×

Радикальные реформы в английской адвокатуре

Под напором рынка английская адвокатура отказалась от части своих многовековых традицийРеформирование и либерализация профессиональных правил могут позволить английской адвокатуре выдержать сверхжесткую конкуренцию на современном рынке юридических услуг с его новыми «правилами игры» и новой расстановкой сил участников.
Материал выпуска № 23 (88) 1-15 декабря 2010 года.

РАДИКАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ В АНГЛИЙСКОЙ АДВОКАТУРЕ

Под напором рынка английская адвокатура отказалась от части своих многовековых традиций

Реформирование и либерализация профессиональных правил могут позволить английской адвокатуре выдержать сверхжесткую конкуренцию на современном рынке юридических услуг с его новыми «правилами игры» и новой расстановкой сил участников.

Профессия адвоката в Англии и Уэльсе, насчитывающая многовековую историю и окруженная неизменной аурой респектабельности, престижа и даже некоторой тайны (во многом связанной с необычными традициями, которые уходят своими корнями в Средневековье), последние годы подвергалась различным реформам и изменениям. Некоторые из них столь радикальны и масштабны, что адвокатура оказалась в состянии потрясения и даже шока – на ум приходит сравнение с «перестройкой», буквально перевернувшей советское общество в середине 80-х гг.

Адвокаты v. солиситоры: традиционные различия и основы взаимодействия

Традиционно рынок юридических услуг в Англии обслуживался главным образом представителями двух профессий: солиситорами (условно говоря, юридическими консультантами) и барристерами (адвокатами), взаимодействие между которыми осуществлялось по весьма простой схеме. Солиситоры, имеющие непосредственный, прямой контакт с конечным клиентом-заказчиком юридических услуг, по мере надобности привлекали к работе барристеров – в основном в случаях, когда требовалось представительство и ведение дел в судах. Барристеры обладали практически исключительной прерогативой на такую работу в силу их неотъемлемого права выступления в судах. С другой стороны, барристеры не имели прямого доступа к конечному клиенту-заказчику и получали все указания («инструкции») от солиситоров. Соответственно, адвокатура обозначалась термином «referral profession» (т.е. специалисты, которых привлекают и нанимают другие юристы – солиситоры, а не конечный клиент).

Следует отметить, что правовые формы осуществления юридической деятельности барристеров и солиситоров тоже полярно различались. Если солиситоры в основном объединялись в партнерства (товарищества), то в профессионально-этических правилах для барристеров содержался на это прямой запрет. Они не могли работать на принципах товарищества ни с солиситорами, ни внутри своей профессии (т.е. объединяться в товарищества с другими барристерами тоже было невозможно). Поэтому буквально до совсем недавнего времени (апреля 2010г.) барристер, становящийся партнером в юридической фирме, должен был переквалифицироваться на солиситора и зарегистрироваться в качестве такового. Существовало также много других параметров, по которым можно было бы выявить кардинальные отличия между адвокатами и солиситорами.

Отход от status quo

Со временем сложившийся status quo в профессиональном сотрудничестве между барристерами и солиситорами начинает несколько меняться. Солиситоры получают право вести дела и выступать от имени клиентов в судах низших, а потом и высших инстанций (хотя, что касается последних, это – не автоматическое право: солиситору нужно получить дополнительную квалификацию и зарегистрироваться в качестве «солиситора-адвоката»). Адвокатура, естественно, почувствовала некоторую конкуренцию со стороны совершенно дружественной ранее профессии. Очевидно также, что было положено начало процессу стирания четкой грани и размежевания между традиционными полномочиями и сферой деятельности барристеров и солиситоров.

Также стоит упомянуть реформы Вульфа конца 90-х гг. прошлого (ХХ) века, коснувшиеся фундаментальных принципов гражданского процесса в Англии и, в частности, сместившие акценты в способах разрешения споров в сторону внесудебного, мирового урегулирования, что также косвенным образом сделало жизнь рядового (и особенно начинающего) адвоката более тревожной.

В результате адвокатам пришлось внести изменения в свои профессиональные правила, которые позволили им получить в различных случаях возможность работать напрямую с клиентами – заказчиками (физическими и юридическими лицами, не солиситорами) без посредничества коллег-солиситоров. Сначала речь шла только о предоставлении напрямую услуг представителям тех профессий (т.е. их фирмам), деятельность которых также регулируется строгими профессиональными правилами, – архитекторам, бухгалтерам, финансистам, страховщикам и т.п. Потом стало возможным работать напрямую с любыми физическими и юридическими лицами, но при соблюдении определенных условий, а именно: три года стажа по специальности после получения квалификации барристера, окончание краткого (однодневного) курса по работе с клиентами – не юристами и, наконец, регистрация в качестве адвоката, ведущего дела напрямую, в регулирующем органе. Очевидно, что последние два критерия являются просто формальностью, самое же главное – это наличие стажа работы (и, конечно, желание работать с клиентами напрямую).

Следует указать, что работа с клиентами напрямую не предполагала возможности полного и абсолютного дублирования деятельности солиситоров. Оставались некоторые (хотя и совсем немногочисленные) аспекты ведения дел, которые все еще были «подведомственны» солиситорам. Например, барристеры не могли совершать такие процессуальные действия, как подача документов в суд. При этом составлять документы не воспрещалось (даже наоборот: традиционно многие судебные формы и прочие важные документы заполняются и составляются именно барристерами); вот только, как ни забавно, физически отправить или отнести их в суд барристеры не могут – это не разрешается правилами. Также барристеры не имели права самостоятельно, без участия солиситора брать свидетельские показания. Следует отметить, что сейчас и этого запрета не существует. 

