×
Минами Дзюн
Минами Дзюн
Адвокат юридической компании «Кодера и Мацуда»
Благодаря постановлению правительства Японии от 19 марта 2002 г. «О плане поддержки реформы юстиции», количество адвокатов в Японии увеличилось за 12 лет примерно в 2 раза (согласно Белой книге об адвокате, число адвокатов в 2002 г. составляло 18 838, а в 2014 г. – 35 045).

Без вмешательства государства
За этот период времени несколько адвокатов и юридических компаний были признаны банкротами. Например, юридическая компания Four Leaf, одной из специализаций которой было банкротство, сама обанкротилась в 2014 г. Она стала несостоятельной в результате применения адвокатской палатой санкции в виде прекращения статуса адвоката (президента Four Leaf) на 4 месяца по причине причастности к делу об инвестиционном мошенничестве. Общая сумма долга этой организации составляла 78 млн иен, а кредиторами были более 360 человек, большая часть которых являлись потребителями юридических услуг этой компании.

Статьи 7, 11 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяют круг уполномоченных органов, которые обладают правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. В японском законодательстве о банкротстве муниципальные или государственные органы не являются уполномоченными органами, имеющими право быть заявителями в деле о банкротстве. Такими полномочиями наделены банки, кредитные организации, страховые компании, брокерские фирмы, организации рыбной и сельскохозяйственной отраслей. Таким образом, в Японии государство редко вмешивается в работу организаций, юридических фирм, в том числе и адвокатов, путем подачи заявления о признании банкротом. Поэтому актуального вопроса о разглашении перед государством адвокатской тайны в период банкротства юридической фирмы или адвоката не возникает.

Управляющего утверждает суд
В отличие от российского, японское законодательство не предусматривает института арбитражных управляющих как такового. В нем не содержится условий для квалификации управляющего и требований к нему. В Японии управляющего утверждает суд. Теоретически управляющим может стать любой человек, но на практике суд всегда назначает управляющего из числа адвокатов, исходя из того, что он должен быть хорошо знаком с юридической процедурой банкротства.

Поэтому в случае банкротства юридической компании или адвоката именно адвокат проверяет сделки, документы и финансовые отношения с клиентами банкротящейся юридической фирмы или банкротящегося адвоката. И в таком случае адвокат, выступающий в качестве управляющего, берет на себя обязанность сохранять адвокатскую тайну (ст. 23 Закона об адвокатах).

Понятно, что в ходе банкротства управляющему становится доступной информация обо всех кредиторах организации или адвоката, финансовом состоянии должника (юридической фирмы или адвоката), ему предоставляются все сведения о клиентах банкрота, поскольку они же являются кредиторами, и по необходимости иногда приходится выяснять содержание дел клиентов. Во избежание конфликта интересов адвоката-управляющего и банкротящегося адвоката, а также для исключения возможности разглашения адвокатской тайны на практике в случае предположения о возникновении подобной проблемы суд может юридически и фактически предписать управляющему (ст. 91 Закона о банкротстве) найти других адвокатов, которые смогут принять дела банкротящегося адвоката. Благодаря этому опасность утечки сведений, составляющих адвокатскую тайну, со стороны управляющего сводится к минимуму.

В Законе об адвокатах предусмотрена обязанность адвоката сохранять адвокатскую тайну во всех сферах деятельности. Если адвокат (в том числе управляющий) нарушил эту обязанность, по требованию заявителей адвокатская палата может применить к нему меру дисциплинарной ответственности в виде следующих санкций: предупреждения, временного прекращения статуса (не больше чем на 2 года), исключения из палаты (из адвокатского образования), лишения статуса на 3 года (ст. 57 Закона об адвокатах).

Поскольку в Японии адвокат не может осуществлять адвокатскую деятельность без регистрации и участия в адвокатской палате (в адвокатском образовании) в соответствии со ст. 8, 9 Закона об адвокатах, исключение из палаты как санкция на практике имеет значительные последствия (адвокатской деятельностью в Японии занимаются только адвокаты. Другими словами, юрист не может быть представителем клиентов).

Удержать доверие клиентов
Банкротство само по себе может быть рассмотрено в качестве «плохого поступка» и стать причиной санкции в отношении адвоката (п. 1 ст. 56 Закона об адвокатах). Однако это происходит редко, поскольку, как и в случае с компанией Four Leaf, обычно на адвоката сначала налагается санкция палаты за какое-либо правонарушение, которая может привести к банкротству. В такой ситуации дополнительных санкций не требуется.

Несмотря на это, в ст. 7 Закона об адвокатах одной из причин лишения адвокатского статуса является банкротство. Вследствие этого адвокатская палата может лишить статуса адвоката, который обанкротился, а для возобновления своего статуса ему будет необходимо получить признание судом факта восстановления платежеспособности.

По моему мнению, на данный момент в Японии нет серьезных проблем, касающихся банкротства юридических фирм и адвокатов, в том числе и в связи с адвокатской деятельностью. Это обусловлено эффективной функцией самоочищения японской адвокатской палаты. Тем не менее, если случаев банкротства адвокатов (юридических компаний) в будущем станет больше, то я не уверен, что мы сможем удержать доверие клиентов к адвокатам. Полагаю, мы должны начать дискуссию, обобщить практику, более детально изучить эту проблему и подготовить новые юридические нормы для защиты интересов как клиентов, так и адвокатской профессии.

Рассказать:
Другие мнения
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Поправки в «законопроект Клишаса»
Адвокатура, государство, общество
Вариант корректировки проблемных моментов в предложенных поправках в Закон об адвокатуре
14 Января 2019
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Возможности фотографии
Адвокатский досуг
Об инструменте личностного и профессионального роста адвоката
26 Декабря 2018
Бородин Сергей
Бородин Сергей
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры», вице-президент Международного Союза (Содружества) адвокатов по международным связям
Адвокатский опрос – не доказательство, но средство для их получения
Правовые вопросы статуса адвоката
Противоречивую практику можно преодолеть, обратившись к опыту Франции
20 Декабря 2018
Голенев Вячеслав
Голенев Вячеслав
Адвокат МКА «Железников и партнеры»
Участие адвоката в госзакупках юридической помощи
Адвокатура, государство, общество
Необходимо законодательно урегулировать фактически сложившиеся правоотношения
19 Декабря 2018
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Регулирование адвокатуры – дело адвокатуры
Адвокатура, государство, общество
Об участии в корпоративном нормотворчестве в установленных и доказавших свою эффективность процедурах
18 Декабря 2018
Шавин Василий
Шавин Василий
Адвокат ПА Нижегородской области, к.ю.н.
Корпоративные акты региональных палат: польза или вред?
Адвокатура, государство, общество
Назрела необходимость упорядочить нормотворческий процесс адвокатских палат
18 Декабря 2018