×
Воронин Роман
Воронин Роман
Член адвокатской палаты г. Москвы, управляющий партнер АБ «РИ-консалтинг» г. Москвы

Длительное время оставаясь лишь наблюдателем полемики по вопросам, касающимся регулирования рынка юридических услуг в России, почувствовал необходимость и желание высказаться…

Сразу замечу, что полностью согласен с мнением о необходимости формирования саморегулируемой организации юристов (а по факту – аналога выдачи лицензии или специального разрешения) именно на базе адвокатуры, поскольку существующий Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката практически полностью удовлетворяют требованиям к набору необходимых норм, позволяющих обеспечить права получателей юридической помощи. Базовая часть упомянутых регуляторных актов разработана достаточно давно и успешно прошла на практике проверку временем. Их положения, на мой взгляд, позволяют поддерживать адекватный баланс между возможностью защиты интересов доверителей и соблюдением гарантий независимости адвокатов. Практика проведения выборов представителей в советы адвокатских палат и дисциплинарные комиссии обеспечивает нахождение там адвокатов, действительно пользующихся авторитетом в сообществе и не поддающихся административному давлению государственного аппарата.

Границы адвокатской монополии

Краеугольный камень дискуссии – адвокатская монополия и, собственно говоря, ее границы. На сегодня жесткие рамки установлены лишь для участия в уголовном процессе, в который допускаются только лица, обладающие статусом адвоката. И никаких споров и дискуссий такое ограничение не вызывает, никто не предлагает сделать послабление для коммерческих, некоммерческих и даже государственных учреждений и организаций и разрешить их сотрудникам участвовать в уголовном процессе или, например, предоставить такое право близким родственникам без статуса адвоката. Только адвокат, и никто другой.

Объясняется это тем, что в уголовном процессе следственные и судебные органы могут ограничивать права человека, предусмотренные Конституцией РФ, в том числе лишить свободы. У меня возникает вопрос: а разве судами вне рамок уголовного процесса не ограничиваются конституционные права, например право собственности? Любые другие права? Суд в России и есть тот окончательный и высший орган, который вправе ограничивать любые права граждан и налагать на них обязанности либо проверять и отменять решения всех без исключения государственных и негосударственных учреждений и организаций, также обладающих полномочиями по ограничению прав и наложению обязанностей. Так почему же за рамками уголовного процесса допустимо представительство прав граждан и организаций непрофессионалами, лицами, не обязанными соблюдать какие-либо правила, без подтвержденной квалификации?

Таким образом, вполне логично мнение, что любое судебное представительство должно осуществляться только адвокатом. При этом в уголовном процессе согласно его специфике и общепринятым международным нормам при необходимости оплата услуг адвоката осуществляется государством, как это и предусмотрено действующим законом. Относительно организаций выскажусь далее, но сразу выражу мнение, что являюсь сторонником возможности работы адвокатов по трудовому договору в любых юридических лицах, поэтому, как говорится, либо штатный, либо нанятый адвокат, и никак иначе. Исключение – только для индивидуальных предпринимателей и самозанятых, поскольку их правовое положение стремится к статусу физического лица.

Вместе с тем считаю, что запрет на представительство интересов юридических и физических лиц в судах в любых видах процессов не адвокатами является единственным реальным ограничением, которое можно ввести. Остальные запреты кажутся с учетом российского опыта нереализуемыми по причине отсутствия инструментов контроля и неопределенности понятия «юридическая помощь».

Представляется нереальным поймать нелицензированного юриста, который, например, составил договор или дал консультацию по вопросу авторского права. Либо уличить бухгалтера организации в оказании юридической помощи в категории «налоговое право» при совместном с генеральным директором посещением общества налоговой инспекцией. Таких примеров можно привести сколько угодно, а с судом все проще: нет удостоверения адвоката – в процесс не входишь. Если разрешить судебное представительство не адвокатом в случае, когда юридические услуги оказываются бесплатно, то это, к сожалению, с учетом особенностей менталитета приведет лишь к постоянным обманам, которые, помимо прочего, полностью лишат доверителей права предъявления каких-либо претензий к таким «бесплатным» судебным представителям без статуса адвоката.

