×

Защитника вызывают на допрос

Непростая ситуация, в которую попали магаданские адвокаты, оказалась неразрешимой для Совета Адвокатской палаты Магаданской области. Мнения членов совета по поводу того, следует ли адвокатам идти на допрос по делу, свидетелями которого они стали в силу исполнения ими профессиональных обязанностей, разделились 50 на 50. Президент палаты Владимир Непомнящий обратился за помощью к вице-президенту Федеральной палаты адвокатов, председателю комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резнику.
Материал выпуска № 7 (48) 1-15 апреля 2009 года.

ЗАЩИТНИКА ВЫЗЫВАЮТ НА ДОПРОС

Непростая ситуация, в которую попали магаданские адвокаты, оказалась неразрешимой для Совета Адвокатской палаты Магаданской области. Мнения членов совета по поводу того, следует ли адвокатам идти на допрос по делу, свидетелями которого они стали в силу исполнения ими профессиональных обязанностей, разделились 50 на 50. Президент палаты Владимир Непомнящий обратился за помощью к вице-президенту Федеральной палаты адвокатов, председателю комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Генри Резнику.

В письме президента Адвокатской палаты Магаданской области изложена фабула дела, послужившего причиной создавшейся ситуации.

Адвокаты А.Н. Цукуров и В.Г. Максименко осуществляли защиту в судах первой и второй инстанций Р.Р. Сабирова и М.Б. Казакова, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В октябре прошлого года в ходе открытого процесса в присутствии участников судебного разбирательства подсудимый Сабиров высказал в адрес государственного обвинителя А. Бабича выражения, являющиеся недопустимыми в условиях публичного общения, чем выразил свое неуважение суду. По данному факту в отношении Сабирова было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ (неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства). По этому делу следователь вызвал адвоката А.Н. Цукурова на допрос в качестве свидетеля. И в этот же день подсудимый Сабиров обратился в Магаданскую областную коллегию адвокатов с письменным заявлением о назначении ему адвоката Цукурова для его защиты по делу о неуважении к суду.

Коллегия выдала адвокату ордер. Но следователь отказался допустить Цукурова в качестве защитника Сабирова по делу о неуважении к суду на основании того, что адвокат являлся очевидцем и фактическим свидетелем совершенного Сабировым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ. Однако адвокат Цукуров заключил соглашение с родственником Сабирова на его защиту по указанному делу.

Такая настойчивость адвоката привела к тому, что следователь на основании ч. 1 ст. 56, п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ вынес постановление об отказе в допуске Цукурова для участия в уголовном деле о неуважении к суду.

Отказываясь выступать в роли свидетеля по данному делу, Цукуров обратился в Совет с письменным заявлением, в котором просил дать разъяснения, как действовать в сложившейся ситуации.

С подобным письмом обратился в Совет палаты и адвокат Максименко, которого следователь также приглашал на допрос в качестве свидетеля по делу о неуважении к суду. «Обстоятельства, по которым меня намерены допросить, – писал он президенту палаты, – стали мне известными в силу оказания правовой помощи по уголовному делу № 73114 в отношении М.Б. Казакова и Р.Р. Сабирова. Уголовное дело № 73225 возбуждено в отношении Р.Р. Сабирова за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника уголовного судопроизводства – государственного обвинителя».

Максименко просил дать ему разъяснения по вопросам:

«1. Могу ли я при изложенных обстоятельствах быть свидетелем обвинения?

2. Не распространяются ли на меня положения п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ и могу ли я со ссылкой на указанную норму закона отказаться от дачи показаний?».

Переадресовывая эти вопросы к вице-президенту ФПА, В. Непомнящий спрашивал также, чем являются обстоятельства, послужившие основанием и поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Сабирова за неуважение к суду и ставшие известными адвокатам Цукурову и Максименко в связи с оказанием ими юридической помощи, – сведениями, составляющими адвокатскую тайну (п. 2 ст. 6 КПЭА), или сведениями, ставшими известными адвокатам в связи с оказанием юридической помощи (ч. 3 ст. 56 УПК РФ)?

Будет ли этичным и не подрывающим доверие к адвокатам и адвокатуре дача адвокатами Цукуровым и Максименко свидетельских показаний по уголовному делу, возбужденному в отношении Сабирова за неуважение к суду, учитывая, что адвокаты являлись защитниками Казакова и Сабирова по другому уголовному делу, в ходе рассмотрения которого в условиях судебного заседания Сабиров допустил неуважение к суду, – спрашивал президент АП Магаданской области.

