×

Не остаться во вчерашнем дне

Николай Клён: «Адвокатура должна предпринять активные шаги по созданию единой корпорации для всех практикующих юристов»
Материал выпуска № 23 (88) 1-15 декабря 2010 года.

НЕ ОСТАТЬСЯ ВО ВЧЕРАШНЕМ ДНЕ

Николай Клён: «Адвокатура должна предпринять активные шаги по созданию единой корпорации для всех практикующих юристов»

Имя председателя Межреспубликанской коллегии адвокатов Николая Наумовича Клёна хорошо известно всей адвокатской корпорации. Он снискал всеобщее уважение глубокой приверженностью к фундаментальным ценностям адвокатского сообщества, высоким демократизмом и политкорректностью.

Недавно мэтр отметил свое 70-летие, получив сотни поздравительных телеграмм со всех уголков страны.

МРКА по-прежнему продолжает объединять адвокатов из практически всех регионов России. Они считают за честь быть членами именно этой, старейшей и уникальной во многих отношениях коллегии. Это делает Николая Наумовича одним из самых уважаемых и авторитетных членов адвокатского сообщества.

По просьбе «АГ» Н.Н. Клён рассказал о своих взглядах на главные проблемы российской адвокатуры.

– Николай Наумович, какая проблема сейчас является наиболее важной для адвокатуры?

– Проблема урегулирования сферы юридической помощи. Вскоре после принятия Закона об адвокатуре стало ясно, что участники огромного рынка юридических услуг, деятельность которых во многом дублирует деятельность адвокатов, «оттягивают на себя» значительную часть клиентов и, соответственно, гонораров. Не говоря уже о транснациональных юридических фирмах, которые практически монополизировали юридическое обслуживание крупных российских компаний и предприятий с совместным капиталом. При этом представители неадвокатской части сферы юридических услуг оказались в гораздо более выгодном положении с точки зрения конкурентных преимуществ.

Сейчас адвокатуре прямо указывают: ваш удел – уголовные дела, помощь по назначению и консультирование малоимущих, все остальное – это бизнес, а бизнесом занимаемся мы. На практике доля участия адвокатов в общей массе рассматриваемых судами дел начинает снижаться. Что касается консультационных услуг (мне не нравится это слово, но в данной дискуссии такая терминология уместна), здесь мы отстаем в несколько раз.

Наконец, снижается общий уровень оказываемой юридической помощи. Ведь ее могут оказывать даже люди без высшего юридического образования. А те, кто имеет такое образование, не ограничены ни этическими, ни профессиональными требованиями.

Впору ставить вопрос о дальнейшем будущем российской адвокатуры: мы либо останемся полнокровной и полноценной развивающейся юридической корпорацией, либо будем «вытеснены на задворки» сферы правовой помощи (или услуг, если кому-то так нравится).

– Но ведь это проблема не только адвокатуры, но и государства. Государство гарантирует гражданам право на квалифицированную юридическую помощь, но не может не только его обеспечить, но и проконтролировать сам процесс оказания юридической помощи…

– Совершенно верно! За время действия нового Закона об адвокатуре сменилось три министра юстиции, но подвижек в решении данного вопроса не произошло. Нынешнее руководство Минюста вот уже больше года говорит о планах по объединению профессии, но пока не предприняло конкретных шагов. Адвокатскому сообществу нужно заявить свою позицию, предложить конкретные шаги по объединению, использовать колоссальные возможности нашей корпорации, которая может действовать как единый механизм.

– А у вас есть конкретные предложения?

– Противники объединения (как с той, так и с другой стороны) говорят о якобы особом пути России, незыблемости устоев нашей адвокатуры, сложившихся традициях в сфере консультационных услуг, регулирующей роли рынка и т.д. По большому счету – это лукавство. Если мы хотим сохранить адвокатуру, хотим называться цивилизованной страной и заботиться о том, чтобы граждане получали действительно гарантированную и качественную юридическую помощь, – альтернативы объединению нет. Во Франции, например, такое объединение состоялось, несмотря на то что там очень крепки старинные традиции адвокатуры. Объединение позволило, с одной стороны, поднять авторитет и уровень юристов, а с другой – защитить национальный рынок юридических услуг от засилья иностранных компаний.

Поэтому речь сейчас нужно вести о путях объединения.