Получение статуса адвоката

Первое, что хотелось бы отметить, – я категорически против некоего упрощенного порядка получения статуса адвоката юристами в переходный период. Это как минимум несправедливо! Действующие адвокаты учились, готовились и сдавали полноценный экзамен (в том числе некоторые в суровых условиях председательствования в экзаменационной комиссии Генри Марковича Резника), а в итоге будут обладать той же «лицензией», что и лица, прошедшие некий упрощенный порядок. Более того, давайте говорить откровенно, – этим упрощенным порядком воспользуются все, кому не лень, и, может быть, сделают это не совсем добросовестно. Таким образом, желая сделать добро, за переходный период мы наплодим огромное количество непрофессионалов, что уж никак не соответствует целям обсуждаемой Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

Читайте также
«Упрощенцы» получат доступ к уголовной защите по назначению не сразу
В Минюсте состоялось обсуждение проекта Концепции с представителями гражданского общества
22 Декабря 2017 Новости

Сам по себе переходный период, конечно, нужен, я согласен. Статистикой владеют Минюст России и ФПА РФ, поэтому именно они, исходя из предполагаемого числа юристов, желающих получить статус адвоката, и возможностей экзаменационных комиссий адвокатских палат, должны определить длительность такого периода, пусть даже он будет весьма продолжительным – живем же как-то уже длительное время. При этом экзамен должны сдавать все по единым стандартам и без каких-либо послаблений.

Что касается самого экзамена, в контексте повышения нагрузки на экзаменационные комиссии в тот самый переходный период и в свете обсуждения массовой «миграции» адвокатов из палат одного субъекта РФ в другой могу сказать следующее.

В числе предлагаемых мер по борьбе с такой «миграцией» существует проект изменений в законодательство, предполагающий наложение ограничений на изменение членства в палатах.

Читайте также
«Законопроект Клишаса» принят в первом чтении
На заседании Думы одна из авторов поправок, сенатор Людмила Бокова заверила, что высказанные замечания к проекту будут учтены и проработаны совместно с ФПА
10 Января 2019 Новости

Да простят меня авторы этой идеи за откровенность, но это уже жест отчаяния! Давайте говорить открыто – речь идет прежде всего о Москве, Санкт-Петербурге и Московской области, юристы именно из названных регионов решают неожиданно сменить место «жительства» (а по факту регистрации) на другие регионы, там получают статус адвоката, и их сразу же неумолимо тянет назад. После этого они снова меняют регистрацию и получают уже новое удостоверение и членство в соответствующей адвокатской палате упомянутых субъектов РФ, в которых работы больше и гонорары выше. Как говорится, все ясно и понятно.

Представляется, что есть более подходящий и технологичный выход, который в том числе облегчит работу по приему экзаменов в переходный период, когда нагрузка на палаты из-за значительного числа претендентов на статус существенно возрастет. Предлагаю весь экзамен оформить только в виде тестирования, создав значительный объем вопросов по всем направлениям. Далее технологии вполне позволяют организовать распределение вопросов каждому претенденту в случайном порядке так, чтобы в экзаменационный блок попали вопросы и из обязательных разделов, вроде КПЭА, и иные из различных отраслей права.

Вопросов для каждого экзаменуемого должно быть не менее 20 для всесторонней проверки его знаний, усложнив их возможностью наличия нескольких или одного правильного варианта, наличием правовых задач и другими способами. Билеты как таковые могут отсутствовать и не иметь номеров, все вопросы каждый раз распределяются компьютером в случайном порядке в определенном количестве. При этом само программное обеспечение должно работать удаленно и быть установлено в Москве на серверах ФПА РФ.

Компьютеры, за которыми претенденты сдают экзамены, следует установить в комнатах, оборудованных видеокамерами, прямая трансляция сдачи компьютерного теста будет всегда доступна всем желающим онлайн на сайтах ФПА и соответствующей палаты, также будет осуществляться запись таких трансляций с определенным сроком хранения. Во время сдачи экзамена за процессом наблюдают все члены экзаменационной комиссии, результаты сразу же по завершении автоматически направляются в ФПА, в палате субъекта незамедлительно распечатывается протокол, который также под видеокамерой подписывается всеми членами комиссии.

Понятно, что предложенный вариант не является готовым решением и требует доработки значительного количества деталей, расходования денежных средств, но в итоге концептуально и законно решатся проблемы и «миграции» адвокатов, и перегруженного переходного периода.

Помимо этого, с учетом важности и ответственности миссии адвокатов видится необходимым включить в перечень документов, необходимых для подачи в палату для допуска к экзамену, справки из психоневрологического и наркологического диспансеров о том, что претендент не состоит на учете.