В ответ на этот запрос вице-президентом ФПА РФ Г.М. Резником подготовлено следующее заключение.

1. Оба адвоката-защитника по уголовному делу № 73114 не подлежат допросу в качестве свидетеля по новому уголовному делу (№ 73225), возбужденному в отношении Р.Р. Сабирова по признакам ч. 1 ст. 297 УК РФ, в силу установленного п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ запрета допрашивать адвоката, защитника подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Такой запрет предусмотрен также п. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Закон) и в несколько иной редакции воспроизводится в п. 6 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА), который в соответствии с п. 2 ст. 4 Закона «устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности».

Недопустимость допроса в качестве свидетеля адвоката А.Н. Цукурова, выступавшего в судебном разбирательстве защитником обвиняемого Сабирова, достаточно очевидна, можно сказать, лежит на поверхности. Ни при каких условиях адвокат не может быть понужден свидетельствовать против своего подзащитного, в данном случае – о его поведении в судебном процессе. Противное означало бы, по сути, отрицание принципа обеспечения обвиняемому права на защиту.

Такое понимание свидетельского иммунитета адвоката не только освящено многовековыми традициями адвокатской профессии, оно прочно утвердилось в уголовно-процессуальной науке.

Так, в авторитетном научно-практическом источнике при комментировании ст. 56 УПК РФ разъясняется:

«Допрос адвоката, участвовавшего в производстве по делу в качествезащитника или представителя, об обстоятельствах, ставших ему известнымив связи с исполнением своих обязанностей в процессе, недопустим,поскольку это подорвет доверие к нему со стороны доверителя и поставитпод сомнение конституционный принцип обеспечения каждому права наполучение квалифицированной юридической помощи»
(Комментарий кУголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.Л.Петрухин. – М., 2004. – С. 125).


В другом Комментарии к УПК РФ запрет допроса адвоката в качестве свидетеля прямо подкрепляется описанием абсолютно такой же ситуации, как та, в которой оказались магаданские адвокаты:

 
«В частности, неправомерен вызов и допрос защитника об обстоятельствахсовершения его подзащитным нового преступления, очевидцем которого былзащитник, если он присутствовал при этом в связи с оказаниемобвиняемому или подозреваемому юридической помощи по другому делу»
(Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальномукодексу Российской Федерации. СПб., 2004. С. 183).


Адвокат В.Г. Максименко в уголовном деле № 73114 защищал другого подсудимого – М.Б. Казакова, и все сведения о событии, происшедшем в судебном разбирательстве, также стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. Сабиров и Казаков – соучастники в совершении тяжкого насильственного преступления, их действия объединены единым преступным умыслом, защита одного неразрывно связана с защитой другого. Дача свидетельских показаний адвокатом Максименко против Сабирова способна породить конфликт между подельниками и причинить вред доверителю Максименко Казакову, а, учитывая нравы, существующие в преступной среде, вред этот может быть весьма серьезным, даже непоправимым. Кроме того, неизвестны все обстоятельства происшедшего, вполне допустима причастность к действиям Сабирова самого Казакова.

Девиз адвокатской профессии с древних времен – «Ne nocere» (Не навреди). В ст. 1 КПЭА особо отмечается, что обязательные для адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности основаны на нравственных критериях и традициях адвокатуры. Действия, совершенные адвокатом во вред клиенту, разрушают основу профессии – доверительные отношения адвоката с клиентом. В соответствии со ст. 5 КПЭА «адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия». Поэтому запрет допроса в качестве свидетеля, предусмотренный п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, распространяется в полной мере и на адвоката В.Г. Максименко.

Вы сообщаете, что адвокаты Цукуров и Максименко вызваны следователем на допрос. Действия следователя неправомерны: если субъект не подлежит допросу, то он и не должен на него вызываться. Такое, единственно соответствующее смыслу ч. 3 ст. 56 УПК РФ толкование дается, в частности, в специально изданном для следователей методическом руководстве, подготовленном заместителем начальника Управления методического обеспечения Генеральной прокуратуры РФ, государственного советника юстиции II класса Н.П. Короткова и старшего прокурора этого Управления А.А. Тимофеева (900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий. М., 2004):

«Вопрос: Как понимать требования закона о том, что указанные в ч. 3 ст. 56 УПК РФ лица “не подлежат допросу”?