По сути, вышеуказанные реформы должны были привести к выравниванию конкурентоспособности обеих профессий. Фактически это в какой-то степени и произошло. Но, увы, меры оказались недостаточными. Адвокатура продолжала ощущать (как ни парадоксально) свою «вторичность» на рынке юридических услуг; тревожное настроение относительно ее будущего не проходило. Парадокс заключался в том, что традиционно качество подготовки специалистов в адвокатуре считалось (и считается) высочайшим; то же можно сказать и о качестве предоставляемых услуг, стоимость которых при этом относительно невысока (что, в общем, делает услуги адвокатов более чем конкурентоспособными по сравнению с аналогичными услугами, предоставляемыми другими участниками юридического рынка). Тем не менее адвокатура в целом переживала не лучшие дни. Это не могло не привести к оттоку кадров (на разных уровнях и из разных областей специализации). И, соответственно, назрела необходимость в дальнейших реформах.

Принятие Закона о юридических услугах 2007 г. Дальнейшая либерализация правил для адвокатуры

После вступления в силу эпохального Закона о юридических услугах 2007 г., который урегулировал большое количество важных вопросов, связанных с рынком юридических услуг в стране, в адвокатуре происходят дальнейшие, радикальные по сути изменения. Профессиональные правила, приведенные в соответствие с вышеуказанным Законом, теперь позволяют адвокатам работать в партнерствах (товариществах) друг с другом, участвовать в управлении и владеть акциями / паями структур, называемых Legal Disciplinary Practices (LDPs), одновременно работать в качестве самозанятого лица и по найму (хотя и не по одному и тому же делу), вести деловую переписку в полном объеме от имени клиентов (до этого были существенные ограничения) и т.д.

Следует отдельно остановиться на рассмотрении LDPs. Это структуры (как правило, юридические фирмы), в которых среди партнеров – владельцев бизнеса наряду с солиситорами есть другие лица, принадлежащие к юридической профессии (например, барристеры) или вообще не юристы (лиц последней категории должно быть не более 25 % от числа всех партнеров). Чтобы получить статус LDP, фирма должна зарегистрироваться в качестве такового в регулирующем органе. Статистика свидетельствует о том, что количество фирм, зарегистрировавшихся в качестве LDP и включивших в ряды своих партнеров барристеров, постепенно растет.

ProcureCo

Еще одним феноменом – продуктом недавних реформ является структура под несколько прозаичным названием ProcureCo. По сути, это корпоративная форма осуществления адвокатами своей деятельности; «первая ласточка» корпоративных структур с участием барристеров. Предполагается, что адвокаты могут создать компанию (владельцем которой может быть и один барристер, и несколько, и даже уже существующие объединения адвокатов – палаты), которая будет предлагать клиентам широкий спектр юридических услуг. Эта компания привлекает на договорной основе прочих специалистов – юридические фирмы, бухгатерские / аудиторские фирмы и т.д., – услуги которых используются по мере надобности в различных делах и проектах. Соответственно, при заключении договора на юридическое обслуживание с ProcureCo клиенту гарантируется весь комплекс юридических (и не только) услуг. Представляется, что такая модель прямого сотрудничества с адвокатами будет в определенных ситуациях более привлекательной с точки зрения клиента – потребителя услуг, нежели работа с индивидуальным специалистом, юридической фирмой или палатой, особенно при ведении особо сложных, комплексных дел и проектов, где требуются именно комплексные усилия различных специалистов.

Несомненно, это еще один, немаловажный шаг на пути либерализации профессиональных правил, регулирующих деятельность английской адвокатуры, и, соответственно, повышения ее конкуретноспособности. Представляется, что сотрудничество с ProcureCo потенциально будет являться весьма экономным способом привлечения консультантов: оно позволит прямой контакт с адвокатами, которыми будет выполняться большая (в ряде случаев львиная) доля работы, а другие специалисты будут привлекаться сугубо по мере необходимости, что позволит избежать (в некоторых ситуациях совсем излишних) промежуточных звеньев. Причем это относится не только к разрешению споров (судебно-претензионной работе), но и к консультационной работе (корпоративным вопросам, проектам и т.д.).

Значение реформ

Среди адвокатов нет единого мнения о том, что же означают все (особенно последние) реформы для адвокатуры, как они повлияют на лицо и сущность профессии и, в конечном итоге, на деятельность каждого ее члена.

Несомненно, каждый имеет право на свою точку зрения, но одно представляется непреложной истиной: без какого-либо реформирования и либерализации профессиональных правил английской адвокатуре выдержать сверхжесткую конкуренцию на современном рынке юридических услуг с изменившимися в силу многих причин «правилами игры» и расстановкой сил участников было бы просто невозможно. Старые традиции и подходы, являвшиеся ядром и основой деятельности адвокатуры в прошлые времена, стали ее тормозить и со временем, скорее всего, привели бы к нежизнеспособности.

Следует также отметить, что принятие Закона о юридических услугах 2007г. и вытекающие из него серьезные реформы в юридическом сообществе Англии (включая адвокатуру) вызвали живой интерес во всем мире. Государственные органы и юридические сообщества других стран уделяют им пристальное внимание, желая позаимствовать некоторые новшества – принципы и подходы, которые могут оказаться полезными для соответствующих юридических рынков и их конкретных участников. Полагаем, что и российские юристы, теоретики и практики, не обойдут их своим вниманием.
 
Екатерина ШОСТРАНД,
квалифицированный английский адвокат (барристер)
“13 Old Square Chambers”,
Лондон,
ekaterina@sjostrand.co.uk

"АГ" № 23, 2010