Подтверждение квалификации

Также в соответствии с общепринятым мировым опытом считаю необходимым ввести институт подтверждения квалификации адвокатов, например, один раз в 10 лет. В ходе данной процедуры адвокат представляет в палату свежие справки об отсутствии судимости, из ПНД и НД, проходит упрощенный устный экзамен по вопросам, касающимися исключительно изменений за указанный период в федеральном законодательстве об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката.

О признании деятельности адвокатов коммерческой

Еще одним вопросом, вызывающим жаркие дискуссии, является целесообразность признания деятельности адвокатов коммерческой. Думаю, необходимость этого назрела уже давно, данный шаг лишь узаконит то, что происходит фактически, и решит многие проблемы организационного и этического характера.

Целесообразно использовать следующую модель. Юрист, сдав соответствующий экзамен, получает статус адвоката и становится членом адвокатской корпорации со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Далее новоиспеченный адвокат может осуществлять свою деятельность индивидуально в адвокатском кабинете (с финансовым и налоговым регулированием по аналогии с индивидуальным предпринимателем), в специализированном адвокатском образовании в виде коллегии или бюро (с финансовым и налоговым регулированием по аналогии с существующим) либо в учреждении и организации с любой формой собственности по трудовому договору (с соответствующим финансовым и налоговым регулированием).

В последнем случае адвокат обязан соблюдать корпоративные правила организации и адвокатской корпорации. Дабы исключить коллизию норм, следует предусмотреть в Законе об адвокатуре строгий приоритет правил адвокатуры над правилами компании, в которой адвокат работает по трудовому договору. Также считаю разумным отказ от запрета адвокатам заниматься любой коммерческой деятельностью, поскольку это – ничем не обоснованное ограничение прав гражданина. Не вижу существенных причин, по которым лицензия адвоката должна ограничивать его в праве заниматься иной предпринимательской деятельностью, если таковая не вступает в конфликт интересов с его адвокатской практикой. При этом конфликт, если он возникнет, может быть основанием для подачи жалобы в палату лицом, чьи права нарушены, и дальнейшего лишения статуса по результатам рассмотрения дисциплинарной комиссией.

Подобная модель и признание самого характера деятельности адвокатов коммерческим позволят решить многие насущные вопросы, начиная с законности найма других адвокатов и заканчивая возможностью пресловутого отказа от защиты граждан в случаях, предусмотренных договором об оказании юридической помощи. Существующая сейчас невозможность адвоката отказаться от принятой на себя защиты независимо от любых обстоятельств, на мой взгляд, – формальность. Какой доверитель захочет, чтобы его интересы представлял адвокат, не желающий работать? И почему адвокат, которому не платят в соответствии с договором, должен продолжать работать бесплатно?

Читайте также
Основание участия адвоката в деле
Обсуждение вопросов одностороннего расторжения соглашения об оказании юридической помощи, отказа от защитника, «двойной» защиты (вступления в дело защитника по назначению при наличии защитника по соглашению), «множественной защиты» и выхода адвоката из дела
21 Августа 2019 Дискуссии

Считаю, что вопросы одностороннего отказа адвоката от соглашения об оказании юридической помощи должны регулироваться исключительно положениями данного договора и нормами гражданского законодательства. Соответственно, если односторонний отказ от оказания юридической помощи при неоплате предусмотрен договором и/или законом, значит, он является законным. Если адвокат независимо от оплаты хочет в одностороннем порядке расторгнуть соглашение, то последствия такого расторжения также можно предусмотреть в договоре, а в случае отсутствия соответствующих условий в соглашении руководствоваться общими нормами ГК РФ, регулирующими вопросы договоров об оказании услуг.

Об оказании бесплатной юридической помощи, в том числе защиты по уголовным делам на основании ст. 51 УПК РФ

Все возникающие вопросы, на мой взгляд, может решить формат государственной закупки. Например, гражданам нужны дороги и мосты – государство осуществляет закупку строительства у коммерческих организаций и строит эти дороги и мосты. Так же и юридическую помощь, которую в силу закона положено оказывать бесплатно, возможно закупать у адвокатов и предоставить ее гражданам. Сам собой отпадет очень животрепещущий вопрос низкой оплаты данной работы.

Если государство будет закупать дешевле рынка, то ему просто никто не продаст, и оно не сможет выполнить свои социальные обязательства. Ну, а уж если есть адвокаты, которые согласны работать по ценам государственных закупок, то и жаловаться будет не на что. И сами договоры заказчик юридической помощи в лице государства может составлять так, чтобы адвокат не мог отказаться от принятой на себя защиты без существенных для него финансовых последствий, что решит вопрос защиты малоимущих слоев населения.