Ответ: Если лицо в силу свидетельского иммунитета не подлежит допросуоб обстоятельствах, указанных в соответствующих пунктах ч. 3 ст. 56 УПКРФ, то оно не должно вызываться на допрос. Это право вытекает изотсутствия процессуальной обязанности лица, обладающего названным вышесвидетельским иммунитетом явиться к следователю и оснований в силуэтого для его принудительного привода либо применения иной мерыпроцессуального принуждения, предусмотренной ч. 2 ст. 111 УПК РФ.<…>

Вопрос: Вправе ли судья, защитник, адвокат, священнослужитель, членСовета Федерации, депутат Государственной Думы не явиться по вызову надопрос об обстоятельствах, указанных в ч. 3 ст. 56 УПК РФ?

Ответ: Судья, защитник, адвокат, священнослужитель, член СоветаФедерации, депутат Государственной Думы обладают свидетельскимиммунитетом относительно обстоятельств, изложенных в ч. 3 ст. 56 УПКРФ, и как указано в этой норме, допросу не подлежат. Полагаем, что всилу этого указанные лица вправе не явиться на такой допрос, однакообязаны в соответствии с ч. 3 ст. 188 УПК РФ заранее уведомитьследователя о причинах неявки. В данном случае при неявке по названнойпричине данные лица принудительному приводу или иной мерепроцессуального принуждения подвергнуты быть не могут» (с. 138–139,141).

Исходя из изложенного, адвокатам Цукурову и Максименко следует уведомить следователя о невозможности их допроса в силу п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ и неявке по данной причине по вызову. При получении повторной повестки обжаловать незаконные действия следователя руководителю следственного органа или в суд.

2. Адвокат Цукуров не должен был принимать поручение на защиту Сабирова по новому уголовному делу (№ 73225). В соответствии с абз. 3 подп. 2 п. 4 ст. 6 Закона адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он является по данному делу потерпевшим или свидетелем. Понятия «потерпевший» и «свидетель» в контексте данной нормы наделены не формально-процессуальным, а фактическим содержанием.

Свидетельский иммунитет адвоката не устраняет того несомненного факта, что он обладает сведениями об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, т.е. является свидетелем или даже, как в данном случае, очевидцем преступления.

Введенный в закон запрет адвокату принимать поручение на защиту (представительство), если по данному делу он является потерпевшим или свидетелем, имеет глубокое профессионально-нравственное основание.

В соответствии с основными принципами адвокатской деятельности, закрепленными КПЭА, «адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии» (ст. 4), «честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально» исполнять свои обязанности (ст. 8). Эти принципы неизбежно нарушаются, если адвокат вступает в дело, будучи очевидцем преступления, совершенного его подзащитным.

Свои полномочия адвокат-защитник реализует главным образом в процессе доказывания по делу – собирая, представляя и оценивая доказательства, участвуя в допросах, очных ставках, экспертизах. В уголовном судопроизводстве для адвоката доказательства – единственный источник познания, защищая обвиняемого, он формирует свое отношение к ним, доводит до суда свои сомнения или убеждение в их достоверности.

Непосредственное знание очевидца преступления исключает для адвоката возможность честно, добросовестно и принципиально осуществлять защиту, отстаивать позицию обвиняемого, этому знанию противоречащую. А если о том, что адвокат являлся очевидцем происшедшего, как в данном случае, всем широко известно, его участие в уголовном судопроизводстве воспринимается как фарс, порочащий престиж адвокатуры, честь и достоинство профессии.

Учитывая, что адвокат А.Н. Цукуров не приступил к защите Сабирова в новом уголовном деле в связи с отказом следователя в допуске, ему следует расторгнуть заключенное с ним соглашение.

 От редакции
Когда номер готовился к печати, из Магадана пришло письмо от президента В. Непомнящего, в котором, в частности сообщается:
Уважаемый Генри Маркович!

Огромное спасибо за заключение, которое сразу же было доведено до адвокатов В.Г. Максименко и А.Н. Цукурова.

К сожалению, адвокат Максименко 24 февраля 2009 г. был принудительнодоставлен к следователю и вынужденно дал показания в качествесвидетеля. В настоящее время активно готовится к обжалованиюнеправомерных действий следователя.

Адвокат Цукуров воспользовался Вашим заключением и 12 марта 2009 г.лично вручил следователю под роспись мотивированное уведомление оневозможности его допроса и ознакомил следователя с текстом Вашегозаключения, после чего тот отказался от допроса адвоката.

С уважением
Президент АП Магаданской области В.В. Непомнящий


"АГ" № 7, 2009