×

Спасти понятого иванова!

Что нам ближе: «око общества» или слепые исполнители?
Материал выпуска № 24 (113) 16-31 декабря 2011 года.

СПАСТИ ПОНЯТОГО ИВАНОВА!

Что нам ближе: «око общества» или слепые исполнители?

Большой резонанс вызвало сделанное Президентом Д.А. Медведевым в Твери заявление о необходимости устранения из уголовного процесса такого участника, как понятой: «Институт понятых сложился, когда не было других способов фиксации доказательств. Это рудимент прошлого, с учетом мирового опыта нам действительно надо его скорректировать» («Не так понятые» // Российская газета. 2011. 25 октября. С. 1, 7).

Далее в статье без подписи содержится ряд громких, но крайне сомнительных утверждений: о том, что предложение это как никогда своевременно (почему, однако, не объясняется); о том, что большинство россиян считают, что участие понятых в следственных действиях – суровое наследие советских времен (при этом каких-либо результатов опроса россиян не приводится); о том, что ряд российских юристов в восторге от этого (кто именно – почему-то не сообщается). Указывается также, что понятые появились в нашей стране «еще при царях – в 1864 г.».

Вот так, оказывается. Простенько и со вкусом. Любому юристу, однако, сразу видна поверхностность, безответственность и вредность приведенных комментариев к заявлению Президента. Негативный эффект их усугубляется тем, что дан он в официальном правительственном издании, по праву завоевавшем себе репутацию солидного компетентного средства массовой информации.

Во-первых, понятые появились в российском уголовном судопроизводстве не в 1864 г., а гораздо раньше. Неоднократные упоминания о них содержатся в Соборном Уложении 1649 г. царя Алексея Михайловича, а на практике, скорее всего, они появились еще раньше. Их участие в уголовном судопроизводстве как беспристрастных очевидцев совершаемых следственных действий – по сути, древнейшая форма общественного контроля, сохранившаяся до наших дней. Необходимость участия понятого на предварительном следствии не подвергалась сомнению и при принятии Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (далее – УУС), этой, по выражению современников и историков, «жемчужины в короне царствования Александра II». И это при том, что предварительное следствие, согласно УУС, находилось в руках судебного следователя, причисленного к лицам судебной власти, процессуальная независимость которого (и, добавим, профессиональная и общая культура) стояла на порядок выше, чем у современных следователей.

Необходимость участия понятых в следственных действиях не подвергалась сомнению даже в советский период, когда гарантиям соблюдения прав граждан в уголовном процессе уделялось далеко не первостепенное внимание. УПК РСФСР 1922 г., 1923 г. и 1960 г. требовали участия понятых при проведении большинства следственных действий.

Принятый в 2001 г. и действующий в настоящее время УПК РФ, который при всех своих недостатках все-таки является громадным достижением правления Президента В.В. Путина, не только не устранил понятого из уголовного процесса, но и посвятил ему отдельную ст. 60, регламентировав его права, обязанности и порядок участия в следственных действиях.

И вот сейчас почему-то пришло время, по мнению анонимного автора «Российской газеты», избавиться от этой древнейшей формы участия гражданина в отечественном уголовном процессе. Между тем, уже сама четырехвековая история института понятых требует более внимательного и осторожного рассмотрения всякого предложения, направленного на его реформирование, а, тем более, на упразднение этого проверенного временем института.

Максим БЕЛОКОВЫЛЬСКИЙ,
член Совета АП
Удмуртской Республики

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 24, 2011 г.