×

Иски к казне

Проблема определения надлежащего ответчика
Материал выпуска № 19 (204) 1-15 октября 2015 года.

ИСКИ К КАЗНЕ

Проблема определения надлежащего ответчика

С принятием Гражданского кодекса Российской Федерации и до настоящего времени ведутся нескончаемые дискуссии на тему, кто должен представлять в судах интересы казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации, казны муниципального образования в случаях, когда вред возмещается за счет соответствующей казны. Отсутствие четкой регламентации данного вопроса приводит к необоснованному взысканию денежных средств с органов государственной власти.

При предъявлении исков к казне по основаниям, предусмотренным ст. 16, 1069, 1070 ГК РФ, у истцов, их представителей и в первую очередь у судов возникает закономерный вопрос: кого привлекать к участию в деле в качестве ответчиков и с кого взыскивать денежную компенсацию причиненного вреда?

Анализ судебной практики за прошедшие годы показывает, что отсутствие четкой регламентации данного вопроса приводило к необоснованному взысканию денежных средств с различных органов – Министерства финансов РФ, главных распорядителей средств соответствующего бюджета, непосредственно с Федерального казначейства и его территориальных органов, органов субъекта РФ и муниципальных образований – зачастую без указания на то, что вред взыскивается за счет соответствующей казны.

Сложность в определении ответчиков по искам к казне о возмещении вреда обусловлена тем, что ответчиками по таким делам являются одни субъекты гражданских правоотношений (РФ, субъект РФ, муниципальное образование), представителями ответчиков в суде – другие субъекты (соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления), возмещение вреда осуществляется за счет казны, исполнение же судебных актов по данной категории споров производится в особом порядке (финансовым органом).

Указанная конструкция субъектного состава по данной категории споров вызывает определенные сложности как у истцов в составлении исковых заявлений в части правильного указания ответчика и его представителя, просительной части иска, так и у судов в части правильного написания резолютивной части решения, а именно: с кого и за счет чего взыскивать вред.

Чтобы разобраться с этим, необходимо ответить на следующие вопросы:
1. Кто является надлежащим ответчиком по искам к соответствующей казне о возмещении вреда?
2. Кто является надлежащим представителем ответчика по искам к соответствующей казне о возмещении вреда?
3. С кого взыскивать денежную компенсацию причиненного вреда?

Как видно, речь идет о двух разных статусах лиц арбитражного и гражданского процесса – «ответчике» и «представителе ответчика». Соединение этих понятий в одно целое и приводило к необоснованному взысканию денежных средств с органов государственной власти.

Ответ на вопрос о надлежащем ответчике по искам к соответствующей казне о возмещении вреда вытекает из самого содержания ст. 1069, 1070 ГК РФ, где указано, что вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ, казны муниципального образования. Таким образом, должником в обязательстве по возмещению указанного вреда является публично-правовое образование, а не его органы либо должностные лица этих органов.

В связи с этим ответчиками по делам о возмещении такого вреда выступает РФ, субъект РФ, муниципальное образование в зависимости от того, органом какого уровня бюджета причинен вред.

Представитель интересов в суде
Более сложно обстоит дело с тем, кто должен представлять в судах интересы соответствующего публично-правового образования. Здесь нельзя не остановиться на правовой баталии, происходящей все эти годы между Минфином России, как финансовым органом, главными распорядителями средств федерального бюджета и судами по вопросу того, кто из них должен представлять интересы казны РФ.
Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если, как следует из п. 3 ст. 125 Кодекса, эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.
Как видно, ст. 1071 и п. 3 ст. 125 ГК РФ предоставляют законодателю право определять, кто и в каком порядке будет представлять в судебных органах интересы РФ, субъекта РФ, муниципальное образование.

В силу указанных норм права п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, вступившего в силу 1 января 2000 г., обязанность по представлению интересов РФ, субъекта РФ, муниципального образования по искам к казне была возложена на главных распорядителей средств федерального бюджета, бюджета субъекта РФ, бюджета муниципального образования.

Возложение законодателем такой обязанности на главного распорядителя средств соответствующего бюджета обусловлено тем, что именно его действиями, действиями его территориальных органов и должностных лиц был причинен вред, и участие его в процессе в качестве представителя публично-правового образования более чем оправданно.

Наши арбитражные суды стали неукоснительно применять данную норму права и привлекать в качестве представителей ответчиков главных распорядителей средств соответствующего бюджета, в то время как суды общей юрисдикции пошли совершенно другим путем. В Обзоре судебной практики ВС РФ за I квартал 2001 г. (по гражданским делам), утвержденном постановлением Президиума ВС РФ от 4 июля 2001 г., было дано разъяснение о том, что БК РФ регулирует правоотношения между субъектами этих правоотношений в процессе составления проектов бюджетов, их утверждения, формирования доходов и осуществления расходов бюджетов всех уровней (ст. 1 Кодекса). Поскольку физические лица в перечне участников бюджетного процесса, приведенном в ст. 152, не указаны, они не являются таковыми, и нормы БК РФ к правоотношениям, в которых одной из сторон выступают граждане, не применимы. В связи с этим обязанность по представлению интересов казны в судах общей юрисдикции должна быть возложена на финансовый орган.

После указанных разъяснений судебная практика судов общей юрисдикции стала единой: вред взыскивался с финансового органа за счет соответствующей казны, например, с Минфина России за счет казны РФ. Позиция представителей Минфина России о необходимости привлечения в качестве представителей казны РФ главных распорядителей средств федерального бюджета судами необоснованно отклонялась.

Татьяна ДЕНИСОВА,
адвокат АП Ивановской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 19 за 2015 г.