×

За три дня до моего юбилейного дня рождения мне был поставлен диагноз – плоскоклеточная карцинома 2 стадии, требующая немедленного применения высокодозной химиотерапии и последующего хирургического вмешательства. Сказать, что я растерялся – ничего не сказать. Семья – трое маленьких детей, обязательства перед доверителями, собственный гражданский процесс… Все это необходимо было объять, осмыслить и принять верные решения.

Была мысль приостановить статус. Другая – просто продолжать жить и работать, не думая о последствиях. Однако я быстро пришел в себя и первостепенной задачей стал выбор места и способа лечения. Получив три мнения специалистов, я доверился немецкой медицине и, видимо, не ошибся. На сегодняшний момент мне проводят 3-й по счету курс химиотерапии, планируется и 4-й, а потом операция. Химиотерапия высокодозная, проводится непрерывно 24 часа в сутки 5 дней. Каникулы между курсами – 10 дней. Лечение тяжелое, на второй день после подключения я становлюсь нетрудоспособен. После первого курса я еле оправился за сутки до второго.

Таким образом, о профессиональной деятельности можно было бы забыть, если бы не помощь коллег. Ко всему прочему, ко мне обратился давнишний доверитель и попросил меня организовать защиту его сотрудников, работающих в нескольких филиалах в разных субъектах Федерации. Ни для кого не секрет: если ты на регулярной основе переадресовываешь доверителей коллегам, очень часто остаешься без этих доверителей. Для любого клиентского бизнеса – это невосполнимые потери.

Основную ношу помощи мне в сложившейся ситуации взял на себя мой друг и партер Леонид Козак, замкнув решение множества моих проблем на себя, включая и некоторые личные. Весомую помощь оказал мне мой коллега и друг Адил Аббасов. Предложения помощи поступали и от моих друзей Руслана Заколюжного, Тимура Хутова, Владимира Такаскова. Я всем бесконечно благодарен за принятие участия в моей жизни, внезапно ставшей весьма нелегкой. Психологическую и материальную помощь я получил от своих родственников и друга детства, который и сам находится сейчас в непростой ситуации.

Полтора года назад ушел из жизни мой старинный друг Олег Ляпин – адвокат АП Московской области. Болел долго, тяжело. Гематология. Ушел, оставив трех маленьких детей. Олег никогда не участвовал в уголовных процессах, но, попав в сложную ситуацию, вынужден был принимать участие в таковых, желательно расследуемых и рассматриваемых недалеко от дома, не длительных, ибо химиотерапия не давала ему возможности далеко передвигаться и участвовать в растянутых по времени процессах и следственных действиях. Конечно, о посещениях СИЗО и ИВС не могло быть и речи, так как химиотерапия существенно снижает иммунитет, и любая простуда может оказаться фатальной. И, естественно, размер его гонораров сократился до минимума.

Другой мой друг – Давид Хечян, адвокат АП г. Москвы, оказался в больнице с диагнозом «инсульт» и, находясь в больнице, незадолго до выписки получил еще один. Его долговременное нахождение в больнице сделало абсолютно невозможным участие в каких-либо процессах.

Эти случаи, равно как и мой собственный, навели меня на мысль о том, что в корпоративной среде абсолютно отсутствует корпоративная поддержка. Очень редко она проявляется – например, в отношении адвоката Михаила Беньяша, да и то только при условии придания соответствующего резонанса, за который спасибо его друзьям и коллегам. А другие ситуации так и остались без внимания адвокатского сообщества. И мы вообще ничего не знаем о том, как живут, чем болеют и что чувствуют наши коллеги, даже если они находятся совсем неподалеку. Мы помогаем друг другу только потому, что лично знакомы. Но есть наши коллеги, которые, обладая достаточной скромностью, не просят помощи ни у кого и тихо увядают от болезней или бесшумно отдают себя в руки правосудия, которое, быть может, таковым в их случае и не является. Некоторые отказываются от сопровождения дел из-за угроз и тоже молчат.

Надо понять, что корпорация должна быть объединена не одним лишь действующим законодательством и соответствующими атрибутами, а иметь еще и нерушимые связи внутри самой себя, на уровне ее участников. Адвокатское сообщество должно быть муравейником, где сигналы о бедствии одного немедленно передаются остальным. И остальные немедленно на эти сигналы реагируют.

Вопросы оказания взаимопомощи должны решаться быстро и не требовать каких-либо согласований и чьих-то волевых решений. Каждый решает сам, чем помочь в силу своих возможностей.

Где такая площадка, на которой мы сможем узнать о бедственном положении коллег и оперативно отреагировать? Почему бы не Facebook, подумали мы с Леонидом Козаком – и, не откладывая в долгий ящик, создали группу для решения вопросов взаимопомощи и поддержки своих коллег – «Адвокатская солидарность». Критерии вступления простые: необходимо быть российским адвокатом, указать свой номер в реестре адвокатов и иметь желание помогать коллегам в сложных ситуациях. Никакое администрирование со стороны адвокатских палат не подразумевается, ибо система взаимовыручки должна работать автономно в режиме нейросети, коллективного разума, так сказать.

Все заявки о помощи, опубликованные в группе, будут рассматриваться всеми участниками группы, каждый сможет предлагать посильную помощь и оказать ее любым способом. Предполагается оказание как профессиональной, так и финансовой помощи, в том числе помощи семьям адвокатов, попавших в беду.

Полагаем, что искусственно развивать, продвигать, проталкивать эту корпоративную группу бессмысленно. Она создана для конкретных действий, реальной поддержки коллег, а не как рекламная компания. Если адвокатское сообщество хочет быть сильным, оно им будет без рекламных акций. Все начинается внутри каждого из нас, в том числе и желание помочь. Оно, родившись, может так и остаться внутри человека, а может выплеснуться наружу, тогда это и будет чудо. Тогда упрочатся связи, организм будет жить полной жизнью, а не только внешней оболочкой.

Спасибо всем, кто помогал и помогает мне, и всем, кто готов помочь своим коллегам, даже незнакомым, даже совсем немного. Храни вас Бог.

Рассказать:
Другие мнения
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, вице-президент АП Ставропольского края
Активность адвоката – не повод для отвода
Защита прав адвокатов
ВС дал ясный сигнал о недопустимости отстранения защитника из дела без явных нарушений с его стороны
15 Февраля 2019
Воронин Роман
Воронин Роман
Член адвокатской палаты г. Москвы, управляющий партнер АБ «РИ-консалтинг» г. Москвы
Повышение квалификации не должно свестись к формализму
Повышение квалификации
Чтобы быть эффективным, повышение квалификации должно носить активный характер
14 Февраля 2019
Копырина Марина
Копырина Марина
Президент АП Кировской области
Плюсы и минусы рекомендаций СПЧ по развитию УИС
Уголовно-исполнительное право
Нельзя приравнивать к адвокатам представителей по доверенности и правозащитников
04 Февраля 2019
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
О Высшем квалификационном совете адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Предложение поправки в «проект Клишаса» о создании специального независимого дисциплинарного органа
28 Января 2019
Рзаева Сурийя
Рзаева Сурийя
Член АП Ставропольского края, национальный тренер и эксперт проекта HELP в России
Цифровая трансформация профессии
Повышение квалификации
О необходимости повышения квалификации адвокатов в условиях глобальной цифровизации
23 Января 2019
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Важнейшая компетенция адвоката
Повышение квалификации
О формах профессионального самосовершенствования
23 Января 2019