×

По действующему упк нормально работать нельзя

19 сентября состоялась научно-практическая конференция «Новеллы в уголовно-процессуальном законодательстве»
Материал выпуска № 19 (108) 1-15 октября 2011 года.

ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УПК НОРМАЛЬНО РАБОТАТЬ НЕЛЬЗЯ

19 сентября состоялась научно-практическая конференция «Новеллы в уголовно-процессуальном законодательстве»

УПК_конференцияКонференция была организована Адвокатской палатой Московской области совместно с Институтом повышения квалификации, созданным при Федеральной палате адвокатов РФ. Обсуждались многочисленные изменения, которые произошли в уголовно-процессуальном законодательстве в последнее время, и те сложности, которые в связи с этим возникают в работе адвокатов.

Е.А. Цуков, член Совета АП МО, подсчитал, что только за 2010 г. было принято 25 федеральных законов, которыми в УПК внесено 178 дополнений и изменений. Многие статьи и даже отдельные части статей изменялись по два-три раза в год. Когда уголовно-процессуальный закон меняется так динамично, трудно сказать, какие изменения можно называть новеллами, скорее, УПК в целом - это «огромная новелла с кучей мелких недоразумений». Нормально работать по такому УПК невозможно, поэтому необходимо принимать новый, отработанный кодифицированный закон.

Это мнение разделяет и адвокат АП МО, заслуженный юрист РФ В.И. Калиниченко, по словам которого, еще первая редакция действующего УПК подвергалась серьезной критике, и высказывалось мнение, что ее принимать нельзя. В.И. Калиниченко считает, что назрела необходимость принятия не только нового уголовно-процессуального, но нового и уголовного закона. Это мнение он подкрепляет примерами из собственной практики, демонстрирующими ряд «нелепостей, которые заложены в УК и УПК». Адвокаты должны последовательно добиваться принятия новых законов, предавая гласности ситуации, с которыми они сталкиваются на практике.

Адвокат АП МО, доцент МГМУ Ю.В. Слоновский, характеризуя те изменения, которые претерпел УПК за время своего существования, пришел к выводу: «Что бы мы ни хотели сделать, у нас получается копия советского УПК, далеко не лучшего. Таких изменений масса. Самое страшное, что у нас случилось, - суд замкнулся сам на себя». Одним из первых нововведений, положивших, по его словам, «начало полной деградации нашего уголовного правосудия», является исключение из уголовно-процессуального закона принципа непрерывности судебного рассмотрения дел. «У меня был случай, когда судья в приговоре перепутал фамилии не только свидетелей и потерпевших, но и обвиняемого. Вы думаете, приговор отменили? Нет, вынесли частное определение, а приговор оставили в силе. Это не из-за того, что судьи плохие, а из-за того, что им некогда, ведь они рассматривают по десять или даже больше дел в день».

Тематика конференции не ограничилась проблемами УПК. Так, Н.М. Кипнис, член квалификационной комиссии АП Москвы, доцент МГЮА, рассказал об использовании доказательств, полученных в условиях ограниченной состязательности. Речь идет о двух видах доказательств: 1) показаниях свидетелей и потерпевших, в отношении которых применены меры безопасности; 2) оглашенных судом показаниях свидетелей и потерпевших, которые не явились в судебное заседание. В России практика использования таких доказательств только формируется, но существует уже большая практика ЕСПЧ по делам против России. Разработка института теории доказательств в континентальных правовых системах слаба, поэтому ЕСПЧ вынужден обращаться к прецедентам, созданным в США и Канаде. «Соответственно, решения ЕСПЧ в значительной степени представляют собой вовлечение прецедентной практики англо-саксонской системы в нашу континентальную, и мы должны быть к этому готовы. Наши коллеги уже добились заметных успехов в ЕСПЧ именно по этим категориям дел, зная и умея использовать те категории, которые наработаны практикой», - сказал Н.М. Кипнис и привел ряд примеров конкретных дел.

Адвокат АП МО Ю.П. Иванов рассказал о российской судьбе Международной конвенции против коррупции. Эта конвенция находится на стыке международных, конституционных, уголовно-процессуальных и уголовных норм, и применение этого акта могло бы быть достаточно эффективным в нашей стране. По словам Ю.А. Иванова, в 2003 г. конвенция была принята в целом, а в 2006 г. ратифицирована, но при этом Россия сделала заявление о непринятии некоторых статей. «В этой конвенции есть все – и пути создания органов для борьбы с коррупцией, и пути конфискации, но вот этими оговорками мы ее кастрировали, и она стала совершенно импотентной».

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора "АГ"


Полные тексты выступлений всех участников конференции будут изданы в виде брошюры, которую АП МО планирует разослать во все адвокатские образования, АП Москвы, Федеральную палату адвокатов РФ.