×

Переходящий долг и неосновательное обогащение

На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Материал выпуска № 7 (192) 1-15 апреля 2015 года.

ПЕРЕХОДЯЩИЙ ДОЛГ И НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ

На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Организация «А» ликвидировалась, имеется задолженность перед организацией «Б» (есть решение суда, вступившее в законную силу). Организация «С» предлагает организации «Б» купить долг организации «А». Организация «Б» заинтересована продать долг организации «А». Правомерно ли заключение договора уступки права требования к ликвидированному юридическому лицу?

По общему правилу право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ). При этом для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника при условии, что иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). В силу п. 1 ст. 384 ГК РФ, если иное не установлено договором, то право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. ГК РФ не содержит запрета на заключение договора уступки права требования долга с должника, который на момент передачи права требования ликвидирован, однако само обязательство им не было исполнено.

В то же время ликвидация юридического лица, которая считается завершенной с момента внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц, влечет прекращение юридического лица без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей (в том числе по обязательствам) к другим лицам (п. 1 ст. 61, п. 9 ст. 63 ГК РФ). В свою очередь, обязательства прекращаются с ликвидацией должника или кредитора (ст. 419 ГК РФ). По смыслу ст. 390 ГК РФ, передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом (кредитор «Б») своих обязательств перед цессионарием (новый кредитор «С»), вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием по смыслу п. 2 ст. 390 ГК РФ понимается и несуществующее (прекратившее существование) требование. Из положений указанной статьи вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору (постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 октября 2013 г. № Ф07-171/11 по делу № А56-14021/2011).

Наталия ПАВЛОВА,
эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Артем БАРСЕГЯН,
эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 7 за 2015 г.