×

Доказывание

в практической деятельности адвоката-защитника
Материал выпуска № 7 (192) 1-15 апреля 2015 года.

ДОКАЗЫВАНИЕ

в практической деятельности адвоката-защитника

Мир познаваем… Любое преступление, если оно действительно имело место, неизбежно оставляет следы, под которыми следует понимать способные к фиксации объективные отображения преступных деяний в материальной среде или памяти людей.

Окончание.
Начало в
«АГ» № 3 (188).
Полномочия защитника, допущенного к участию в уголовном деле, определяются специальной статьёй, размещённой в главе «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты». Буквальное толкование содержания этой статьи может привести к искажённому пониманию объёма реальных возможностей допущенного к участию в деле защитника по сбору доказательственной информации, полезной для защитительной деятельности. После провозглашения законодателем права защитника «собирать и представлять доказательства» тут же предпринимается попытка формального ограничения этого права посредством отсылки к другой норме, содержащейся в главе «Доказывание», смысл которой состоит в том, собирание и представление доказательств должно осуществляться «в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса», то есть «путём получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия, истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии».

В силу прямого указания закона, защитник приобретает комплекс процессуальных полномочий «с момента допуска к участию в уголовном деле». Это не означает, что до формального вступления в дело в качестве защитника, адвокат не может участвовать в сборе доказательственной информации в качестве адвоката, оказывающего юридическую помощь своему доверителю, на основании профессиональных полномочий содержащихся в статье 6 Федерального закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации».

Для адвокатов, оказывающих юридическую помощь лицам, в отношении которых предполагается (или реально осуществляется) уголовное преследование, сбор общедоступной доказательной информации защитительного толка является одной из основных профессиональных задач, существующих вне зависимости от формальных моментов возбуждения уголовного дела или его прекращения. На практике встречаются случаи, когда прекращение уголовных дел и их последующее возобновление производится многократно, в том числе из тактических соображений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование.

После прекращения уголовных дел адвокат формально утрачивает статус защитника, в силу чего не может пользоваться процессуальными полномочиями, установленными законодателем для защитников, за исключением права знакомиться с материалами прекращенного дела, приносить жалобы на постановления о прекращении дела и участвовать в их рассмотрении судом.

Вне процессуальный сбор доказательственной информации после действительного (или тактического) прекращения уголовных дел может (в случае необходимости) осуществляться адвокатом с использованием возможностей, предоставленных статьей 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Необходимо отметить, что деятельность адвоката по собиранию доказательственной информации до возбуждения уголовных дел или после их прекращения не предусматривает какой-либо процессуальной регуляции, в связи с чем единственным правовым ограничителем такой деятельности является уголовно-правовой запрет совершать действия, направленные на уничтожение или модификацию объективной следовой информации, а также сознательное ограничение доступа к такой информации для уполномоченных на то государственных органов.

При практическом осуществлении защитительной деятельности в рамках возбужденного уголовного дела (после формального допуска защитника к участию в деле) также не существует реальных законодательных механизмов, способных ограничить возможности стороны защиты в собирании и представлении правоприменительному органу разнообразной доказательственной информации, направленной на установление действительных обстоятельств исследуемого преступления. Попытка законодательного ограничения возможностей стороны защиты в вопросе собирания доказательственной информации, предпринятая посредством внесения в процессуальный закон правила, предусмотренного частью второй статьи 86 УПК РФ, так и не была реализована на практике в виду очевидного несоответствия этого правила конституционному принципу состязательности, действующему в уголовном судопроизводстве.

Юрий НОВОЛОДСКИЙ,
вице-президент АП Санкт-Петербурга

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 7 за 2015 г.

 ОТ РЕДАКЦИИ:
По просьбе автора текст дается в оригинале,
без корректорской и редакторской правок.