Понятно, что формат и правила таких закупок нужно и можно юридически организовать так, чтобы они исключали вероятность использования так называемых «карманных адвокатов». В таком случае все будет по аналогии с другими бесплатными государственными услугами, такими как образование и здравоохранение: хочешь бесплатно – бери, что дает государство, хочешь качество и сервис – плати больше и нанимай профессионалов высокого класса. Рынок адвокатской помощи сам расставит все на свои места, когда станет действительно рынком.

Естественно, предложенный вариант никак не противоречит возможности оказания юридической помощи адвокатами, работающими в благотворительных организациях на безвозмездной основе, pro bono.

Страхование ответственности адвокатов перед доверителями

Очень сложным вопросом остается целесообразность и порядок страхования ответственности адвокатов перед доверителями. В мировой практике данный институт имеет очень широкое распространение, и знаменитые и солидные адвокатские образования часто освещают в рекламных целях баснословные суммы страховок и названия крупных и надежных страховых компаний, которые готовы их выплачивать. Представляется, что прежде чем вводить обязательное страхование ответственности адвокатов, необходимо выработать четкий перечень страховых случаев и их причинно-следственных связей с финансовыми и иными последствиями для доверителей, что подразумевает огромный пласт аналитической и научной работы, которую нужно проводить совместными усилиями государства, адвокатуры и представителей страхового бизнеса. Думаю, в существующую Концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи в настоящее время возможно лишь заложить в качестве цели необходимость создания некой рабочей группы по этому вопросу.

Информирование граждан о существовании адвокатских палат и их полномочиях 

Это особенно важно в контексте рассмотрения жалоб на адвокатов, которые, к сожалению, далеко не всегда соблюдают требования Закона об адвокатуре и Кодекса этики. Лично мне не раз приходилось слышать от доверителей, которые были так или иначе обмануты недобросовестными адвокатами, о том, что жаловаться некуда, поскольку они там в своей коллегии (конторе, бюро или фирме) своих точно наказывать не станут.

Большинство граждан не отличают палату от коллегии или адвокатской конторы, не осведомлены о наличии дисциплинарной комиссии и ее реальной независимости от самих адвокатов. В связи с этим предлагаю на законодательном уровне организовать взаимодействие с судами, органами следствия, дознания и осуществляющими оперативно-розыскную деятельность службами с целью обязательной установки на видных местах информационных стендов, на которых в доступной и понятной форме будет размещена информация для граждан о деятельности палаты в части функционирования дисциплинарной комиссии и порядке подачи жалоб на адвокатов.

Помимо этого, необходимо по аналогии с большинством государственных учреждений предусмотреть возможность подачи жалобы в электронном виде. Учитывая традиции российского общества, видится правильным, чтобы руководство палаты вело личный прием граждан, поскольку многие из них предпочитают именно такой способ подачи жалоб. Представляется, что предложенные нововведения позволят вскрыть определенное количество неподанных и нерассмотренных жалоб и избавиться таким образом от «коллег», которые этого заслуживают и своим поведением существенно подрывают авторитет адвокатуры в целом.

Рассказать:
Другие мнения
Цветкова Ирина
Цветкова Ирина
Адвокат, LLM, основатель сервиса по финансированию судебных процессов PLATFORMA
Судебное финансирование: ключевые вопросы
Юридический рынок
Закрепление в законе соглашения о финансировании снизит риск признания его алеаторным договором
11 Июня 2019
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Судьба гонорара
Юридический рынок
Как определяется справедливость цены за оказание юридической помощи, какие проблемы встречаются при ее обжаловании и как изменится рынок после легализации «гонорара успеха»?
26 Апреля 2019
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус», член Комиссии по защите прав адвокатов АП Краснодарского края
От мифологизации к прагматизации и глобализации успеха
Юридический рынок
Почему «гонорар успеха» отвечает смыслу и духу оказания качественной юридической помощи
25 Февраля 2019
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Гарантированный гонорар
Юридический рынок
О судебном инвестировании и «гонораре успеха»
21 Февраля 2019
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018
Морозов Сергей
Морозов Сергей
LL.M., юрист международной юридической фирмы Beiten Burkhardt, сопредседатель Young IMA при Российском арбитражном центре (комитет по медиации)
Адвокат как медиатор
Методика адвокатской деятельности
Все больше адвокатов будет задействовано в медиации
26 Декабря 2018