×

Доказывание

в практической деятельности адвоката-защитника
Материал выпуска № 4 (189) 16-28 февраля 2015 года.

ДОКАЗЫВАНИЕ

в практической деятельности адвоката-защитника

Мир познаваем… Любое преступление, если оно действительно имело место, неизбежно оставляет следы, под которыми следует понимать способные к фиксации объективные отображения преступных деяний в материальной среде или памяти людей.

Продолжение.
Начало в «АГ» № 3 (188)
.

Как указывалось ранее, каждый реальный след преступления несёт в себе уникальный информационный следовой код, характеризующий объективную связь этого следа с преступлением. В отдельных случаях этот код может быть сознательно и целенаправленно искажён заинтересованными лицами, что приводит к превращению реального следа преступления в след с искаженным (модифицированным) информационным следовым кодом, то есть в искажённый след, частично или полностью лишенный качества достоверности.

Необходимо отметить, что к искажению (модификации) информационного следового кода могут привести также и непрофессиональные действия должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование уголовных дел.

В конкретных уголовных делах сознательная модификация информационного следового кода может повлечь весьма трагические последствия. Достаточно исполнителю преступления, уличённому, с помощью достоверного следового кода, в совершенном преступлении, произвести (по собственной инициативе или по подсказке недобросовестного должностного лица, причастного к расследованию преступления) незначительную модификацию описываемого им «события преступления» и дальнейшее разоблачение такой модификации станет крайне затруднительной.

Уличённый в преступлении исполнитель может дать показания о том, что якобы на месте совершения преступления вместе с ним находился и его «пособник», который предоставил в его распоряжение орудие преступления или иным образом способствовал совершению преступления. Такими действиями (в условиях нынешних правоприменительных реалий) исполнитель преступления может добиться заключения досудебного соглашения со следствием с выгодными для себя последствиями, а защитнику оговорённого «пособника» достанется тяжелая профессиональная работа с модифицированным следом, способным привести к осуждению невиновного лица.

Основные знания о такой работе сводятся к следующему. Уличающие качества реальных следов, отразившиеся в соответствующих следовых кодах, как правило, объективно указывают на исполнителя преступления (к примеру, в качестве уличающей информации выступает обнаружение отпечатков его пальцев и иного биологического материала в месте совершения преступления). Что же касается вымышленного пособника, то в отношении него реальные следовые коды, не содержат (и не могут содержать) уличающей следовой информации.

В отличие от ситуации, выдуманной исполнителем, действительное присутствие пособника в месте совершения преступления может найти отражение в содержании объективно сформированного информационного кода, а в отдельных случаях, исходя из конкретных обстоятельств исследуемого преступления, действительное присутствие пособника должно найти обязательное отражение в содержании информационного следового кода и отсутствие такого отражения в исследуемом доказательственном материале должно быть использовано защитниками для демонстрации того обстоятельства, что в предлагаемой «обвинительной конструкции» имеется лишь единственный источник сведений о причастности к преступлению вымышленного пособника, – это не подтверждённые объективной следовой информацией утверждение исполнителя. Доказательственный потенциал такой «обвинительной конструкции» будет существенно ослаблен.

Юрий НОВОЛОДСКИЙ,
вице-президент АП Санкт-Петербурга

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 4 за 2015 г.

ОТ РЕДАКЦИИ:
По просьбе автора текст дается в оригинале,
без корректорской и редакторской правок.