Первый путь – внести соответствующие изменения в законодательные акты, регулирующие порядок оказания и предоставления юридической помощи и защиты в судах (ГПК, УПК, АПК, Закон об адвокатуре), указав, что право на соответствующие действия имеют только адвокаты. Обозначить переходный период, достаточный для того, чтобы желающие остаться в профессии могли сдать квалификационные экзамены в адвокатуру. С учетом этого временно учредить сеть квалификационных комиссий с привлечением представителей судейского корпуса, исполнительной и законодательной власти, Ассоциации юристов России, которые могли бы принимать экзамены у претендентов на получение статуса адвоката.

Второй путь – щадящий: при наличии у претендентов диплома о высшем юридическом образовании, двухлетнего опыта работы по юридической специальности и при отсутствии судимости осуществлять прием в адвокатуру по результатам собеседований с ними в квалификационных комиссиях.

Третий путь, на мой взгляд, неприемлем. Если принять всех в адвокатуру, а потом отфильтровывать, это отбросит корпорацию на много лет назад, понадобятся десятилетия, чтобы выбраться из этой ямы.

– А как Вы смотрите на то, что государство оставляет себе ту часть сферы юридической помощи, которую принято относить к социальной сфере – консультирование малоимущих граждан?

– Это, кстати, вторая большая проблема адвокатуры. Какие бы эксперименты ни ставило государство, оказывать юридическую помощь гражданам все равно придется адвокатам. Сейчас между субъектами оказания юридической помощи (адвокатами) и субъектами ее получения (гражданами) пытаются создать довольно существенную прослойку посредников в виде госюрбюро, консультационных пунктов, юридических клиник, на которые выделяются десятки миллиардов рублей. По сути, эти средства расходуются на бюрократический аппарат. Ведь во всех этих пунктах, центрах и бюро квалифицированной юридической помощи не оказывают – в лучшем случае дают некоторые правовые советы и отправляют заявителей к адвокатам.

Почему бы не выделять деньги на консультирование малоимущих граждан напрямую адвокатам? Так, как это происходит во многих других странах.

В идеале государство должно заключить с Федеральной палатой адвокатов договор об оказании бесплатной юридической помощи гражданам, имеющим право на получение такой помощи, а ФПА будет распределять деньги по субъектам – на особую статью расхода. Могу вас уверить – ни одной копейки на что-либо помимо указанных целей потрачено не будет. Государству лишь надо будет озаботиться тем, чтобы создать необходимые условия для приема адвокатами малообеспеченных граждан. А то у нас в ряде регионов (Красноярский край, Сочи, Читинская область) адвокатов прямо-таки «выдавливают» из занимаемых ими помещений, выставляя офисы на приватизацию по конкурсу или взвинчивая ставки арендной платы до немыслимых размеров. Факт, что в этих помещениях консультируют малоимущих, в расчет не берется. А законодательство, предусматривающее льготы, действует только в отношении помещений, которые занимают адвокатские палаты.

– А почему органы адвокатского самоуправления на местах не отстаивают интересы адвокатов?

– Вы затронули очень больную проблему, которую я бы определил как проблему номер три. Это проблема неравенства адвокатов по признаку их принадлежности к тому или иному адвокатскому образованию. В большинстве адвокатских палат вопросами помещений занимаются очень активно и борются за то, чтобы все члены палаты пользовались соответствующими льготами. Но есть регионы, где адвокатов по-прежнему делят на своих и чужих. Если вы член местной, «палатообразующей», как иногда говорят, коллегии – на вас распространяются все преференции, которых удалось добиться палате. Если же вы состоите, к примеру, в МРКА или в коллегии адвокатов «Межрегион» – выпутывайтесь из проблем самостоятельно. Более того, в некоторых палатах для «чужаков» вроде членов нашей коллегии, несмотря на то что они практикуют в регионе по 15 и более лет, устанавливают завышенные взносы в палату, ограничивают их в возможности получать дела по назначению.

В Воронежской палате нам говорят: это решение конференции, и суд на нашей стороне. Но ведь есть еще нравственный закон и корпоративное понимание принципа равенства адвокатов. И когда для адвокатов нашего филиала № 52 в Воронеже установили драконовские взносы в палату, мы стали компенсировать разницу во взносах за счет коллегии.

По моему глубокому убеждению, таких прецедентов в корпорации быть не должно. Если мы не обеспечим принцип равенства адвокатов на всей территории РФ, не будем уважать право коллег на свободный выбор членства в адвокатском образовании, мы застрянем во вчерашнем дне и создадим непреодолимые препятствия для дня завтрашнего с его идеей объединения всех практикующих юристов в единую адвокатскую корпорацию.

Беседовал Александр КРОХМАЛЮК

"АГ" № 23, 2010