спора в силу нарушения публичного порядка РФ.

В 2013 г. акционерные общества «Дирекция единого заказа оборудования для АЭС» (заказчик) и «Чепецкий механический завод» (поставщик) заключили договор на изготовление и поставку оборудования для энергоблока Ленинградской АЭС-2 по результатам открытого конкурса, условия которого содержали третейскую оговорку.

Спустя четыре года третейский суд взыскал с заказчика в пользу поставщика задолженность по оплате поставленного оборудования на сумму свыше 243 млн руб., а также неустойки на общую сумму более 38 млн руб. и расходы по оплате третейского сбора (200 тыс. руб.).

В связи с отказом заказчика добровольно исполнить решение суда поставщик обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа. В свою очередь заказчик обратился со встречным иском, указав, что решение третейского суда противоречит публичному порядку РФ.

Арбитражный суд удовлетворил встречные требования заказчика, обосновав свою позицию тем, что спор не мог быть передан на рассмотрение третейского суда в силу публичных отношений. Кроме того, он указал, что споры, возникающие из контрактов, заключенных в соответствии с процедурой, установленной Законом о закупках, не могут рассматриваться третейским судом.

Окружной суд оставил данное определение без изменения. При этом кассация указала на ошибочное толкование первой инстанцией норм Закона о закупках, не соответствующее правовой позиции, изложенной в Определении ВС от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС17-7240 по делу № А40-165680/2016, в связи с чем не признала спор неарбитрабельным по этому основанию.

Вместе с тем, отметил суд округа, первая инстанция пришла к верному выводу о противоречии решения третейского суда публичному порядку РФ, так как реализация проекта строительства энергоблока обеспечивалась за счет инвестиционной программы общества «Концерн Росэнергоатом», подконтрольного Министерству энергетики РФ, что свидетельствовало о публично значимых целях договора. По этой причине принципы третейского разбирательства (конфиденциальность, закрытость процесса, неформальный характер разбирательства, упрощенный порядок сбора и представления доказательств, отсутствие у третьих лиц информации о принятых решениях, а также невозможность их проверки и пересмотра по существу) не позволяют обеспечить такие цели.

Ссылаясь на существенные нарушения норм процессуального права, поставщик направил кассационную жалобу в ВС.

Изучив обстоятельства дела № А40-185774/2017, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций. При этом он подчеркнул правильность вывода кассационной инстанции о применении норм Закона о закупках, пояснив, что участники спора не заявляли в ВС доводы об отсутствии компетенции третейского суда исключительно по причине проведения закупки в соответствии с нормами указанного закона.

Что касается выводов о том, что решение третейского суда противоречит публичному порядку РФ, высшая судебная инстанция напомнила, что лицо, ссылающееся на указанное обстоятельство, должно обосновать свои доводы. В частности, заказчик, указывая на наличие инвестиционной программы и использование для ее реализации бюджетных средств в качестве основания отмены решения третейского суда, не смог подтвердить данный довод. Также он не доказал, что программа действительно реализовывалась за счет бюджетных средств.

В этой связи Суд отметил ошибочность вывода кассации, что наличие инвестпрограммы само по себе свидетельствует о том, что спор не мог быть предметом рассмотрения третейского суда, так как нижестоящий суд не исследовал правовую и экономическую природу такой программы.

Кроме того, отмечается в определении, заявитель неоднократно утверждал, что инвестиционные программы концерна осуществляются за счет собственных средств, а сам договор не являлся государственным или муниципальным контрактом. Исполнение спорного договора осуществлялось за счет собственных средств поставщика и общества «КОНЦЕРН ТИТАН-2», в интересах и за счет которого ДЕЗ действовала на основании агентского договора.

Следовательно, подчеркнул ВС, доводы заказчика противоречат содержанию спорного договора, поэтому являются необоснованными и не соответствующими фактическим обстоятельствам, а доводы поставщика (заявителя) не были учтены при рассмотрении дела.

Таким образом, указано в Определении № 305-ЭС18-16908, ДЕЗ не подтвердила доводы о нарушении решением третейского суда публичного порядка РФ, в связи с чем отсутствуют основания не только для отмены решения третейского суда, но и для отказа в выдаче исполнительного листа.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай выразил согласие с позицией ВС: «Особенно радует констатация теперь уже неоспоримого правового суждения о том, что выводы суда кассационной инстанции в части применения норм Закона о закупках являются верными, а участники дела не оспаривали в Суде отсутствие компетенции третейского суда исключительно по причине проведения закупки в соответствии с нормами указанного закона».

Эксперт также согласился с тем, что в рассматриваемом споре не был нарушен публичный порядок. В то же время его смутила избыточная аргументация определения, анализируя которую, по мнению адвоката, можно прийти к выводу, что если бы инвестпрограмма реализовывалась только бюджетными средствами или смешанным образом, то рассмотрение дела противоречило публичному порядку.

Тем не менее, полагает Юлий Тай, позиция ВС позитивно повлияет на развитие созидательной практики по поддержке решений арбитража, а не по их отмене по надуманным и искусственным основаниям.

Юрист юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Кристина Алекса отметила, что ВС продолжает курс на арбитрабельность и вносит чуть больше ясности в это понятие: «Ранее Суд указывал, что изъятия из принципа общей арбитрабельности должны быть выражены только ясным и однозначным для участников гражданских правоотношений образом – в законе. Сейчас в отдельных определениях ВС последовательно разъясняет, что ни действия в рамках стратегической инвестиционной программы, ни ссылка в преамбуле субконтракта на генеральный госконтракт, ни прочие следы публичного интереса не следует воспринимать как ограничение арбитрабельности спора».

В тоже время, отметила эксперт, за последние шесть месяцев как нижестоящие суды, так и ВС приняли ряд судебных актов с противоположной позицией, часто со ссылкой на публичный порядок как альтернативное основание отказа в признании спора арбитрабельным. «Данное определение сложно воспринимать в отрыве от отказного определения по делу № А40-158635/2017 с тем же заинтересованным лицом, в котором ВС дал прямо противоположную оценку “экономической и правовой природы” инвестиционной программы Росэнергоатома и отказал в выдаче исполнительного листа», – резюмировала Кристина Алекса.

Рассказать: