×

Поправки в действии

Поправка Президента России в ст. 108 УПК РФ, запрещающая арест по экономическим статьям, нашла свое применение
Материал выпуска № 19 (108) 1-15 октября 2011 года.

ПОПРАВКИ В ДЕЙСТВИИ

Поправка Президента России в ст. 108 УПК РФ, запрещающая арест по экономическим статьям, нашла свое применение

адвокат_ТолянинМосгорсуд приятно удивил юридическое сообщество, до оглашения приговора освободив из-под стражи ярославского предпринимателя Константина Сонина, находившегося в СИЗО «Матросская тишина» по обвинению в экономическом преступлении. Адвокат Сонина Александр ТОЛЯНИН рассказал «АГ» о ходе судебного процесса и необходимости придания гласности делу, когда подзащитному угрожает смерть.

– Александр Борисович, раскройте коротко фабулу дела.
– В Ярославле более 200 лет существует предприятие ОАО «Ярославский завод «Красный Маяк», в период банкротства которого в конце 90-х годов Константин Сонин и Сергей Басовец стали его крупными акционерами. Для более эффективного управления заводом они создали некое ЗАО «Вибропромтех». В это ЗАО каждый из них «скинул» свои акции «Красного Маяка»: в результате более 40 % акций «Вибропромтеха» были в руках Сонина, чуть более 30 % – Басовца. После чего они ввели в это ЗАО своего человека и выделили ему около 20 % акций, которые ничего не решали, потому что на момент создания ЗАО любое решение можно было принять только квалифицированным большинством, то есть нужно было 75 %. Их можно было получить только в случае совместного решения Сонина и Басовца. Вопрос возможного тайного объединения того или другого с Хабариным был решен количеством акций последнего: для получения необходимых 75 % их не хватало ни Сонину, ни Басовцу.

Но изменение в Законе об акционерных обществах, вступившее в силу с 1 января 2002 г. сделало бессмысленной принятую договоренность. Согласно изменениям, решение стало возможным принимать, имея простое большинство акций, то есть акции Хабарина стали иметь огромное значение. И Сонин и Басовец могли объединиться с ним и получить полную власть над «Вибропромтехом», а значит и над «Красным Маяком».

Однако Хабарин, понимавший, что до принятия поправок в закон его акции ничего не решают, их не оплатил, и в соответствии с законом через год они были списаны на баланс ЗАО «Вибропромтех». После чего директор этого ЗАО Дмитрий Чкалов предложил и Басовцу, и Сонину выкупить эти акции, что Сонин и сделал. В результате с 2001 г. он стал обладателем более 60 % акций, то есть считал себя держателем контрольного пакета акций.

Однако весной 2002 г. Басовец заявил, что существует некий договор дарения, датированный 2002 г., по которому Хабарин подарил свои акции ему, и именно он является держателем контрольного пакета акций.

Начались судебные разбирательства, в ходе которых каждый обжаловал действия другого. Сонин считал, что Басовец оформил договор дарения задним числом, то есть сфальсифицировал его, а Басовец обвинял Сонина в незаконности продажи акций Чкаловым Сонину.

В шахматном порядке суды принимали противоположные решения. Суд первой инстанции (Ярославский областной суд) встал на сторону Басовца, апелляционная инстанция в Кирове встала на сторону Сонина. Кассация в Нижнем Новгороде склонилась к решению суда первой инстанции. Сонин обратился с надзорной жалобой в Высший Арбитражный Суд РФ, откуда рассмотрение перешло в Президиум ВАС РФ.

В августе 2005 г. Президиум вынес решение в пользу Басовца, посчитав, что акции были оплачены Хабариным и потому он имел право их подарить Басовцу.
Все разбирательства шли в гражданском процессе, но Басовец в 2007 г. умудрился добиться возбуждения уголовного дела в отношении Сонина.

– На каком основании?
– Он убедил московское следствие в том, что Сонин нарушил ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в крупных размерах). 24 июля 2007 г. было возбуждено сфальсифицированное дело, но Прокуратура не дала согласия выйти в суд с ходатайством об аресте, и меньше чем через сутки Сонина вернули в Ярославль.

В последующем нам удалось доказать фальсификацию. Меньше чем через два месяца, 6 сентября, уголовное дело в отношении Сонина было прекращено за отсутствием состава преступления.

Все бы вроде хорошо, но в 2008 г. заместитель Генерального прокурора, Буксман, отменяет постановление о прекращении дела по ст. 159 УК РФ.

В декабре 2008 г. Сонина снова задерживают, увозят в Москву и арестовывают, но меньше чем через 20 дней отпускают с подпиской о невыезде.

Следствие передали в Генеральную прокуратуру. Оно шло два года. В 2010 г. Сонину окончательно предъявили обвинение, и в августе дело ушло в Замоскворецкий районный суд Москвы.

Хочется отметить, что с самого начала мы выражали несогласие с передачей дела в московский суд. Все действия Сонин совершал в Ярославле, завод находится в Ярославле, свидетели также ярославцы.

– Как они объяснили изменение территориальной подсудности?
– Впоследствии изменение территориальной подсудности нам объяснили тем, что момент электронного перехода прав на часть акций «Красного Маяка» к Сонину произошел в депозитарии «Метрополь», который расположен в Москве. Следствие посчитало, что где-то в электронных дебрях серверов «Метрополя» и произошло преступление, хотя точно место нахождения сервера установлено не было, и он мог находиться даже на Кипре, что и подтвердила директор «Метрополя».

Но мы решили изменить подсудность элегантным способом. Есть ст. 35 УПК РФ, которая позволяет изменить территориальную подсудность уголовного дела в случае, если большинство свидетелей проживает в другом месте и подсудимый против этого не возражает. Наша ситуация предельно ясна: почти все свидетели из Ярославля, подсудимый из Ярославля, потерпевший тоже, а в Москве только прокурор.

Мы подали такие ходатайства в районный суд и в Мосгорсуд заблаговременно, за три недели до начала судебного заседания. Но судья не стал рассматривать это ходатайство и за 5 минут до начала заседания вернул его мне без рассмотрения. В сопроводительном письме указал, что нам нужно было обратиться в вышестоящий суд по отношению к районному суду, то есть в Мосгорсуд. Но там тоже жалобу вернули адвокатам, написав, что «Московский городской суд не является вышестоящим по отношению к Ярославскому областному суду, а потому обращайтесь в Верховный Суд РФ». Мы в тот же день обратились в ВС, но и там не стали рассматривать это ходатайство, указав, что с ним нужно обратиться в районный суд, таким образом «замкнув кольцо».

Ходатайства об изменении территориальной подсудности могут быть рассмотрены только до начала судебного разбирательства, а так как за время наших попыток судебное заседание началось, то все наши заявления о возникшей ситуации были проигнорированы судом.

– И тогда вы обратились в Конституционный Суд?
– Да, мы посчитали, что это пробел в законодательстве, нарушающий конституционное право на рассмотрение дела надлежащим судом и подали соответствующую жалобу в КС РФ. 26 мая этого года было вынесено определение, согласно которому суд отказался возбудить производство. Однако было дано разъяснение, что никакой неопределенности в данном вопросе нет. Не правы правоприменители. Надлежащей инстанцией, которая должна рассмотреть ходатайство об изменении территориальной подсудности, является вышестоящий суд по отношению к суду, в который поступило на рассмотрение уголовное дело, то есть Мосгорсуд.

Мы тут же подали надзорную жалобу в Мосгорсуд с просьбой отменить постановление судьи о назначении судебного заседания, поскольку процесс еще шел, но нам ответили, что «все жалобы только после приговора».

В кассационной жалобе мы укажем и на этот пункт, потому что нам не удалось до приговора добиться защиты прав, несмотря на решение КС РФ.

– Вы обратились в ЕСПЧ. В связи с чем?
– В связи с последним задержанием. 10 августа 2011 г. Сонина в третий раз задержали через 20 часов после окончания операции на кишечнике. Он находился в стационаре, придерживаясь постельного режима. Отдельно отмечу, что судья, заведомо зная об онкологическом заболевании Сонина, в своем постановлении указал поместить его в СИЗО № 2 Москвы «Бутырку», в котором нет больницы.

Мы посчитали это грубейшим нарушением прав человека и гражданина, в связи с чем и направили жалобу в ЕСПЧ. И, насколько нам известно, дело принято к производству ЕСПЧ, более того, ему присвоен приоритет в рассмотрении, то есть мы можем рассчитывать, что в ближайшее время дело будет рассмотрено, и мы уверены в успехе.

Постановление об изменении Сонину меры пресечения на арест мы сразу же обжаловали в Мосгорсуд, указав на три основания: неявка Сонина в суд 8 августа 2011 г. была вызвана уважительной причиной – его нахождением в медицинском стационаре; у обвиняемого Сонина обнаружены новообразования, которые в соответствии с январским 2011 г. Постановлением Правительства РФ исключают применение к нему ареста в качестве меры пресечения; суд рассмотрел дело в отсутствие подсудимого и изменил меру пресечения, а это возможно только в случае объявления человека в розыск, а Сонина никто в розыск не объявлял.

7 сентября Мосгорсуд рассмотрел эти жалобы и отменил постановление судьи и Сонина из под стражи освободил, и, я думаю, этот факт спустя два дня повлиял на приговор районного судьи, вынесенный 9 сентября.

– Каким был приговор?
– Прокурор просила 7 лет лишения свободы реально, но судья дал 5 лет лишения свободы условно, видимо, побоявшись «общественного взрыва», так как на тот момент дело приобрело большую известность.

Мы позитивно восприняли это решение, потому что, находясь на свободе, легче бороться. То, что здесь нет состава преступления, мы рано или поздно докажем, мы в этом не сомневаемся.

– Вы обратились к интернет-сообществу с просьбой о помощи. О чем было обращение и с какой целью оно было сделано?
– Басовцу было необходимо устранить Сонина полностью, чтобы чувствовать себя полноправным владельцем завода даже после решения Президиума ВАС РФ, узаконившего его право на акции Хабарина.

23 декабря 2005 г. произошло убийство. Киллер, личность которого, к сожалению, не установили, прямо во дворе школы застрелил личного водителя Сонина – Илью Румянцева, причем следствие сразу же выяснило, что целью киллера был Сонин, просто произошла ошибка в объекте посягательства.

Я обратился к людям посредством интернета, так как понимал, что широкая огласка затруднит заинтересованным в смерти Сонина людям поиск киллера. Профессиональные убийцы стараются не принимать участие в шумных делах, потому что риск быть найденным многократно возрастает.

– Насколько тяжело адвокату отстаивать права подзащитного в «рейдерских» делах?
– Когда подзащитный находится на линии огня, а ты находишь рядом с ним, то есть риск для собственной жизни. Кроме того, были и намеки со стороны определенных органов, что «куда-то не нужно соваться». Что касается профессиональной стороны дела, то, конечно, участие в подобных делах изматывает: уголовное дело идет с лета 2007 г. Только в Замоскворецком районном суде Москвы прошло около 50 судебных заседаний, постоянные поездки в Москву из Ярославля отнимают уйму сил.

Беседовала
Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»